Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

569. МЯСОРУБКА СТАНИСЛАВСКОГО


Продолжим интересную дискуссию о русских эмигрантах. Альцгеймер пишет:

«Люди, живущие в Америке, ругают Америку, на мой взгляд, по следующим причинам:

…За изоляционизм. Америка предельно самодостаточна, до сих пор пользуется неметрической системой мер, в ней существует свои споритвные игры, которые непонятны всему миру, свои имена в культуре и т.п. Всё это в порядке вещей, однако изоляционизм Америки агрессивен, например, американцы masters of the universe, каждая второстепенная игра это "чемпионат мира" (в то время как мир не знает об этом чемпионате), поэтому людям, знакомым с реальным миром, это тоже не нравится.

За чрезмерное проявление национализма. Это довольно тонкая тема, но далеко не все эмигранты чувствуют себя комфортно в стране, где жители по утрам поднимают над своим домом флаг и наклеивают стикеры "я горд, тем, что я американец" в то время, как на родинах эмигрантов подобные трюки считались дурным тоном.

За агрессивное поведение "сейлс", на каждом углу тебе что-то пытаются продать, будь то просто товар, будь товар в виде религиозной, медицинской или юридической услуги, это типичная черта американского быта. За пристрастие к драгз, за то, что секс в Америке это почти спорт, за порочную систему в мире медицинского страхования и т.п.


Как хотите, но я не могу себе представить русского человека (советского или, например, итальянского – сколько угодно), которого это бы напрягало хоть в какой-то степени. По-моему, всё это ЗАБАВНО, и подражать таким забавным вещам одно удовольствие.

Русская культура неимоверно пластична, это и есть её главная особенность. Настоящий русский в эмиграции быстро растворяется, причём за счёт своего артистизма и находчивости быстро занимает высокое положение. Но уже как француз, немец, швед, американец. Те, кто в эмиграции упорно сохраняет русскость (по сути бессодержательную и фиктивную – вроде японских «матрёшек»), как раз демонстрирует свою нерусскость или национальную слабость. Русские евреи гораздо дольше сохраняют идентичность за границей, а «просто русские» в эмиграции - это русские тупые и бездарные. Шлак нации.

Упрямый и неуживчивый фантазёр Набоков до такой степени извысмеивал враждебную западную культуру, что превратился в стопроцентного американского писателя. Это Набоков, повторяю, человек страшно упрямый и саркастичный. Кто же из поколения Набокова остался русским? Почтенные марки вишняки, цетлины и тому подобные недоделанные полуфабрикаты русской инородческой провинции. Эти до 80-ти лет не знали басурманского языка, ходили в пальто с каракулевыми воротниками, чеховскими пенсне-бородками и величали друг друга «батеньками» и «голубчиками».



Русский ум, чуждый стратегического планирования и какой-либо системы, дал миру только одну систему, но систему великую. Это система Станиславского. Спросите любого культурного человека на улице от Токио до Монтевидео, и он сразу скажет: «А Станиславский. Ну, как же, – Система. Голливуд».

Между прочим, Станиславский писал свой главный труд по просьбе американской журналистки и для американцев. «Моя жизнь в искусстве» была сначала издана в США. Уже в этом была исключительная пластичность. Человек в высшей степени понимал кому пишет, и что.

Также как русские на Западе, культурные иностранцы без следа растворялись в русской культуре за одно-два поколения. (Кроме, быть может, части немцев, которых в России просто было настолько много, что они стали российской народностью.) Потому что русская культура поверхностная, жестокая, безалаберная, но обаятельная и пластичная. Как кисель. Все лицедеи, все друг другу подражают, и иностранец, смотря в бесчисленную вереницу зеркал, теряет голову и забывает прошлое почти мгновенно. Он не видит того, от чего надо отталкиваться, и чему надо упрямо противопоставлять свою инакость.

Эти иностранцы стали частью русского салата – синтетической нации. Русские не славяне и тем более не татары и не финны. Это новый этнос европейской периферии, как и Америка. Но с более крутым замесом и с большим масштабом. С более несчастной судьбой, конечно. Станиславский был русским, потому что его отцом был купец-старообрядец, мать - француженкой, потому что он был капиталистом, точно так же как его жена – институткой из семьи столичных бюрократов. А он всё это ПЕРЕМОЛОЛ В РУССКИЙ ТЕАТР.

А потом театр стал молоть людей под русских. Русский драматург Чехов женился на актрисе Книппер, Книппер отдала свою 16-летнюю племянницу в театр Станиславского, та женилась там на племяннике Чехова, потом стала любовницей Гитлера, попутно завербовавшись в английские шпионки, а дочь её и Чехова стала немецкой актрисой. И пошла писать губерния. Вот это русские.

А кретин с матрёшкой, испугавшийся, что американцы ведут себя как американцы, у них флаг и жвачка, это не русский. Русский американцев так переамериканит, что они его национальным героем сделают. Как Сикорского.

Смотрел как-то замечательную передачу с актёром Яковлевым, уже старым, но без маразма. Он посреди интервью взял и заговорил последовательно на английском, французском, немецком и испанском языках. Совершенно их не зная. Набор слов и интонация. Но со стороны нельзя было отличить. Это русский.

Сейчас настоящий русский в Калифорнии начал бы с того, что сжёг Форт-Росс. Шёл бы впереди местных фермеров с факелом. Ибо нехрен тут.

Самое смешное, что лично Альцгеймер выглядит как американец, который сам родился в Америке, у которого родители родились в Америке, и родители родителей - тоже. И вообще он там жил всегда. Что, несомненно, свидетельствует о его глубоко русской природе.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 314 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →