Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

655. КНИЖКА О ГАЛКОВСКОМ



Привет из восьмидесятых, ребята.

Филолог из Благовещенска Сергей Оробий написал книгу о «Бесконечном тупике». Лет 20 назад это бы меня обрадовало, а сейчас ничего по содержанию говорить не буду. Поезд ушёл.

Автор поступает правильно, пытаясь разобраться в системе внутренних ассоциаций книги – иногда очень удачно, иногда не очень. Но важен сам принцип. Парадоксальность «Бесконечного тупика» в том, что внешне эта книга «для бедных», а по сути – «для богатых». Для бедных это дайджест интересных текстов, думаю, эта интересность во многом сохранилась. Для богатых это поток ассоциаций, намёков, шуток, понятных только... как оказалось не понятных никому. Только сейчас, через 25 лет что-то забрезжило. А я молодым чудовищем надеялся, что люди поймут, оценят. А оказалось, что людей-то и не было. Они, конечно, будут, уже появляются. Жаль только – жить в эту пору прекрасную...

Как я понял, автор борется с общепринятой точкой зрения о моём «постмодернизме» (постмодернизм в РФ это Гельман, Кулик, Пригов, Сорокин), и пытается меня защищать. Но не очень удачно. Он совершает главную ошибку, слишком много рассуждая о моей маргинальности-немаргинальности. От противного происходит фиксация темы, которой НЕТ.

Что такое «маргинал»? Это эвфемизм другого слова – «подонок». Я не подонок, и подонком никогда не был. Наоборот я всегда был человеком порядочным в самом простом и ясном смысле этого слова.

Возможно это заблуждение. Мало ли кто о себе чего думает. Но тогда надо привести доказательства моей маргинальности, и доказательства убедительные. По предмету доказуемого тезиса - просто ГРУБЫЕ. «У Сидорова – пищевое отравление. - Почему? - Вырвало».

Вот, например, Венедикт Ерофеев маргинал. Это хронический алкоголик, в состоянии пьяного распада написавший замечательную повесть о социальной деградации интеллигенции. Такое бывает в творчестве. Иногда (иногда) болезнь, уродство, горе, не только не мешают, но и помогают. В этом некоторое очарование богемы и богемного образа жизни. Очарование и правда. Ну, был Есенин хамоватой алкашнёй. Тут ни убавить, ни прибавить. А писал так, что его стихи вся Россия знает.

Только я человек совсем другого типа. Можно ли назвать маргиналом современного литератора Дмитрия Быкова? Думаю, что нет. Симптомы есть, человек странный. Одна история с Лямпортом чего стоит. Но в общем его социальная установка позитивная, он умеет (если надо) выстраивать отношения с людьми. Не маргинал. Но Быков человек не очень чистоплотный и с проблемами. У меня проблем нет и я очень чистоплотен. Это ФАКТ. Я не люблю пьяных компаний (не был никогда), не сидел в тюрьме, не дрался, у меня, слава Богу, никогда не было каких-то физических и психических недугов. В младых ногтей я был окружён вниманием и симпатией окружающих. Я никогда не был отшельником, нищим, бродягой, паразитом.

Значит, что означает «общепринятый» тезис о моей маргинальности? - СОЦИАЛЬНУЮ КЛЕВЕТУ. Которую я терплю всю жизнь и уже самим фактом своего терпения ежедневно опровергаю. А ну-ка найдите писателя, которого 25 лет мариновали, испортили жизнь, а он не превратился в старого сутягу и завистливого сквалыгу. Мой характер ровный, я человек добродушный и спокойный. ЯСНЫЙ.

Это надо отчётливо понимать, и я бы на месте автора задумался о причинах социального остракизма по моему поводу. Это имеет свой интерес.

Почему в монографии постоянно упоминаются слова «провокация» и «провокативность»?

Провокатор это агент тайной полиции, подводящий частные разговоры независимо мыслящих людей под политическую статью. Какой же я провокатор? Возможно я шутник, или резкий полемист, может быть, моя ирония бывает двусмысленной (как это иронии и положено). Но я не провокатор и никогда им не был Я человек скорее простодушный. В быту – просто наивный до детскости.

А вот тот, кто бросался такими определениями в контексте тюремной культуры 20 века, являлся агентом советской тайной полиции. Вероятность этого ОЧЕНЬ велика. Потому что человек существо простое. В своих социальных действиях он читается как детская книжка с картинками. Букварь. Зачем же НЕ ПОДУМАВ употреблять это дурное, ПОХАБНОЕ слово в литературной монографии?

«Бесконечный тупик» - книга политическая, и когда я её писал, то понимал что меня за нее убьют. Меня и убили. Морально. И было за что. Потому что эта книга антисоветская, причём вдвойне. Она антикоммунистическая и АНТИНОМЕНКЛАТУРНАЯ.

Советские к 80-м годам устроились вместо русских жить и стали себя отождествлять с дворянами. Началась духовность «тартусской школы». А к советским дворянам пришёл МОЛОДОЙ РУССКИЙ РАБОЧИЙ и предложил такой уровень диалога, что они его просто не поняли. Как Майкл Кейн, родившийся в семье докера и уборщицы, и всю жизнь игравший лордов. Благодаря природному аристократизму. Природа любит шутить и чаще всего шутит в случае великой нации. Когда есть для таких шуток средства и масштаб. Повалились тут ольшанские-кузьминские со своими артеками, жвачками из «Берёзок» и привезённым папой из Югославии томиком Набокова. За что меня и ненавидят. Справедливо и до потери приличия. «Галковский? - А нас куда?» ТУДА.

Об этом говорить не нужно, но это надо знать. Иначе в истории с публикацией «Бесконечного тупика» будет ничего не понятно. А так понятно всё.

А то, что книга Оробия вышла в Благовещенске, это не случайно. В «Бесконечном тупике» упоминается о логике из аспирантуры МГУ: http://www.samisdat.com/3/311-691.htm . Это Анатолий Петрович Казак, родом из Благовещенска. Потом он уехал преподавать в Симферопольский университет. Благодаря ему я и отважился поступить в МГУ в далеком 1977.

Желаю автору удачи и спасибо за интерес к моему творчеству.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 356 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →