Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

708. ПСИХОАНАЛИСТЫ



Кликабельно

Попытки диалога с Сапожником на национальные темы показали, что перед нами тяжёлый невротик. Потому что человек орал «а женщины уже в волейбол играют», а когда его спросили «а ты сам-то кто?» обиделся и буркнул нечто нечленораздельное: «а какое это имеет значение».

В данном случае – решающее, мой юный друг. Но я о другом. Наш невротик в своё время закончил психологический факультет университета. Это похвально, но он решил, что он ДЕЙСТВИТЕЛЬНО закончил университетский психфак. Тогда как это только было членство в кружке по интересам. Кружок давал возможность для саморазвития (сравнительно с окружающей средой), отмазку от отвратительной «армии», резко улучшал круг общения. Но... и только. Никакой психологии на кретинском психфаке не было и помину. Таковая (в эмбриональном состоянии) была на прикладных факультетах психиатрии в медвузах – практика лучший учитель, а психология, к счастью, привязана к практике намертво. Но корейский «психфак»...


Эта табличка висит у дверей факультета. Жежисты ходят мимо по воскресеньям в клубную «Думу» и хохочут. Тут всё. «Слющай, дарагой, лыдэр всэмирной псыхалогыи, да!»

Это писал не просто невежественный человек, а человек восточный. И в этом вся советская психологическая наука с Лурией, Шахиджаняном, Рубинштейном и Узнадзе.

Какая может быть психология в стране, где, например, запретили публикации Фрейда? К Фрейду можно относиться по-разному, но в психологии это человек масштаба Эйнштейна или Шекспира. А его ТРИ ПОКОЛЕНИЯ не издавали. Я в начале 80-х читал в секретных изданиях для номенклатуры, и в ксерокопиях дореволюционных и эмигрантских изданий. То же касается Юнга, Адлера, Фромма и т.д. Причём советские переводы бывали чудовищными. Например, у бедного Юнга слово «психоаналитик» было переведено как «психоаналист».



Благоприличная мемориальная надпись. Это восточная, но Европа. Букв всё равно много, табличка похожа на могильную плиту, пугающую и унижающую обитателей дома, но «ты видыщь, да, доска, да, смотри вылыкий геный, да» уже нет. А на психфаке – есть!

Меня забавляют инвективы советских «историков», упрекающие мои исторические экскурсы в ЖЖ в «непрофессионализме». Им кажется, что они профессионалы и даже закончили исторический факультет университета. А то и защитили диссертации. Это опасная и одновременно смехотворная иллюзия. Они несколько лет ходили в кружок, и это хождение могло им принести пользу, только если они понимали куда ходят и зачем.

У меня перед глазами подаренная Сергеем Волковым книжица 90-х – А.А.Чернобаев (значимая фамилия) «Историки России. Кто есть кто в изучении отечественной истории». Мы читали и смеялись. Это подборка биографий докторов наук - геологический срез советского невежества. Это надо сканировать и в интернет, причём, конечно, в текстовом а не графическом виде. Чтобы поисковик выдавал. Хорошая работа для социолога – проанализировать этнический и культурный состав, а также направления исследований.

Для меня например заиграл новыми красками советский «декабризьм». Зажатая между Карамарлыком Чумамбаевым с его «Становлением казахского пролетариата» и полковником Фролом Чушко с «Не стынет ненависть к врагу» притулилась бедная Сарра Натановна Чучундра из Крыжополя с «Новыми данными о восстании декабристов на основании мемуаров подполковника Мерчутинского, изданными в 1897 году в журнале «Былое»». И видишь у Сарры Натановны муж – учитель географии, дети, подписка журнала «Новый мир», билет на Володю с автографом. И сын – ныне владелец сети супермаркетов «Шестёрочка».

Вот несколько творческих биографий на выбор. Все доктора исторических наук и профессора:

Воротников Алексей Александрович. р. 1939, г. Усмань Липецкой обл. Из рабочих Окончил Воронежский сельхозинститут, факультет механизации.
Сочинения: «Печать и село», «Печать оружие критики и самокритики», ««Демократы» против демократии».

Всемиров Владислав Васильевич. р. 1939, г. Саратов. Из рабочих. Окончил Саратовский университет, исторический факультет.
Сочинения: «Наследники Октября. очерки истории Саратовской организации ВЛКСМ», «Хроника важнейших событий Саратовской областной организации ВЛКСМ».

Вульфсон Григорий Наумович д, проф р.1920, г. Новосибирск. Из служащих. Окончил Казанский университет, историко-филологический факультет.
Сочинения: «Бездненское восстание 1861 г.», «разночинно-демократическое движение в Поволжье и на Урале», «Глашатай свободы. Страницы из жизни А.П.Щапова», «Жаждали воли. К 120-летию Безднинского восстания», «Братья по духу».

Выцлан Михаил Августович р.1928, д. Борзуновка, Томской обл. Из крестьян. окончил Томский пединститут.
Сочинения: Рост и укрепление машинно-тракторных станций во второй пятилетке», «Упрочение колхозного строя в довоенные годы».

Гаврилов Леонард Михайлович, р.1926, г. Харьков. Из служащих. Окончил МГУ, исторический факультет.
Сочинения: «Солдатские комитеты действующей армии в период подготовки и проведения Великой октябрьской социалистической революции», «Солдатские массы действующей армии в борьбе за власть Советов», «борьба большевиков за армию в трёх революциях»

Гаджиев Гайдар Абдулвагидович, р.1938, с. Усух-чай Докузпаринского района Дагестана. Из служащих. Дагестанский университет, исторический факультет.
Сочинения: «Верования лезгин, связанные с животными», «Доисламские верования и обряды лезгин».


Клянусь, что открыл первое попавшееся и пошёл вниз по списку без пропусков. Реальных историков в сборнике процентов 10%. И их уровень крайне низкий. Это обычные научные сотрудники, но никак не профессора. Вроде Гаджиева. При этом учтите, что это всё издавалось в конце 90-х, когда всё-таки догадались по многому пройтись с бритовкой и ластиком. И я не стал выбирать перлы. Процентов 10% биографий просто праздничные. Вроде Воротникова.

Почему после 1956 и не была произведена десталинизация гуманитарных дисциплин. Лысенко из биологии выперли, а оберлысенок в истории, философии и юриспруденции оставили. Почему? По той же причине, по которой борцам с гомосексуализмом в СССР было запрещено трогать Большой Театр. «А играть кому?»

И не нужно думать, что сам Волков историк. Это самоучка, ходивший в кружок. В кружке он, кстати, занимался историей средневековой Кореи – это из-за абстрактности предмета максимально приближалось к академизму. Прилежный Волков по теме стал самым молодым в СССР доктором исторических наук, но потом ежё долго боялся как бы это его коллеги-кореисты не узнали про шалости о гражданской войне.

И Волков так до конца историком не стал. Он, например, не любит и мало знает своё советское детство. Детство надо любить. И отчётливо понимать – что все мы родом оттуда, а не из Пажеского корпуса. Но у Волкова это родимое пятно, а советские историки в этом пятне живут. «Родимое, оно же слепое».

А вот ещё книжица по предмету разговора - «Ректоры московских университетов», М.1996. Досталась от директора ИНИОНа Пивоварова. Тоже в 90-х сидели у него в кабинете и смеялись.



Юрий Пивоваров

Пивоваров покатывался - нет, Дмитрий, вы почитайте, что пишет Садовничий:

- «Как талантливый учёный Садовничий заявил о себе уже в аспирантские годы, решив крупную математическую проблему в теории следов операторов, которая не поддавалась решению нескольких поколений математиков». Это он САМ о себе так пишет! Книга под его редакцией.

А каков слог! «Родился в селе Краснопавловке Херсонской области в крестьянской семье. В связи с материальным положением свой трудовой стаж начал рано: 1956 году приехал в Донбасс, в Горловку, где устроился на шахту «Комсомолец» крепильщиком, не подозревая, что через 35 лет ему выпадет жребий крепить устои Первого вуза страны на высоком административном посту».

Я засмеялся:

- Это понятно. Рабочий и крестьянин сразу. «Потомственный дворовый человек».

Потом дома стал листать. Потрясло уже предисловие:

«Так уж сложилось, что именно на долю Московского университета выпало стать естественным выразителем высших помыслов и устремлений российской нации к образованию и научному знанию. Формируя и воспитывая элиту отечественной интеллигенции. поколение за поколением разливающуюся широкими потоками по городам и весям страны, наш старейший и крупнейший университет давно уже символизирует тем самым непреходящее значение для России «университетского вопроса, как основного вопроса всей русской жизни»».

Это писали полуграмотные люди, приехавшие в город «из весей». При этом интеллигент в их восприятии так и остался опереточным хлюстом в шляпе из кинематографа 50-х. «Так уж сложилось».



Вообще-то работать Садовничий начал не крепильщиком, а грузчиком на свеклобазе. Отсюда навыки тырения продуктов. Но вот как быть со средним образованием... Выиграл аттестат в домино? Молчит наука. Математики они как музыканты, можно и с пробелами в образовании. Если вундеркинд. Просто интересно, что было до свеклобазы.

Но больше всего меня пробило другое. В книге были помещены биографии всех ректоров МГУ, и ректора, который был в 1930-1934 гг. ... ПОТЕРЯЛИ.

«При освобождении от должности Василию Николаевичу Касаткину была объявлена благодарность наркома просвещения Бубнова «за исключительно энергичную и плодотворную работу по улучшению всех сторон деятельности университета». Дальнейшая судьба Касаткина требует специального исследовательского поиска. Известно что приказом по МГУ от 27 ноября 1934 года он был освобождён от должности профессора по кафедре педагогики «в связи с назначением на другую работу с выездом из Москвы». в телефонной книге за 1940 год ещё значится его фамилия и домашний адрес в Москве».

Во как! Университетские «историки» НЕ ЗНАЮТ биографии своего же ректора. В ХХ ВЕКЕ!!!

Представьте, спрашивают в Оксфорде:

- А вот вроде ректор у нас был в 30-х. Четыре года руководил. А дальше что?

- А хрен его знает, чёрта нестриженного. Вроде кто-то в Лондоне его видел. На перроне.

Гуманитарные дисциплины в СССР были У Н И Ч Т О Ж Е Н Ы. Это надо понимать. Все институты закрыли, а физических носителей уничтожили. Физически. Молотком по твёрдому диску. До этого отключили от интернета и вынули харддиск из компа. Финита ля комедия.

Меня забавляют заходы про «250-летний юридический факультет МГУ». Протрите глаза, дурачки. Тот юрфак был закрыт в 1931, а его преподаватели и студенты расстреляны. ЭТОТ юрфак открылся в 1942, и понабирали туда мильцанеров с «лОжить» и «портфелЯми». Был Константинополь, стал Стамбул.

Истфак открыт в 1934, философский в 1941 (в Ашхабаде, что характерно).

А сельского учителя Касаткина, ставшего ректором МГУ, в 1937 году конечно расстреляли. Как полагается. Но об этом составители университетского сборника не «умолчали», а просто не знали в доинтернетовский период. Про расстрелы других же написали, к тому же до 37-го Касаткин тихо-мирно преподавал краузизм по провинциальным вузам – чего тут скрывать? Просто людям память отшибло. ОДИЧАЛИ.

Пивоваров интеллигентный человек, я его дразнил «английским шпионом». Потому что похож был. Усики, улыбочка, светские разговоры о погоде. По природным качествам, за счёт биологии от советского кретинизма он спасся. Но тоже пятнами. Где спасся, а где не уберёгся.

Главное чтобы человек это понимал и не выступал. Волков и Пивоваров понимают. А убогий Сапожник идёт по миру с благоприобретенным барабаном и воздушным шариком. В коротких штанишках и расчёсанной националистической вавой. Смотри, не споткнись на шахматной доске, «психолог».

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 549 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →