Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

556. КРАСНОЯРСК. РЕКВИЕМ В СУПЕРМАРКЕТЕ



Изучаем мир



В Красноярск я приехал рано утром, на самолёте местной авиакомпании, чем-то похожем на зелёную шишку. После посадки лётчик сострил:

- Уважаемые пассажиры, я, как и обещал, доставил вас в город Красноярск.

Как оказалось, это удивительно точно передавало тон Красноярска – города по-русски безалаберного и по-русски же жестокого.

У конвейера багажа здоровый мужик беспокоился:

- Коль, а баул где? Баула нет.
- Где-где, я его моряку передал.
- Да нет у моряка. Это что же – мы теперь без водки? Блин!

Разместили меня в лучшей гостинице Красноярска, обошлось это мне дороже, чем в Сан-Франциско. Ну ладно, не играет рояли. Гостиница так себе, но новая.


Обратите внимание на решётки. Я так понял, это ограда земного шара. Наверху – кубы, символы гуманитарной организации людей доброй воли. Острия ограды очень острые, рабочие. Но об этой интересной детали позднее.

Гостиница носит имя Карена Мурадяна. Я спросил, кто таков. Оказывается 23-летний шпингалет, которого два года назад выбросили из окна на Взлётке. Сын папика. Убили местные, с юморком – Взлётка это район бывшего аэродрома, оказавшегося в центре города. Там взлётную полосу в улицу переделали - Проспект авиаторов. Оттуда и выбросили, оформили как самоубийство. Это при жене и двух детях. «Летите голуби, летите».

В первый же день поездили по городу и окрестностям, погода стояла отличная, спутники были симпатичные и доброжелательные. Получилось хорошо, всё рассмотрел.

С точки зрения архитектуры в Красноярске смотреть нечего, город это никакой. Похож на Москву, где тоже архитектурный салат. Но Москва гигантская столица и в салате понамешено всё. И обломки имперского величия, и памятники старины, и курьёзы, и новодельные небоскрёбы. Хорошего мало, но забавно поворошить вилкой и временами напоминает калейдоскоп. Красноярск - скромный миллионник и здесь салат - серое советское «оливье». Картошка блочных домов, колбаска новых офисов и гостиниц, яичко старых деревянных построек, лучок долгостроя и заброшенных развалин, огурчики цыганских апартаментов. Всё густо перемешано и полито майонезом советского «озеленения». Смотреть на подобное великолепие невозможно. К счастью для ко всему привыкшему москвича можно и не смотреть – для него это родной и поэтому незаметный фон.



Вот город с верхней точки.



Там стоит часовня и крест, с которого якобы начался Красноярск. Выглядит довольно нелепо и невыразительно. У новодельной часовни дежурит аккуратный нищий в пыжиковой шапке, ни к селу, ни к городу торчат фонари и урны, чуть пониже поставлена современная пушка. Тоже микросалат, причём из-за могильного креста довольно мрачноватый.

В городе посреди деревянных домов возвышаются каменные особняки, рядом стоят большие панельные дома, большие улицы прямые, как в Питере, но редкие. Меня поразила степень перемешенности. Похоже там совсем нет районов – люди разного достатка живут рядом. Это общая проблема российских городов, но в Красноярске как-то совсем отчётливо.


Едем по почти деревенской улице, вдруг особняк. Я спрашиваю кто тут живёт. Местные машут рукой: «А, цыгане». «Цыган» много и вкус у них своеобразный.


Вот палаццо, выходит лестницей на проезжую часть. На фото выглядит дико, а в реальности ещё хуже.



Рядом с палаццо вот такая улочка.




Характерный фрагмент старого Красноярска. Люди здесь нормально живут, зимуют в сорокоградусные морозы. Таких мест много.


Так же характерно, что эта же улица с другой стороны выглядит так. И в этом весь Красноярск.



Совсем рядом есть места погрустнее.




И совсем грустно.


Но подобные «жылые» дома конечно, экстрим. Такого мало, последний дом просто сносят. Город, в общем, богатый, процветающий. Видно, что бьёт энергия, делаются дела. Но энергия это русская, эпилептоидная, похожая на «Колпинский синдром» (см. №295). Вообще Красноярск напомнил Питер, только в Красноярске всё жёстче и смешнее на порядок.



Вертим пельмени из буржуев.



Красноярский крокодил наше солнце проглотил. Это сеть блинных.


Ну, это вроде и в Москве есть. Но Красноярск уклеен такими плакатами весь. Он вообще уклеен – посмотрите внимательно, в кадр попало реклам двадцать. То есть ПРЁТ. Это конечно региональная столица богатейшего края, только из-за безалаберности не обросшая гранитными дворцами.



Пальмы тут не случайны, о чём ниже.




Без комментариев. Кукиш, обратите внимание, детский. На заднем плане супермаркет, давший название посту.

Во время поездки по городу меня тянули за руку, надо было успеть и то и это, всё время останавливать гостеприимных хозяев было неудобно и многое я заснять не успел. Постеснялся, например, снимать такие пустяки как граффити. А вещь того стоила. Особенно поразило лапидарное «Я тебя!» Часто встречалось. Это ЧЕРТА.




Красноярцы очень любят решётки, их в городе много, что при малом числе деревьев и больших открытых пространствах бросается в глаза. Какая-то страсть, напоминающая вакханалию «огораживания» на русских кладбищах.


В городе много решёток на окнах. Настоящих решёток – тюремных. Ничего не замаскировано. Типа чего там. Тюрьма она и есть тюрьма.



Это кстати фото изнанки элитного лицея, где учатся дети местной номенклатуры, и где у меня была встреча с читателями.

Однако вернёмся к решёткам оград. В красноярских решётках главное не количество. Они ОСТРЫЕ.



ОЧЕНЬ ОСТРЫЕ.




Люди это понимают, радуются. И похоже что острие даже напильничком любовно того… Чтобы, значит, кто-то полез ручонками шаловливыми и своё получил. По самую рукоятку.

Но Красноярск город не злой. Наверно потому что сытый - с супермаркетами, новостройками, офисами западных фирм.


Вот внутренний вид гипермаркета «Планета». Всё как в Москве – чисто, обилие товаров, многочисленные ресторанчики, площадки для детей, пальмы, вежливые продавцы, музыка.

Но – рядом креатив кукиша.

Но - музыка в гипермаркете такая: после пары итальянских «о соля миа» запузырили РЕКВИЕМ. Неплохо, да? Мол, ты, чел, пришёл за покупками, то-сё, трали-вали. А ведь подумай – всякое может быть. И вообще, и в Восточной Сибири - в частности.

Пальмы кстати тут не случайность. Это визитная карточка города.



Пальм там много – все конечно искусственные.



Искусственные деревья везде, центральные улицы ими заставлены сплошь.


По ночам проволоку подсвечивают. Чувствуется жутко тут зимой. Да и лето… снеговиков на люминесценции не убрали – видно лето не заметное. Есть – и нету. А зима 8 месяцев.


Под пальмами в Красноярске водятся слоны, носороги, жирафы, бегемоты. Делаются из земли, летом обрастают живой травой. Хочется, хочется красноярцам тепла и курорта. Что ж, москвичу тоска понятная. Но в Красноярске дела с погодой покруче. Даже в сравнении с Питером покруче.


Это снималось при жутком холоде, - слон с выпавшим от цинги бивнем хохочет, а аборигены пританцовывают от холода. На дворе май, между прочим. На встрече с читателями я оставил шарф, меня продуло, и я потом в Америку поехал больной. Правда я и до этого в Москве жестоко простудился – что-то с лёгкими у меня нелады. Посадил лёгкие, живя всю жизнь в тесной пыльной квартире, да ещё в северной стране. Хотя не курю. Вот такие «обезьяны-кашалоты». Всю жизнь мечтал жить в домике на чистом воздухе. И всю жизнь прожил в панельном угробище. Ну да ладно. Бить - не били, в тюрьму не сажали. Прошляпили издание книг. По русским меркам обслужили по-божески. Можно сказать – с Галковским лоханулись. НЕДОСМОТР.

Но хватит о грустном. Спасает унылый красноярский салат природа. Природа там грандиозная. Енисей, скалы. Всё практически в черте города.


Вот я в образе Владимира Ильича стою недалеко от местного университета.


Ну, что в Москве – пацаны купили пива, посидели на лавочке в Сокольниках. А тут - на скале. Другой коленкор совсем.


Девчонки тоже сидят не на лавочках, а на скалах. Скалы страшные – с другой стороны такой же обрыв, забраться можно только по узкой кромке. Гулёны красятся, а ветер такой, что губную помаду надо держать цепкими пальцами альпиниста - унесёт в пропасть.


В смысле природы Москва и окрестности – засохшее болото. А тут…


Подальше от города оборудована смотровая площадка в американском стиле, с несколькими ярусами и парковкой. Далеко внизу – змейка железной дороги.

Но момент истины на площадке был другой. Там решили сделать памятник Астафьеву.


Я вдруг отчётливо понял, что Астафьев (всё время путаю с Залыгиным) - сумасшедший. Несчастный африканский интеллигент, «писавший книги» и всерьёз в это верящий. Это на фоне Достоевского и Чехова. Настоящих африканцев можно извинить: язык один, но культура и народ другие: Сенегал - не Франция. Но Залыгин-то куда?


У музея Ленина (о нём дальше) великому писателю поставили памятник, стоящий на кубике Рубика. Композицию хочется назвать «Собрал!» Ох уж эта Восточная Европа. Такое придумают. То кубик, то тетрис. В случае с Залыгиным (блин, Астафьевым) нет даже этого. Ничего не придумал.

Хотя чего это я. Наверно дело в том, что убогий памятник царь-дураку смотрелся особенно комично на фоне настоящей, неподдельной природы. Величественной, иногда бездушной и страшной, но всегда подлинной.

Енисей огромен – вблизи воспринимается не как река, а как озеро. И ещё он быстро течёт. Огромная масса быстро текущей воды создаёт ощущение необычайной мощи.



Это только небольшой обводной рукав – Енисей виден слева.



Когда подъехали, позабавила табличка – с равным успехом на ней можно было написать «Земля».


По берегам у ГЭС - марсианский красный камень.


Чем не обои для Виндовс? Вода похожа на талую: прозрачная, очень холодная и мягкая. Я её на верхней фотографии трогаю.

Сама ГЭС уродливая – чистая функционалка. Издалека к тому же выглядит маленькой. Да и водосброс выключен. Говорят, Саяно-Шушенская - серьёзная штука и красивая.


Неотъемлемую часть местного пейзажа составляют высоченные вышки электропередачи с ворохом проводов.


Провода и прямые, сильные деревья, растущие на почти вертикальных склонах.


Но это всё не совсем настоящая природа Красноярья. Это предлетье с солнышком. Настоящий Енисей такой. Северное солнце медленно превращается в луну, вода течёт как расплавленное олово, - тяжело, быстро и страшно, - вокруг абсолютная тишина и холод. Ни людей, ни лая собак, даже комаров нет. Это Великая природа для Великого народа.


Великий народ рядом с ГЭС поставил вот такой памятник. «Сейте разумное, доброе вечное». Специалистов фотошопа прошу пририсовать к пирамидам глазки. И кубик на астафьевском постаменте раскрасьте.

Если раскрасите – будет приз: вторая часть красноярских впечатлений :)
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 371 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →