Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

548. АМЕРИКА - НЬЮ-ЙОРК. ШТАТНО.


Централ-парк. Греюсь на солнышке.

В Нью-Йорке за поездку я был два раза: 4-5 дней в начале и 2 - в конце. Меня часто спрашивали в Америке, - а до этого в Европе, - насколько увиденное совпало с ожидаемым. Всё совпало почти полностью. Точнее в Европе почти, а в Америке – полностью. Пребывание в США напоминало раскрашивание детской книжки-раскраски с готовыми контурами. Я это почувствовал сразу, а окончательно понял в последний день первого этапа путешествия – в Централ-Парке. Музыканты играли спокойный джаз, за верхушками деревьев виднелись небоскрёбы. Я шёл по парку дальше и увидал пару чечёточников, отбивающих степ в спортивных костюмах. Синхронно, очень профессионально и явно для себя, как спорт. И тут я понял, что Голливуд это правда. Так всё и есть. Америка это великий штамп и стандарт, там всё штатно и американцы всегда показывают то, что обещают. Собственно я это знал, но не ожидал, что всё будет ТАК похоже.

Иногда это было поразительно. Например, я несколько раз видел негров, которые шли по Манхеттену, щёлкая о тротуар баскетбольный мячик. Я сказал об этом местному жителю. Он добавил, что видел недавно негра, который ехал на велосипеде и изображал вой полицейской сирены. Это прямая цитата из «Полицейской академии». Я добавил, что эпизод в комедию опять-таки вставили из реальной жизни, по системе Станиславского (который для американцев её и написал). Житель охотно согласился. В это время мы попали в пробку. Перед нами легко столкнулись две машины. Из одной вылез накаченный мулат в майке и что-то орал сидящему как в танке белому. Мулат двигался и говорил с профессионализмом актёра МХАTа, пританцовывая на месте, показывая средний палец и т.д. Наконец, продолжая орать, он вернулся к машине и стал лихорадочно нашаривать в бардачке пистолет. Белый в ужасе чесанул противолодочным зигзагом, заезжая на пешеходную дорожку (вещь в Америке немыслимая).

Вот он, искомый исстрадавшимися русскими писателями «реализьм», причём не критический, а АБСОЛЮТНЫЙ. Всё что показывает Голливуд, если отмести необходимую для любого искусства аберрацию (утрирование, уплотнение действия, головные сюжеты), это ПРАВДА. Люди в Америке так говорят, так двигаются, так живут. 1:1.

Людей я снимать стеснялся, так что иллюстраций не будет. Да я и не очень люблю это дело. Жалею только об одном пропущенном кадре. Видел в центре Манхеттена целующихся полицейских – самца и самочку. Люди были при всех делах, с наручниками и дубинками. И, кстати, белые.

Поскольку Америка это кино, там нет запахов. В Сан-Франциско я стоял на рабочем причале рыболовецких судёнышек. В Рейкьявике от них шла страшная вонь. В Америке они не пахли вообще. Никак. Если запахи здесь есть, то это или дезодоранты или цветы. Иногда запахи бывают резкими, иногда странными, почти всегда непохожими на запахи Европы и России, так что трудно угадать, чем пахнет. Но они очень локализованы и через метр не слышны.

Однажды, в пустынной местности у обрыва океана я зашёл в армейский туалет 40-х годов, который представлял собой классическую выгребную яму, причём гигантских размеров. Там не могло не вонять. Однако целлулоидная культура одолела и это – там пахло необыкновенно противным, но всё же дезодорантом. Но такой туалет редкое исключение. Вплоть до того, что общественные уборные часто оборудованы самосмывными унитазами – со специальными датчиками.

В Америке нет бича многих европейских городов – загаженных тротуаров. Домашних животных много, но хозяева за ними убирают – иначе последует большой штраф, а затем проблемы. Может быть поэтому довольно смешно наблюдать за процессом выгуливания. Собака всегда главная, хозяева вокруг неё крутятся, и кажется, что они неправильно оценивают размеры своих питомцев. Болонку выгуливают как корову.

Однако вернёмся к Централ-парку. Централ-парк это ухоженный зелёный массив в самом центре Нью-Йорка. В парке оставлено большое число выходов скального грунта, на котором стоит город (на одном из них я сижу на фото вверху). Выглядит как плоские, до 5 метров, скалы, слоистой структуры. Слои иногда чёрные, иногда порода искрится. Необычно и красиво.


В глубине огромного парка города не чувствуется совсем – свежий воздух, поют птицы. Тенистые тропинки, озёра. По краям видны небоскрёбы, что тоже создаёт специфику.


В Нью-Йорке очень много парных небоскрёбов – близнецы-911 не исключение. Думаю, это потому что строительные фирмы предлагают заказчику знаменитую американскую скидку: второй за полцены :)


Белки в парке, как и везде в Америке, поганые, похожие на хорьков. Отсюда типаж злобной белки в американских мультфильмах. Они здоровые, серого цвета и любят шуровать по помойкам.


Утки что-то в Нью-Йорке скрывались. Вот только барельеф на небоскрёбе. Ещё на Эмпайр Стейт Билдинге я купил утёнка-статую Свободы.


У парка продают книги. Американцы народ читающий и читающий то, что рекомендуют. В школах им рекомендуют читать классику.


Они потом всю жизнь и читают. В верхнем ряду справа «Анна Каренина», слева «Война и мир».

Как и у русских, у американцев проблемы с пластическим искусством. У американцев это виднее, потому что с архитектурой всё ол райт. Я нашёл только один уродливый небоскрёб, и то на фото он почему-то вытянулся с двойки на тройку с минусом.


А скульптуры вот какие:


Это какой-то проповедник-благотворитель, увековеченный внутри церковной ограды с характерным жестом ай-ая, приготовившегося выковыривать личинку из ствола дерева. Чем-то напомнил бессмертный образ Воровского на Лубянке.

Американские скульптуры или фотографичны или абстрактны. У здания ООН я наткнулся на нечто с портфелем:


Стали с сопровождавшими меня нью-йоркцами гадать, что бы это значило. Я решил что холокост, мотивируя, что всё что непонятно - это холокост. И как в воду глядел. Оказалось - памятник Валленбергу. Мол, чела подмели, а портфельчик остался. «Чиновник умирает, а его ордена остаются на лице Земли». Я, правда, сначала решил, что в портфеле «пепел жертв». Мол, получите прямо в руки. Папу взяли с портфелем, в портфеле и выдали.


По праздникам портфель украшают.

Валленберга мож ещё и выдадут. Англичане они добрые. Любопытно, что родственники Валленберга и Швеция в целом до последнего сопротивлялись прославлению «героя» и в конце концов поставили ему памятник в виде ползущих какашек. (Скорее всего, Валленберг являлся двойным англо-германским агентом и по просьбе Швеции был казнён англичанами без показательного процесса.)


Рядом с Валленбергом неизбежный Церетели. Георгий Победоносец протыкает поверженный «Першинг». Как говорится, чем бы дитя ни тешилось. Вокруг какая-то стройка, шедевр ограждён сеткой.

Люди недоумевают, как это американцы в таким месте соглашаются выставлять такую жуть. Думаю дело не только в отсутствии вкуса к скульптурным изображениям, а в данном случае ещё и в том, что ООН для Нью-Йорка это сарай. Здание стоит на отшибе и выглядит солидно только на открытках. Это небоскрёб средней паршивости, построенный рядом с 400 других небоскрёбов. Всё это выглядит не как мировой экстерриториальный анклав, а как уголок провинциалов, соскучившихся по родной глубинке.

Самый смешной памятник я видел в Джерси-Сити. Бедные поляки так себя сами обслужили, американцы им не мешали. Мол, делайте что хотите, нам до фени.


Опять-таки вспоминается неизбежный Вацлав Вацлавич Воровский.



Гм. При такой экспрессии на голубом фоне штык явно вставлен не туда. Недоработка, которую хочется исправить.



Икона с 911 это песня.

На сладкое. «Матка Боска ченстоховска». «А что, часовню это тоже я?» (с) Шурик в «Кавказской пленнице».

Ничего не имею против идеи – идея святая. А вот исполнение... И ведь, повторяю, не немцы же такой памятник поставили. Сами собрали деньги, сами сваяли, сами установили. Джерси-Сити – район польского заселения. Эх, братья-славяне!

Подальше стоял гигантский Церетели, тоже с 911. Но я туда не пошёл. С меня хватило трансляции торжественного открытия, где Клинтон заливался хохотом. Вроде дело серьёзное, траур, а посмотрит на памятник и хохочет. Выше человеческих сил. Юмор на сексуальные темы самый американский.

Полагаю, что в восприятии американцев большой памятник это реклама, а маленький – столбик для собачек, «указатель». Из-за гигантомании столбик становится рекламой, реклама – столбиком. В общем, «прикол». А на кладбищах памятников нет. Для европейца это прежде всего что-то кладбищенски-торжественное, «грустилка». Поэтому памятники американского типа в Европе почти всегда сознательное издевательство.


Стокгольм. Спасённые Валленбергом какашки ползут в Америку.



А это я оплакиваю Шляхтича и Такуюхорошую, так и не поехавших с нами в Америку :( . Представляю, как Сергей оттянулся бы в НЙ. Исчез бы через полчаса, вернулся перед отлётом, в открытом феррари, в окружении золотой молодёжи :)


Галковский может завести кого угодно и с полоборота. А вот как завести Галковского? Ответ прост – ВОДКА.










Это я в гостях у одного из нью-йоркских жежистов, в загородном имении.


Заодно сожгли в камине его документы для пособия по безработице. Человек устроился на хорошую работу. Вот вам и кризис – кому война, а кому мать родна.


От темы западного камина переходим к теме русского самовара. Сей самовар был торжественно доставлен из России нью-йоркскому куратору и вызвал повышенное внимание шереметьевских таможенников. Я подлил масла в огонь, сказав, что это самовар Фаберже. Американцы же обрадовались: русские, с самоваром – всё сходится, так и надо. Голливуд. Ну а поскольку сошлось, заодно и допросили на предмет принадлежности к русской мафии.


А это «Самовар», в котором я встречался c нью-йоркскими читателями. Само заведение жуткое, с плясками, управляется «цыганкой Лялей». Надо сказать, что русские рестораны вызывали у меня такой ужас, что я впервые попал в московский ресторан лет в 30. Главное я не понимал, зачем люди туда ходят. Предположим, я пришёл с девушкой, тут же появляется какой-то кретин, говорит: «Можно я потанцую с вашей дамой?». Это как?!!!! Мне казалось, что в ресторанах не пляшут, а едят. Оказывается, так считают все. Я посетил сто постсоветских и много заграничных ресторанов, нигде не плясали и не пели. Ну, разве что варьете иногда или кто-то на рояле негромко играл.


Незадолго до начала.

К счастью, нас отвели на второй этаж, и всё прошло спокойно. Пообщались в отдельном зале, поели. Только почему-то шашлыки, которые мне ещё и советовали, оказались обычным мясом слабой прожарки, к тому же сильно наперченным. К шашлыкам это не имело никакого отношения.


Идиллия

Народ попался симпатичный, а Леонид, собственно и организовавший встречу, подарил мне книгу с автографом Розанова (!) Вот так, через Нью-Йорк я получил весточку от Василия Васильевича.


Время на организацию встречи было мало, все тянули вразнобой, я опасался, что скоро уеду, и решил прибегнуть к форс-мажору, ругнувшись в ЖЖ матом. И угадал. Тут же всё само собой сорганизовалось, а кроме покупки книг мне ещё один из читателей на всякий случай выделил 500 долларов на дела издательские и вообще. Это мне напомнило рассказ Булгакова о китайском пулемётчике. Сначала Ходю все били, а когда он выучил «ёб твою мать» стали хохотать, кормить, взяли в красную армию и доверили пулемёт.

Встреча была зафиксирована на видео, надеюсь, файл выложат.


Ну вот о Нью-Йорке собственно и всё. Конечно, покатался на подземке, походил по набережным, посетил Уолл-Стрит и место гибели небоскрёбов, но это всё дела стандартные и мало интересные. «Туризьм».

Ещё добавлю. Бросается в глаза, что Нью-Йорк город юзанный, старый. Много старины, но не от запущенности, а от естественного снашивания.


Например, поверхность Бруклинского моста выглядит как стена старого замка. Но мосту действительно много лет и работает он о-го-го как. Кое-где облупилась краска. проступила ржавчина. Многие здания кажутся неоправданно ветхими, потому что глаз европейца занижает их возраст. То, что во Франции строили в 60-70-х, а в России в 70-80-х, здесь строили в 40-50-х, и т.д.


Ну и в обратную сторону шкала действует. Вот большой католический собор на Уолл-Стрите.

Впервые церковь здесь построена в 8 веке нашей эры. В 12 веке на ее месте воздвигнут собор, в 14 веке перестраивался. В 1596 году сильно пострадал от грандиозного пожара и педантично восстанавливался более двух столетий. В современном виде существует с 1843 года. В здании сохранились уникальные иконы и мощи. А кто не согласен, тому арматурным прутом по кумполу.

Несогласных в Америке, впрочем, нет. Если фирма работает, может говорить, что угодно. Налоги уплачены, всё ол райт. Но проблем. «Штатно».


Вот таким путём ребята. В следующем посте расскажу о Вашингтоне. Совсем другой город, другие впечатления.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 154 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →