Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

678. ВАСИЛИСК – 4



Кликабельно.

Ну что же, ребятишки, продолжим наши игры. То есть перейдём от судьбоносного винтилова энтузиастов игры в мячик, которое произошло в периферийном полуазиатском государстве, к никому не интересным приключениям ботаника Ассанжа. Как говорится, ботаникам ботаниково.

Четвёртой малопонимаемой чертой «дела Викиликса» является связь со Швецией. Сторонние наблюдатели не могут поместить Ассанжа в правильный политический контекст. Наш Нео то предстаёт деятелем австралийского интернет-подполья, то законспирированным агентом США, то скитальцем-космополитом. Сейчас его пытаются привязать к английской разведке благодаря истории с клубом Воэна Смита.

Всё это ложные следы. Как это ни парадоксально, истина лежит на поверхности. Викиликс это шведский проект, и, - поскольку Швеция специфический элемент ЕС, - проект объединённой Европы.

Сам Ассанж «господин Никто», его личность значит мало. Он может находиться хоть в Аргентине, хоть в Монголии. А вот то, что сервер Викиликса находится в шведском противоатомном бункере это принципиально. Также важно, что правовое обеспечение василисков появилось в Исландии (в уже высказывался об особом характере этого государства, так сказать, «Швеции Швеции»).

Швеция это общеевропейская лаборатория социальных экспериментов. Там последовательно отрабатывалась модели западного социализма, сухого закона, эмансипации, сексуальной революции. Причём отрабатывались культурно. Если Россия для Европы это огромный полигон, который не жалко, то Швеция прекрасно оборудованная лаборатория со всеми средствами безопасности. Работают там не атомными взрывами и опылениями с самолётов, а колбочками и пробирочками, в вытяжных шкафах.

С середины нулевых в Швеции создаётся технология политических партий нового типа. Речь идёт о флешмобах как партийных акциях, вербовке членов через сайты, сборе средств через смс и т.д. Всё это в определённой степени присутствует и в молодящихся партиях старого типа, но речь идёт о движении, ОСНОВАННОМ на такого рода действиях.

Насколько я могу судить, в 80-х годах в Европе, и прежде всего в Германии, компьютерные технологии стали интенсивно использоваться в политическом андеграунде. Дело было достаточно безобидным, но организационно и идеологически связанным с германским террористическим подпольем 70-х, которое, опять же по всякого рода косвенным данным, являлось государственной программой, разрабатывающей различные способы невоенного давления на вражеские страны в условиях термоядерного клинча.

В девяностые экстрим был огламурен под приемлемую молодёжную субкультуру «хакерства», а в начале нулевых на её основе стали оформляться легальные, но аполитичные «пиратские» движения, давшие это название последующим интернет-партиям. Речь идёт прежде всего о шведском «Пиратском Бюро», основавшим знаменитый «Pirate Bay» - крупнейший торрент-трекер.


Именно попытки закрыть Pirate Bay в 2006 году вызвали резкую социализацию «пиратства» и создание отдельной партии. Несмотря на внешнюю спонтанность, это была хорошо спланированная акция. 1 января 2006 года был открыт сайт никому не известной «Пиратской партии Швеции» с задачей собрать 2000 голосов для участия в выборах, намеченных на осень. За несколько часов сайт собрал нужное число голосов (с подробным анкетированием), а летом была проведена масштабная (но совершенно безобидная) акция государства против Pirate Bay, изобразившая файлообменник жертвой американских монополий. В результате на выборах в парламент шведам пришлось подкрутить фитилёк и сильно занизить реальное число голосов (разумеется, не прямой подтасовкой, а культурными косвенными методами). В 2009 году шведская пиратская партия провела двух депутатов в Европарламент, причём один депутат сразу стал звездой – это 22-летняя Амелия Андерсдоттер, самый молодой парламентарий Европы.



Вот такая девчушка.

Дела пиратов шли хорошо и до Ассанжа, это самый масштабный политический стартап Европы. А после Ассанжа акции пиратов взлетели до небес. Именно с пиратами ассоциируются атаки на платёжные системы в ответ на блокировку счетов Викиликса, а тому подобные интернет- акции, создающие впечатление «фронта военных действий». В августе Ассанж подписал официальное соглашение о сотрудничестве со Шведской пиратской партией.

Постепенно пиратские партии формируются по всей Европе (самая крупная – в Германии), принципиально важным будет является создание такой партии в США. Первой страной, где пираты придут к власти, вероятно станет Исландия. Там запущен первый «государствообразущий» игровой проект EVE Online.



2006 год. Я и Маша Гудмундсдоттир в головном офисе EVE.

Несмотря на шумиху и крикливые анархистские лозунги, пиратские партии насаждаются государством. Им обеспечивается бешеная реклама в СМИ, а казна пополняется из государственных дотаций. Это при том, что полная компьютеризация позволяет таким партиям собирать огромное число плохо учитываемых взносов.

У пиратской партии самая мощная в Швеции молодёжная секция, «молодые пираты» финансируются из госказны. В руководстве партии есть представители шведского истеблишмента, её поддерживают члены королевской семьи.

Пиратское движение имеет разработанную идеологию. На поверхности это довольно аполитичная доктрина, делающая упор на защиту интересов интернет-пользователей. Но на самом деле пираты жёстко привязаны к общеевропейской политической мифологии.

По мнению партийных доктринёров Европы, пиратство это третий этап революционно-освободительного движения.

1 этап, социал-демократический (1890-1960) - борьба за права рабочих, женская эмансипация и отмена цензов.

2 этап, общегражданский (1960-2000) – пацифизм, сексуальная революция, борьба за экологию, создание молодёжной субкультуры.

3 этап, электронный (с 2000 года) – создание гиперинформационного общества, разрушение грани между творчеством и потреблением, глобализация.

Причём по мнению пиратов сейчас близится период ударной волны третьего этапа, вроде 1968-го года.

Именно в таком контексте на Западе и воспринимают Ассанжа. Он на наших глазах превращается в символическую фигуру, вроде Че Гевары, и я не вижу никаких препятствий для развития пиратской идеологии до масштабов коммунистических революций 1917-1949 гг. и уж тем более до бархата 60-70-х.

Слово «пираты» здесь прикрывает другой термин, слишком политизированный и привязанный к прошлому - анархизм. Пираты это анархистские организации 21 века (причём с прямой преемственностью).

Это и есть то, что будет определять социальную атмосферу на ближайшие десятилетия. Это, а вовсе не набивший оскомину «антиглобализм». О нём много болтают, дело однако заключается в том, что никакого антиглобализма нет. Вселенская смазь «антиглобализма» это результат деятельности гламурных западных СМИ, полностью смикшировавших ситуацию.

Антиглобалисты состоят из двух абсолютно разных группировок – из антиглобалистов и альтерглобалистов. Большинство альтерглобалистов – люди вменяемые. Там нет депрессивных неудачников, заранее настроенных на голимость и пинки. Это удел отработавших своё марксистов, слабоумных зелёных и тому подобных «субжучков Дон Дурито». Альтерглобалисты выступают за НАСТОЯЩУЮ глобализацию, потому что официальная глобалистская концепция не учитывает тех перемен, которые произойдут в мире в 21 веке. Это фантазии человека 70-х годов 19 века о веке 20. С паромобилями на лыжах и трансатлантическими дирижаблями. Но 21 век это не век государственного освоения космического пространства или защиты зверюшек. Это век гиперинформации, социальных сетей и роботов. 20 век успешно кончился и уже давно. Мировое правительство будет создаваться, но совсем в другой ситуации и другими методами, чем это представлялось в 70-х годах прошлого века.

Разумеется, сейчас мы можем только угадывать контуры «дивного нового мира». На мой взгляд, в современном государственном пиратстве много архаики. Утята, - конечно только с точки зрения теоретических разработок, - продвинулись гораздо дальше. Как в смысле общей организации такого рода структур, так и экшена. По мнению утят, партийное строительство будущего (если это вообще можно назвать партиями) будет завязано не на разовые и достаточно случайные акции вроде попыток закрытия пиринговых сетей или блокировки василисков, а на массивные мультиплеерные игры. Это даст чудовищную эскалацию замотивированности действии. Довольно абстрактное перемещение по партийной иерархии, действительно интересующее только узкий круг руководства движения, будет иметь коррелят в контролируемых игровых вселенных и прямо сказываться на текущем игровом процессе.

То же касается конкретных действий в реале. Поскольку госструктуры отличаются большой консервативностью, у них нет фантазии, уже сейчас позволяющей резко модернизировать технику городских выступлений. Оружие демонстрантов 21 века не булыжник, а сотовый телефон. Самый дешёвый современный телефон это высококлассная персональная рация прошлого века. С помощью телефонов можно организовывать внешне автономные действия людей с точностью до секунд, а само такое манипулирование будет производить настолько ошеломляющее действие, что полицейские части окажутся абсолютно неэффективными.

Упрощённо говоря, полицейские могут перегородить дорогу плотной толпе демонстрантов, но ничего не могут сделать людям, идущим друг от друга на некотором расстоянии. 10 000 демонстрантов можно рассредоточить на расстояние 2-4 метров друг от друга, а объединить командами по сотовым телефонам и единой униформой. Например, белыми халатами с жёлтыми квадратами на рукаве. Начало демонстрации совпадает с надеванием халата, а снятие халата означает абсолютное растворение в городском ландшафте. Это 10 секунд. Полицейские просто не будут видеть объект.

Начавшись мирно, подобные хеппенинги тем не менее сразу же создадут устрашающую обстановку в мегаполисах. Когда даже 200 человек что-то скандируют и машут картонными плакатиками – это мышиная возня. Когда 5000 включит 5000 синхронизированных плееров, люди полезут на стены. Даже если это будут 14-летние подростки.

В дальнейшем подобная технология позволит совершать анонимные экспроприации и террор, опять же совершенно не поддающиеся обычному ограничению. Представьте себе, что банк грабит 800 человек, структурированных по 9 уровням – от биомассы до главного диспетчера, а ограбление начинается с того, что помещение заливается гигантской толпой посетителей до степени студня.

Изменится схема людской толпы, возглавляемой небольшим числом подстрекателей. Толпы не будет вообще – её заменят группы пользователей, каждый из которых будет совершать микроскопическое действие, тут же получающее микроскопическое, но вполне реальное поощрение. Проехался в метро в белом халате с Новокузнецкой на Павелецкую в 20.30-20.35 – получай в WOW 1000 gold. Идентифицировал на Павелецкой ники 50 участников акции – получай новый ранг в топовой гильдии. Люди даже не будут понимать, в чём участвуют, да это понимание будет и БЕССМЫСЛЕННЫМ. Колбасу едят, не думая о формулах, по которым она расщепляется в желудке, – это поведение шизофреника.

В этом смысле пиратские партии это детский сад – ретро, начавшееся ещё в утробе матери. Они стараются установить идеологический смысл там, где царствует игра и голое стремление к власти. Безо всяких идеологий. Протестная идеология таких движений это «детская болезнь левизны в анархизме». Предлагаемая сейчас «зоциальдемократия» будет работать только в старых европейских бюрократиях и заранее сузит спектр охвата до пятого поколения никчемушных еврокомсомольцев. К тому же на Западе не понимают степени деструктивности такого рода технологий при неудачном стечении обстоятельств или при злой воле.


Кликабельно. День Василиска – 4 июня.
Это весёлый утиный праздник.


(Продолжение следует)
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 491 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →