Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

621. НОВИКОВ-ПЛЕБЕЙ



Иллюминаты

В середине 90-х годов я привёл в офис к миллионеру Паникину потомка русских эмигрантов Небольсина. Офис паникинского «Панинтера» был завален антиквариатом. Там были подлинники Лансере, старинные иконы, дуэльные пистолеты пушкинских времён и т.д. и т.п. Всё это Паникин купил за свою цену, то есть по тогдашним временам за бесценок – за тысячи долларов, в лучшем случае, десятки тысяч. Небольсин сразу оживился. Потрогал то, спросил это. И тут Паникин решил ценителя срезать:

- А это, - он показал на бессмысленный дилетантский портрет, – картина слепой художницы. Я охуеваю – она слепая рисует. Это пиздец.

Ну, матерщину ради Небольсина он опустил, – но я передаю его бытовую речь. Он разговаривал примерно так. Как Рыков, Паркер или «Тёма».

Небольсин как-то сник и заспешил к выходу. Больше они не встречались.

Собственно художница Паникину была по хую. Он хотел развить перед Небольсиным тему масонской благотворительности. Мол, помогаю слепой бедняжке, спонсирую. Тему слежу, понимаю. А получилось вон как.

Тут мы видим крайне опасную черту русских. У них слабое отрицание. Слово «стоп» иностранное. По-русски есть слово «нельзя» но нет слова «льзя». Пытаясь исправить дефект, русские любят употреблять двойные отрицания, что с точки зрения логики является абсурдом. «Нет никогда не делай» и т.д.

В общем, это СТРАШНО. Если русский следователь, расследуя убийство Иванова и обвиняя в нём Петрова, упрётся в факт, что Иванова убили в начале марта, а Петров умер в конце января, он версию НЕ ОТБРОСИТ. Это немец вычеркнет Петрова и забудет через секунду. («Ну - не получилось. Поищу в другом месте».) Русский подумает:

- А ведь два месяца всего. А вдруг? Промежуток-то небольшой. Мож, Петров как-то там... ну, эдак. Вычёркивать нельзя. Мало ли.

И в безумном русском мире Петров вылезает из январской могилы, переползает в март, пеленгует мартовского Иванова радарами пустых глазниц, душит и потом самозакапывается в родную могилу. Обратно в январь.

Это невероятно, но русские глупы ИМЕННО ДО ТАКОЙ СТЕПЕНИ.

В свое время я с большим интересом наблюдал героическую борьбу oldadmiral’a с дёрнувшимися «цусимщиками». Каким-то технарям мозги перепаяли до такой степени, что они, будучи патриотами, облаивали свою родину на зверином уровне вражеской военной пропаганды. Когда «средневековый деспот, окружённый полоумной камарильей, дерзостно осмелился сопротивляться гуманному акту нашей доблестной армии и двинул свои на ходу разваливающиеся жестяные комбайны против стальной воли современных батальонов...»

В общем, это понятно. Но во время войны. И, чёрт подери, НЕ ПО СВОИМ ЖЕ.

Я думаю европеец отмёл бы такой полив в самом начале. Ведь мифология русско-японской была укоренена в советском сознании в 20-30-х годах, и сделано это не в каких-то монографиях (кто их читал, если сама историческая наука была «отменена»), а в бульварном романе некоего Новикова-Прибоя, - издававшегося сказочными тиражами, да ещё в условиях идеологического вакуума.

Дело, однако, заключалось в том, что Новиков-Прибой был малограмотным матросом и не мог написать свой роман.

- Эта художница не могла нарисовать картину.
- Почему?
- Она слепая.
- Ну а как-то... на ощупь там...
- Нельзя. Надо зрение. Петь можно. В крайнем случае – лепить. Вырезать профили. Рисовать с тенями - нельзя.
- Но ведь картина... она вот ведь?
- Значит, не она рисовала.
- Гм... А кто?
- Подумайте.
- А зачем?
- Подумайте.

Считается, что автор «Цусимы» - русский крестьянин с двумя классами ЦПШ. Пошёл служить во флот, участвовал в цусимском сражении. Стал шибко много от себя думать, самообразовался и наконец в условиях социализма написал двухтомный романище-бестселлер с огромный массивом фактов. Занимательным языком и вообще занимательно.

Европеец отмёл бы бред уже на этой фазе. Но у русского есть светлая идея посмертного переползания из января в март. Вообще-то вечного двигателя нет. Ну, а как Петрик изобрёл? А вдруг?

Ладно. Расскажу о Новикове-Прибое поподробнее. КТО внедрил в сознание русских бредовую рассказку о «позорной русско-японской войне».

Начнём с того, что никаких научных биографий Новикова-Прибоя нет. Он, как и Горький, «человек, который рассказал себя сам». Так что приходится ограничиваться самым простым ликбезом. Но и этот ликбез не оставляет от легенды камня на камне.

Для начала оказывается, что «Новиков-Прибой» никакой не русский крестьянин, а вовсе даже поляк. Якобы его отец был солдатом в Польше и привёз оттуда в родную деревню жену-польку. Как это водится у русских крестьян. «Жена-полька» хотела отдать сына в монастырь (надо понимать – православный), да в последний момент увидал сынишка морячка с завлекательной формой (бескозырка с золотыми буквами, клёш, тельняшка) и монастырь пошёл по боку.

Новиков-Прибой записался на флот и в качестве кладовщика («матрос-баталёр») участвовал в дальневосточном походе русской эскадры. Пережил Цусимское сражение, попал в плен.

Вот тут в японском плену, и началось творчество. По русским пленным работала целая группа профессиональных пропагандистов, людей водили на политзанятия, промывали мозги. Условия плена японцы (по совету англичан) создали очень даже замечательные. На офицеров, конечно, не действовало, а матросики что же. Ежели разговор приятственный, показывают книжки с картинками, наливают вино и подсаживают культурных дамочек, то отчего же не пообщаться с господами хорошими? Русские как нация только формировались, и самосознание людей было самое примитивное. А ежели ещё человек был с польской или сектантской всячинкой...

Тут Новиков и опубликовал свои первые литературные опусы. В японском журнале для русских военнопленных «Россия и Япония», под патронажем инструкторов и цензоров вражеского государства. Может только подпись поставил, а может и сам что написал-наговорил – конечно, с помощью редактора.

Так появился фирменный новико-прибойский стиль. Благополучно просуществовавший до времён пикулевских. Русские офицеры продают проституткам броненосцы и тому подобный хохочущий абсурд, годный только во время военного ослепления и только для потребления своей же стороной. «Я и говорю, сволочи они. – Верно. – Вот и я. Гады. – Бить их». Неудивительно что «Цусиму» в своё время приняли в Японии на ура и до сих пор переиздают. То, что переиздали в РФ – тоже неудивительно.

Непосредственно разработкой военнопленных занимался английский разведчик Борис Оржих. За участие в террористической организации он десять лет отсидел в тюрьме, а затем жил во Владивостоке, где под видом негоцианта, торгующего экспортируемыми из Японии мимозами и хризантемами, шпионил за русским флотом. В 1905 году Оржих по приказу Лондона переезжает в Нагасаки, где издаёт на русском языке газету «Воля», рассчитанную на пропаганду среди военнопленных. Контрабандно газета также доставляется на русский Дальний Восток. Содержание газеты понятно. «Солдаты и матросы, убивайте своих офицеров, топите флот, переходите на сторону доблестных японских войск – оплота мира и прогресса». Вот видите как всё просто. А нам говорят, что гениальные японские разведчики вербовали русских революционеров. Революционеры же в Японию САМИ ЕХАЛИ. В Японии Оржих живёт до 1910 года, а затем перебрасывается в Чили, где после революции становится англо-советским шпионом и работает уже против местной японской общины. Служба есть служба. «Ничего личного, старик».

Что касается Новикова-Прибоя то морячок весной 1906 года приезжает из Японии в родную деревню, и от его имени начинают печататься страшилки об ужасах императорского флота.

Сначала анонимно в «Новом Времени». В информационном ключе - как «рассказы матроса», записанные неким корреспондентом. Потом под псевдонимом «А.Затёртый (бывший матрос)» выходят две погромные агитки «бей русских». Русские сволочи-негодяи-подлецы-бездарности-воры (но ты, Ваня, хороший – убей отца), японцы герои-молодцы-альтруисты-умные-гении. Содержание агиток видно уже по названиям: «Безумцы и бесплодные жертвы» и «За чужие грехи». Даже в условиях отмены цензуры агитки из ряда вон и в 1907 году Новиков-Прибой, которому приписывается авторство, через Финляндию бежит к хозяевам – в Лондон.

О лондонском пятилетии Новикова-Прибоя не известно ничего. Обычная горьковская тарабарщина: «работал молотобойцем-клоуном-бухгалтером-слесарем-дирижёром в Англии-Франции-Африке-Италии». «Здесь помню, а здесь не помню». Сколько можно судить, в Англии иуде выправили небольшую «пеньсию», а заодно устроили туземцу личную жизнь. Малограмотный матрос женился на дочке подельника Бориса Оржиха - террориста Людвига Нагеля. (См. наверху фото счастливой пары.) Во время первой мировой войны этнический немец Нагель сотрудничал с германской разведкой. Англичане его интернировали, но особо не прессовали. После заключения соглашения об инспирации русской революции другая дочь Нагеля – «Анжель Нэджел» в качестве секретаря Чичерина занималась доставкой революционного отребья в Петроград. Составляла в Лондоне списки, выдавала деньги. Если немцы направили русским друзьям несколько вагонов человеческого мусора, то англичане везли ильичей пароходами, под эскортом миноносцев. По ошибке немцы потопили первое судно. Война есть война. Но больше ошибок не было. Думаю, Лондон и Берлин договорились. Я бы на месте морских офицеров Великобритании и Германии назвал совместную операцию по проводке судов «Дерьмо». Дерьмо как известно обладает повышенной плавучестью.

Впрочем, самого Новикова переправлять не было надобности. Его переправили в Россию ещё в 1913 году. Детали неизвестны. Буркают про подложные документы, но полагаю, что, как и Горький, он воспользовался амнистией в честь трёхсотлетия дома Романовых. Оржиха тоже ведь отпустили из тюрьмы после слёзной мольбы на имя императорского величества. Афишировать стеснялись, а как военная хитрость почему бы не воспользоваться. Честь шпиона не в честном слове, а в максимальном вреде, который он нанесёт противнику.

Перед отправкой в Россию Новиков-Прибой прошёл годичную обработку в каприйской школе Горького.

С Горьким до сих пор русские совершают две ошибки.

Во-первых, считается что он хороший. Действительно по моральным качествам Алексея Максимовича трудно назвать заурядным человеком. Потому что это рафинированный, убеждённый подлец. Человек, который совершенно сознательно решил играть в жизни гада, это гадство сразу принесло ему успех, и он в своём гадстве утвердился до степени религиозной: «боги помогают». Ну не боги, а... Окружающих он презирал и всю жизнь над ними потешался. Прежде всего, над наивными русскими. Потому что у людей проблемы с причинно-следственной связью. Если русский столкнётся с вором в своём доме, то не поймёт, что происходит. Вору надо только с русским заговорить. Ему:

- Мужик, ты чо? Чо у тя мешок за спиной? Ты чо, вор что ли?

А он:

- Кто, Я?!!! Да плюнь в глаза тому, кто тебе это сказал. Лучше помоги мешок до машины донести.

А в мешке все деньги, ноутбук, шуба, жратва из холодильника. Русский донесёт. Не в милицию, а до машины. Язык-то у русских как помело. А ума - нет. Русский – задним умом крепок. Когда сообразит, будет бегать по этажам, орать: «Обокрали!»

Русским себя Горький не считал. Он был религиозным сектантом и с детства воспитывался в духе жутчайшей и брезгливой ненависти к православным. А православные это и были русские. Старообрядцы, а тем более молокане, штундисты и скопцы не считали себя русскими. Им национальную идентификацию заменяла идентификация религиозная. Даже старообрядцы не говорили «мы, русские люди». Они говорили «мы, люди древлего благочестия». А другие и подавно.

Во-вторых, люди ошибаются. не понимая, что схема постоянного финансового благополучия Горького не писательская, а революционная. Он получал деньги за свои книги не как писатель, а как подрывной элемент вражеского государства, и, через некоторое время, как человек-прачечная, отмывавшая часть финансирования русской революции. Эти деньги он воровал и жил за их счёт. Но, разумеется, присваивал не всё. Иначе бы его убили. То, что он брал часть, предусматривалось хозяевами. Потому что они его как раз за подлеца и вора и держали. Да и неизвестно, что в такой ситуации лучше. Ленин вон ничего не крал.

После первой революции Горькому дали огромную сумму на создание подрывной идеологической школы. В порядке осваивания сумм Алексей Максимович решил открыть школу на дорогом курорте, типа современного Куршавеля – на Капри. То, что Горький жил на Капри знают, а чем он там занимался – не представляют до слёз. Сам конечно Горький ничем и не занимался. Пил вино, трахался, по русской привычке хамил и издевался над людьми, которые находились от него в финансовой зависимости. Он давал крышу. А под вывеской «великого русского писателя» работала экстерриториальная англо-франко-германская фабрика по выпуску профессиональных дезинформаторов, провокаторов и убийц. Вы знаете, сколько людей жило «вокруг Горького» на Капри? ТЫСЯЧА ЧЕЛОВЕК. Половина из них оплачивалась добрым Алексеем Максимовичем. Жили они на Капри месяцами, иногда семьями. Новиков-Прибой жил год. Прикиньте общие размеры Капри. Капри был «русским островом». Кстати, вопрос – а каковы были контакты Горького например с английской общиной Капри? И вообще каков был быт горьковской «тысячи»? Чем люди занимались, как жили. Вся эта информация блокирована.

Характерный пример. Одним из каприйских деятелей был писатель Михаил Первухин (русский итальянец, потомок художника Левицкого). После 1917 года он прозрел и написал на основании личных впечатлений две книги: «Большевики» и «Большевистский сфинкс». Они изданы в Болонье в 1918 году на итальянском языке и, насколько я знаю, на русский НЕ ПЕРЕВЕДЕНЫ ДО СИХ ПОР. Никому это оказалось не интересно. Ни в русской эмиграции, ни в постсоветской России. Зато интернет забит никому не интересными рассуждениями Первухина «Мысли о фашизме» от 27-го года. Это понятно. Русских 20 лет «кто-то» потчует прокисшим полвека лет назад итальянским хлёбовом – вроде «эволы» (эболы). Европейцы мастера забивать дилетантские черепа бессмысленной дрибузнёй. Трать жизнь, дурачок, она у тебя короткая. Читай Эволу, это кульно. А зачем вообще читать политические опусы современных итальянцев? Итальянец 19-20 вв. это шакал, сын шакала. Низколобое трусливое животное. Себя люди показали. За счёт филологической культуры могут быть остроумные сравнения, удачные фразы. А в общем КОМУ ЭТО В РОССИИ НАДО? А вот не надо, поэтому и надо. Сиди перед телевизором, слушай Дугина.

Да что переводы. Итальянский исследователь архива Первухина Гардзонио пишет что им обнаружены "очень живые записки о гнусной роли Горького в русской каприйской колонии». Это вообще не издано. Потому что БЛОКИРОВКА. Читайте Эволу, сопите в две дырки.

А зачем вообще была создана каприйская школа? В чём была проблема? Ведь революционеров в 1905-1907 году было с избытком. Куда ещё штамповать-то. Проблема, тем не менее, была. Эта проблема – русские. Все революционеры 1905-1907 годов это евреи, прибалты, грузины, армяне, поляки, на худой конец украинцы. Русских не было. Можно было записать всех в почётные русские. Так и делали, но когда демагоги встречались с трудящимися, люди воочию видели кто такие «троцкие и «мартовы», и получался конфуз. Какой-нибудь грузин бесновался:

- Таварыщи, давай мал-мала фараон рэзат, леворацый, дэнек дам.

А ему отвечали:

- Что же, грузины хорошая нация. Православная. Иди себе, господин хороший. Ну, чего стоишь, чучмек. Иди, мы же тебя не бьём.

И трудящиеся это ещё ладно. А вот русские офицеры... После 1905-1907 стало ясно, что пока у русских будет армия, революция не получится. Надо армию нейтрализовать, а лучший способ нейтрализации – замазывание в пародийном перевороте. Мол, вы сами вместо революционеров возьмёте власть, сделаете демократическую национальную Россию. Народ-то русский истерпелся. Видите прямо писается, хочет республику. Только народа-то не было.

Вот тут «Горький» и пригодился. ПОХОЖ. Тут же начался тираж. Сначала появился Скиталец.



Шаромыжники

«Скиталец» в миру был «Степаном» «Гавриловичем» «Петровым», по официальной легенде игравшим в детстве на гуслях по публичным домам, а на деле - антирусским сектантом-старообрядцем из печально знаменитой Обшаровки (См. http://www.galkovsky.ru/upravda/archive/349.html). Таких людей в России вскоре стало много, их называли «подмаксимовиками». Это члены западноевропейских масонских лож, поднаторевших в создании идеологической оппозиции из турецкой, иранской или китайской интеллигенции. Из-за дикости и бескультурья России, – одновременно колонии и метрополии, - ноу хоу работало и у нас. Сотни недоделанных «гусляров» ходили по России и изображали из себя истинно русских людей. А если копнуть, то были это религиозные сектанты, аферисты, альфонсы из половых, наводчики, иногда, как Горький действительно талантливые, а иногда настолько бездарные, что за них писали другие люди. Такие «шер ами», пишущие блестящую статью о присоединении Марокко руками Мадлены Форестье. В богатом русском языке есть и соответствующий термин для таких умельцев – «ШАРОМЫЖНИКИ». Только происходило всё в татарской России попроще.

Главное качество и главная работа таких людей быть ПОХОЖИМИ на русских. В этом смысле главным шаромыжником России был Ленин. Воспоминания Троцкого-Бронштейна или Мартова-Цедербаума о Ленине проникнуты пронзительной завистью – а ведь как похож на русского, собака. Русские за своего принимали!

Мартов рассказывал в мемуарах, как сидящего на телеге Ленина в Красноярске полицейские приняли за извозчика и пропустили в местную тюрьму. Ценный человек.

Итальянские журналисты того времени умилялись:

- На Капри возникла большая русская колония. Это простые русские люди с открытыми лицами, добрые. Они вместе читают книжки, помогают друг другу.

Полагаю, что вся история с амнистией 1913 года была провокацией. На Западе подготовили банды истинно русских вредителей, затем правящие круги Антанты надавили на царя. Мол надо бы демократизацию, союзничек дорогой. А то неудобно перед немцами. Немцам же сказали, что на Россию можно нападать. Там летом 1914 года будет плановая революция, а Англия и Франция поддержат. К этому времени в России собрались выпустить сборник новико-прибоевских страшилок про флот. Так сказать «нужная и своевременная книга». Но поступил сигнал «евоюция отменяется!», по разлакомившимся немцам ударили из пулемётов. С трёх сторон. На тираж книги наложили арест. Побаловались и будя. До 17 года.

Новиков-Прибой во время войны вместе с супругой придуривался в санитарном поезде. Земгор это организация предателей, но это отдельный разговор. Кажется, в революцию Новиков сильно испугался, что делал не совсем понятно. Вроде книга вышла в 1917, в Питере свои – братишки. А человек стушевался. Потом рассказывал, что симулировал сумасшествие в белогвардейском тылу. В середине 20 стал крупным пролетарским подмаксимовиком, а в 30 – самым богатым писателем в СССР, которому завидовал сам Алексей Толстой. В начале 20-х Новиков навестил родную Англию. В 1937 году с него по понятным причинам пушинки сдували. Хотя чего бы не шлёпнуть эсера, восхвалявшего японских милитаристов.

Кто конкретно написал «Цусиму» - вопрос спорный. То, что не «кладовщик Новиков-Прибой», это понятно. А так надо смотреть. Конечно, помогала Мария Людвиговна, но вот насколько. Были ли в этом задействованы родственники, оставшиеся в Лондоне и Берлине? Горький? Вариант Малиновского?

Интересно как сам шарлатан описывал работу над романом. Оказывается книга, была задумана ещё в японском лагере, там он собрал уникальную коллекцию воспоминаний от участников сражения. Но архив сгорел. Тогда он собрал новый архив и привёз его из Японии в родную деревню. Уехав в 1906 году в Питер, отдал архив брату на сохранение. Брат спрятал архив от ищеек царской охранки. В 1913 Новиков приехал к брату, а тот руками разводит – забыл где спрятал. А потом, как водится, помер. (У таких людей родственников кот наплакал, они быстро умирают или забывают что они родственники.) Но о чудо! Сынишка брата через пятнадцать лет случайно нашёл архив – в старом улье. После этого, в 1928 году Новиков-Прибой и стал работать над «Цусимой». Но...



Слепая польская девушка

После начала великой отечественной Новиков-Прибой положил архив в большой металлический сундук и закопал во дворе своей дачи. В эвакуацию он не поехал, но про сундук забыл. Его раскопали через два года. Мама дорогая – он до верху был залит водой и все бесценные документы пропали. Ай-яй-яй.

(Историю с архивом Шолохова не напоминает?)

Умер великий писатель празднично. В 1944 году охотился в правительственном Завидово, завалил знатного лося. Привёз тушу домой, собрались закатить пир на весь мир. За родину, за Сталина, за Победу. Да отбросил коньки, и лось пошёл на поминки. Вот ведь как бывает. Не знаешь, где найдёшь, где потеряешь. А именем иуды и тунеядца с подставной биографией в РФ названы улицы и пароходы. Даже в Москве. Уж больно полезную книгу написал. Подписал.

Что касается «Цусимы» то книга мастерская. Серьёзно. Она написана очень простым, «кинематографическим» языком и вся состоит из врезающихся в память деталей. Вроде - везут японцы пленных матросиков на буксире, они гадают: повесят не повесят. Мож азиаты шкуру сдерут. Подплывают к японскому броненосцу – мама дорогая – НИ ОДНОЙ ЦАРАПИНЫ. А ведь стреляли по нему всё сражение, наши корабли в решето пробиты и на дне. А японцы встречают: «Рюсикай, рюсикай приехали», – и каждого в отдельную каюту со всем уважением, кормят вкусными американскими консервами. И т.д. Ну ВЫ ПОНЯЛИ.

Русские – верят. СТО ЛЕТ.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 719 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →