Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

649. СИНДРОМ ЁЖИКА В ТУМАНЕ



Окрестности РФ огласил очередной воплевсхлип мультипликатора Норштейна. Норштейн талантливый художник, в 70-80-х создал несколько короткометражных анимаций, заслуженно принесших ему всеобщее признание. Но дальше... Дальше «Дмитрий Евгеньевич исписался» и уже 20 лет работает-собирает деньги на мультверсию «Шинели» Гоголя. Денег естественно ему выдали на работу с лихвой, причём не один раз, а воз и ныне там.

Почему такое произошло, видно без очков. Сама идея совмещения жанра живописи с жанром карикатурной анимации была порочной. Аниматор это ремесленник-авантюрист, работает он тяп-ляп и берёт количеством, а не качеством. Силы художника и, что не менее важно, силы зрителя не безграничны. Человеку по силам или создать статичную продуманную композицию, которую надо рисовать полгода и рассматривать полчаса, или сделать серию кадров, сливающихся в движущееся изображение, каждый отдельный кадр девальвирующее.

Норштейн же решил нарисовать десятки тысяч рисунков Кукрыниксов и сразу надорвался. Народ тоже надорвался смотреть. В смысле удалённых восторгов работа Норштейна интересна и симпатична, но попробуйте посмотреть уже сделанные фрагменты. Вы устанете через минуту. А главное конечный результат у Норштейна получился ХУЖЕ. Я не случайно упомянул Кукрыниксов. Он целиком взял концепцию из их серии блестящих иллюстраций к «Шинели». Началось советское соперничество Людоедки Эллочки с Вандербильдихой. Три европейских профи, вынужденных придуриваться на советской помойке, и один полуазиатский любитель, на этой помойке выросший и в эту помойку поверивший. Вплоть до того, что «Союзмультфильм» размещался в полуразрушенном монастыре (жуткое зрелище, доложу я вам).

Главное, что сам Норштейн, поймавший звёздного зайчика, не вполне отдавал отчёт своему полуплагиату. Иначе он бы подошёл к проблеме более утилитарно, привлёк компьютерную графику и, глядишь, мы бы давно получили отличную полнометражную экранизацию кукрыниксовской «Шинели». Думаю, получилось бы неплохо, заняло год-два, а талантливый Норштейн наснимал бы до и после кучу милых, забавных, смешных и (в хорошем смысле) грустных мультиков.

В чём причина такого сбоя? Отчасти конечно в самом художнике. Но не только. За 20 лет Норштейн не услышал от соотечественников слова человеческого, никто его не поправил и не высмеял. По доброму, любя. Для его же пользы. А такой смех и есть основа любой критики. Люди этого смеха боятся, и быстро делают выводы. Хоть во Франции, хоть в Македонии. А в РФ существует почти столетняя грузинификация критики. Когда или килограмм халвы или ушат помоев. «Халва или ничего» это основа советского искусствоведения. Которого нет. Европейское понятие есть, а содержания нет.

Художника жалко.

Та же картина наблюдается с Германом-средним. В своё время он, будучи измазанным вареньем дитём номенклатуры, изобрёл местечковый творческий метод «кладите больше заварки». Если простые смертные снимали фильм полгода, то он три. Другие делали три-четыре дубля, он пятнадцать. Получалось (сначала) хорошо.

Заказали человеку печь. Печь он сложил на славу. Только затратил не два дня, а две недели, каждый кирпич предварительно бил молотком, так что 80% пошло в отвал. Стоила ли овчинка выделки? В кино полутоталитарного государства – может быть.

Но дальше наступила стоп-машина. «Хрусталёва» он снимал лет десять, фильм в прокате провалился. Теперь пятнадцать лет снимает «Трудно быть богом», за это время Стругацкие превратились в детских писателей. Всё это сопровождается норштейновскими заплачками о недостаточном финансировании.

В чём ошибка Германа? Думаю, в том же что и у Норштейна. Не было рядом умного русского Дмитрия Евгеньевича, который бы жестко, но любя вправил мозги умственно несамостоятельному человеку. Которому своим умом, «без папи», жить трудно и больно. Слом шестидесятнического мировоззрения привёл Германа к полной дезориентации, каковой он пытался маскировать то псевдоглубокомыслием, то постмодернистским хулиганством, а в общем – ничем. Шёл – упал.

Вправлять мозги споткнувшимся художникам, конечно, следует не криком и поливом, а железной логикой, с примерами. Так чтобы самый упрямый и самый самолюбивый человек ДЛЯ СЕБЯ сделал выводы. А критика и пишется не для публики, а для художника. Только критик должен защищать не свои интересы (они у него, кстати, бывают весьма мелкими), а интересы зрителей. Иначе это будет конкуренция неудачника, штука опять же уныло советская. И главное, это должна быть не отдельная экстравагантность, а ОБЩЕЕ МНЕНИЕ ЦЕХА.

Цеха нет. И самые талантливые мастера живут методом проб и ошибок. В тумане. В 20 лет в тумане побегать может самое оно. Передвигаться старым туберкулёзным ежом в 60 лет, с кашлем и клюкой – не приведи господь.

Жалко людей.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 565 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →