Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

453. НАВЯЗЫВАНИЕ СЦЕНАРИЯ

За потоком послепраздничных будней всё не доходили руки до ЖЖ.

Скажу несколько слов о презентации в «Жести».

Всё прошло без эксцессов, можно сказать тютелька в тютельку. Конечно, с учётом, что это первая публичная акция издательства, т.е. первый блин, который всегда комом.

Народу пришло ровно столько, сколько вмещало помещение, люди купили ровно столько книг, сколько я предполагал (29 экз.). Устроители мероприятия, господа Файзов и Цветков, всё сделали, как обещали, включая предоставление кабинета для последующего ужина в тесном кругу. Большое спасибо.

Народ вёл себя чинно, был только один пьяный, впрочем, тоже чинно нёсший положенную ему околесицу:

- Дмтр Евгеч, спассс, экземпляр нумер трисст дваддч ччч... лично, от доски до доски, кто я и кто вы...

Кажется, публика ушла не разочарованной, люди два часа сидели, задавали вопросы.

Теперь небольшое «но». Обычно я точно знаю, что хочу сказать, и что хочу сказать, говорю. Спокойным голосом и в полном объёме. В «Жести» произошёл редкий случай, когда я то, что хотел сказать, сказать не смог. Это привело меня в состояние бешенства. Кстати, люди чрезвычайно ошибаются, постоянно видя перед собой спокойного резонёра «Дмитрия Евгеньевича». Я отличаюсь бешеным темпераментом, и, сталкиваясь с внешним сопротивлением, не останавливаюсь никогда. Что, в общем, и видно по истории издания «Бесконечного тупика». Подростком, когда у меня не было маски социального поведения, я вытворял черти что. В зрелом возрасте я научился внешней сдержанности и даже скрытности, но навязывание чужого сценария приводит меня в ярость, я впадаю в злобно-депрессивное состояние, которое может непрерывно длится 18 часов, а потом «фиксируется по теме» и ситуативно воспроизводится годами.

Началось всё с того, что я решил придти в «Жесть» в чёрных очках. Это вызвало приступ дикой ненависти Цветкова, он очки с меня сорвал и полчаса топтал каблуком. Почему это происходило – понятно. Двух писателей в одном помещении быть не может, писатель у нас - Цветков.

Реально это происходило так: Цветков включил на карликовом помосте, на котором я сидел за столиком, рампу. Т.е. яркие лампы, которые били мне в глаза. Причём свет был красным, чтобы полностью снять тёмно-красную блокировку линз. Зачем он это сделал с точки зрения рациональной объяснить невозможно. Я лично неинтересный даже голый. Помещение было небольшим, все меня хорошо видели. Светом надо отделяться от людей в большом зале и(или) в случае того или иного «представления». В моём случае речь шла о диалоге с узким кругом читателей. Единственное оправдание такого освещения – профессиональные съёмки. Таковых, естественно не было. Моих робких возражений Цветков не заметил. Произошёл короткий диалог в знаменитом русской стиле, после которого отечественную свинью обычно товарят ногами:

- Не надо.

- Надо.

- Не надо.

- Надо.

- А может не надо всё-таки.

- Надо.

Ну, раз надо, получай, русская свинья, сапогом в живот. Сам просил. Впрочем, утят в белых халатах на этой встрече не было. Утята будут впереди.

Но это только начало. Только я сделал шаг к микрофону, тут же нарисовался чел со словами признательности:

- Дмитрий Евгеньевич, счастлив лично... огромная честь... жизнь дали... неизбывно...

Был редкий случай, когда такого рода слова были уместны, по крайней мере выглядели официальным приличием. Я поклоннику поклонился, сказал, что душевно рад и попытался начать вечер. Не тут-то было. Оказалось это какой-то издатель сборника, в сборнике есть мой материал (собранные кем-то тематические фрагменты из ЖЖ) и надо тут же сесть и заполнить бланк договора, о том, что я «отказываюсь от претензий», «не буду вчинять иск»... С трудом я вспомнил ублюдка, показавшегося на горизонте «Реал лайфа» полгода назад. Реально ублюдка. Представьте, мы сидим (человек 15), приходит жижист: то-сё Дмитрий Евгеньевич, есть дело... Я говорю:

-Замечательно, очень рад, что вы пришли.

Он заявляет:

-В клуб я вступать не хочу, мне это не интересно.

Я падающего в лужу вежливо поддерживаю:

- А, так Вы наш гость! Прекрасно, у нас часто бывают гости клуба.

Человек хряпается в грязь:

- Я и гостем быть не хочу. Заказал столик отдельно, подходите ко мне, поговорим.

Т.е. человек публично плюнул в лицо мне и всем членам клуба по очереди. ОТКАЗАЛСЯ ПЕРЕЛОМИТЬ ХЛЕБ. Мне даже интересно стало. Ладно, подсаживаюсь к нему. Он сидит спиной к общему застолью, жрёт единоличное сало и говорит, что делает какой-то сборник о социализме. По рекомендации Сергея Владимировича Волкова.

- Замечательно. А Волков как раз сегодня у нас в клубе.

- Да, а где? Мы лично не встречались.

- Да вот в центре, с бородкой, давайте я вас представлю.

- НЕ НАДО.

Ну и так далее. Ладно, согласился я в этом сборнике публиковаться (не люблю отказывать лично). Он тут же полез с долларами, я говорю, что неудобно так сразу-то. Он заявляет, что это не только за статью, а ещё и за это, и за вот то вот, и ещё он о чём-нибудь попросит, о чём не придумал пока (попросил писать что-то для него лично, не для публикации. Я так понял как чёрный человек и Моцарт).

Ну ладно, сделал всё что просил, хотя он, честно говоря, меня извёл своими нелепыми просьбами. Но прикол не в этом. Идиот заплатил 400 долларов, из них 300 отказались принимать в обменном пункте. Из-за крайней ветхости. В 90-е за такое конкретно били в табло.

И вот последняя капля. Меня 70 человек ждёт, а его посыльный тычет мне в лицо документ, что я претензий на 47 рублей 36 копеек не имею. Это Я не имею. Выклянчили за гроши материал, изводили полгода и ещё я в письменном виде должен подтверждать, что не имею претензий к благотворительному сборнику в пользу детей Поволжья!

Кегебистов к делам нельзя подпускать на пушечный выстрел. Это азбука. И кегебистов всегда бьют. Это тоже азбука. Потому как кегебист по определению человек, который занимается не своим делом. «Оказался не тем человеком, не в том месте и не в то время». ВРЕДИТЕЛЬ.

Вот так я и начал свой вечер: меня слепого и замороченного выгнали перед честным народом. В глаза слепящий свет, ничего не вижу. Перед глазами текст договора – читать его в очках вблизи трудно, снять очки нельзя – глаза вообще выжжет. Кегебист орёт на ухо: номер паспорта, место прописки, от претензий отказываешься...

Ну и дальше всё пошло наперекосяк. только я разговор до нормального уровня довёл, всё завернули в скатерть. В чапаевцев не сыграли, Носику надписать обещанный экземпляр не успели...

Интерьер тоже там хороший... «Жесть» - это бывший филиал кегебистского ресторана «Майор Пронин». От него и антураж соответствующий остался, вплоть до ограждения у входа в виде столбов госграницы. Единый комплекс. В «Щите и мече» господа липовые офицеры под тихую музыку кушают омаров в шампанском, вокруг культура: бюсты Дзержинского и Андропова. большие окна, цены. А рядом для интеллигентской швали подвал: металлические тюремные двери с глазками (не гипербола), дешёвая жратва, официантка-сержант, красные лампочки и впресованная в пол мелочь. Дерьмо в естественных условиях. В полковничьей шинельке можно два шага пройти и на уродов посмотреть в естественной среде обитания. Посветить прожектором в глаза, проверить документ. А то и запереть на ночь «богему». Пускай на Лубянке переночуют.

Только другой сценарий будет. Вы думаете, будет по-вашему. А будет по-нашему. Всегда. Сценарист из кегебиста такой же, как офицер. Тыры-пыры, растопыры.

А в заключение по просьбам трудящихся небольшая сценка предновогодней встречи с жежистами:



Цветы роняют лепестки на песок...


P.S. На Цветкова и Файзова я не обижаюсь. Хлопчики они гарные, это я любя. Воспитаем. Раз Галковский сказал - надо делать. ПО СЦЕНАРИЮ.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 142 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →