Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

711. КТО НЕ ЗНАЕТ ГИТЛЕЧКУ, ГИТЛЮ ЗНАЮТ ВСЕ!


Бессмысленно упрекать в низком качестве детскую литературу. На то она и детская, чтобы быть непритязательной и примитивной. Для неё важна простота, унификация и постоянная повторяемость. В этом смысле детская литература СССР существовала вполне серьёзно и даже была явлением. Теперь это элемент культурного кода русских, и стишки Маршака, Чуковского и Барто будут с нами всегда. Что, в общем, неплохо. Это та область культуры где «маде ин УССР» вполне сопоставимо со «сделано в России».

Причина такого успеха таится вовсе не только в примитивности задачи. Ведь речёвки и заплачки могли быть в СССР другими. Типа:

Идёт троцкист, качается
Вздыхает на ходу.

Или:

Наша Таня горько плачит,
Уклонист порвал ей мячик.

Нет такой задачи, об которую не споткнулись бы большевики. Могли бы изуродовать и детскую литературу. Запросто. Но не стали. У кого-то рука не поднялась, а если и поднялась, то кто-то другой руку остановил:

- Детей трогать не надо. Чебурашку и Мойдодыра оставить, усилить Буратино, Винни Пухом и (даже!) Алисой в Стране Чудес.

Кто у нас такой добрый доктор Дулитл люди сейчас догадываются. Догадываются правильно.

Детская литература в 19-20 веке стала настоящим коньком англичан. Если в мировой литературе этого периода англичанам принадлежит процентов 10-15 мировых шедевров (что, учитывая общий масштаб Англии, непропорционально мало), то в детской литературе процентов 50%, а то и больше.

Причина этого не в особой любви к детям (детей в Англии не любят) а в том, что такого рода литература легко конвенциализируется. «Приняли – постановили». Если ребёнок отказывается есть невкусную кашу, на него орут и, - о чудо, - в детском саду раздаётся дружный стук ложек. В целом, детская литература Великобритании сделана плохо. «Винни-Пух» – дурацкая и скучная сказка, «Алиса» - нескладушка для взрослых. Но детская литература позволяет скрыть общий недостаток английской культуры и утолить непомерные писательские амбиции этого народа. Травма была сформирована в период напряжённого соперничества с Великой Францией и англичане до сих пор пыжатся с «великой литературой», которую сначала никак не могли родить, потом выдумали задним числом и наконец разродились Толкиеном и Гарри Поттером.

Поскольку здесь были затрачены огромные усилия, и англичанин по большому счёту всю жизнь хочет, но не может выйти из закрытой средней школы, люди захватили главенствующие высоты. То же произошло с музыкальной массовой культурой второй половины 20 века. Тут у англичан есть чутьё, и это чутьё их не подводит. Тем более что взрослым «континенталам» не очень-то и хотелось.

Но вернёмся к родным пенатам. На примере детской литературы с детской простотой можно демонстрировать устройство Советского Союза. Причём всё лежит на поверхности, и если на это до недавнего времени не обращали внимания, то в том числе и по этой причине. Труднее всего найти вещь или очень хорошо спрятанную или лежащую на самом видном месте.

В 1934 году состоялся первый съезд союза писателей СССР. Сборище социальных уродов подвело итог проделанной работе и наметило вехи на несколько десятилетий вперёд. Что и как делать с Россией и русской культурой. Одним из наиболее показательных было выступление Чуковского. Думаю самым показательным. Потому что Чуковский - одноклеточный подлец. Это тот случай, когда подлость приобретает черты детской невинности. У старухи процентщицы были заложены оловянные солдатики. Поскольку турецкому студенту играться в солдатики очень хотелось, старуху пришлось убить. И всё. «Преступление без наказания». Со счастливым концом.



Мордехай Раскольников. Написал письмо Сталину с требованием
усиления репрессий против детей.

Что же сказал Чуковский? Во-первых, он заявил, что русские это подлецы, сволочи, хамы. Их детскую литературу надо уничтожать. Потому что она (о ужас!) соответствовала целям русского государства.

«Нашим нынешним детским книгам надо противопоставить тогдашнюю детскую литературу для масс. Об этой детской литературе для масс принято теперь говорить очень много плохого, но самое плохое в этом отношении ещё не указано. Раньше всего необходимо сказать, что она была вся продажна и за планомерное развращение детей получала от правительства деньги...

Чарскую нельзя трактовать (как её трактуют теперь) как пошлую романтическую институтку. Чарская отравляла детей сифилисом милитаристических и казарменно-патриотических чувств. «Победа русского оружия», «мощный двуглавый орёл», «русские молодецкие груди», «обожаемый русский монарх» - это было у неё на каждом шагу... Когда русское «христолюбивое воинство» ночью «искрошило» спящих горцев, она пролепетала со сладенькой институтской ужимкой: «Сладкое чувство удовлетворённой мести».


Великорусскому зверью, куражущемуся над мирными чеченцами, Чуковский противопоставил творчество Аркадия Гайдара, чья книга «О военной тайне» написана на нужную и своевременную тему самокрошения русских сифилитиков. Правда, по мнению Чуковского, правительственных дотаций Гайдар-оглы дали слишком много, потому что русские у него самоубиваются с жеманным сюсюканьем:

«Я писал в «Литературной газете», что революционной героике подобает язык строгий, скупой, а не такое дамское жеманное сюсюканье: «прыгучая девчушка», «синеглазая нахмурилась» и т.д. У меня при чтении таких строк возникает чувство, как будто я ел селёдку с сахаром».

Это первое.

Во-вторых, поскольку русские уроды с провалившимся носом ничего не могут, надо укреплять переводную литературу. Чтобы русские учились уму-разуму у передовых народов.

В первую голову - у грузин. Русские неправильно переводят глубокую философскую лирику грузинских поэтов, у них везде при переводах возникают «шашлыки» и «бурдюки», которых нет в оригинале.

Потом надо переводить великих украинцев. Русская мразь коверкает переводы самым чудовищным образом, потому что нагло полагает, что знает украинский язык – для русских совершенно чужой и загадочный. Ведь украинцы это отдельная нация, веками угнетаемая великорусским зверьём. При переводах русские шовинисты ещё и специально смягчают стихийную и оправданную русофобию шевченок.

Но это присказка. С грузинами – комплимент кремлёвским горцам, с украинцами – контрольный выстрел в голову русским, имевшим наглость утверждать что великороссы, украинцы и белорусы чуть ли не один народ, вроде итальянцев или немцев.

Дальше Чуковский как фокусник вынимает из рукава... Шекспира, и обрушивается на нерадивых русских переводчиков, неспособных правильно перевести Великого Классика.

Но не так всё просто. Затем идёт чисто английский прикол и Чуковский долго издевается над английской детской литературой, которая пропагандирует шовинизм, христианство или пудрит неокрепшие головы бессмысленной галиматьёй:


«При газете «Дейли мейл» подаётся в виде приложения специальный журнал «Boys and girls» - сплошное разжижение мозга. Вот в номере от 11 августа какие-то хихикающие подмигивающие каракатицы находят на дне океана магнит, который притягивает к себе оловянную ложку, и, усевшись на этой ложке, качаются на ней как на качелях. Почему магнит, почему ложка, почему каракатицы, почему они смеются, почему они подмигивают? Здесь нет ни одного грана живой человеческой логики. И подумать только, что «Дейли мейл» и «Экспресс» обслуживают не менее 30 миллионов читателей! Рисунки в этих изданиях считаются юмористикой, потому что нет такой жирафы, такой обезьяны, такого слона, такого льва, у которых не растягивался бы рот до ушей от механической, штампованной, проститутской улыбки».


Такой литературе Чуковский противопоставляет гениальную Детскую Классику Великобритании, куда относит... Льюиса Керолла (ааа!) и... Эдварда Лира (ааааааааааа!!!!)

Вот у этих корифеев советским детским писателям надо учиться. Там сплошной пролетарский реализьм. Королевский крокет с фламинго вместо колотушек, чеширский кот и рыбы на ходулях.


Сказано – сделано. В 1936 году Чуковский выпускает уже не стихотворные реминисценции, а прозаический пересказ Хью Лофтинга, и в 1938 году, на фоне чудовищных сталинских чисток выходит один из первых советских фильмов для детей «Доктор Айболит». Хотя самого Лофтинга в СССР издали почти мгновенно – в 1924 году, именно фильм сделал доктора (а с ним и самого Чуковского) одним из центральных персонажей советской детской литературы.

Случай особо показательный, потому что Лофтинг был английским колониальным инженером и написал своего «Доктора Дулитла» в окопах первой мировой, в виде писем с фронта. По крайней мере это официальная легенда.

Сюжет у первоисточника тоже весьма характерный. Если в СССР белый доктор (прозрачная пародия на Швейцера) лечит африканских обезьян абстрактно, то в первоисточнике – конкретно.


Например Бумпо, - сын чёрного короля-патриота Джоллиждинки, - прочитал белую сказку о спящей красавице и пошёл её искать. А когда на свою голову нашёл, проснувшаяся девушка заорала от его чёрной физиономии. Тогда Майкл Дж Бумпо Джоллиджинки попросил Айболита отбелить лицо. После волшебного английского снадобья принц женился на красавице, превратился в высокоразвитую личность, поступил в Оксфорд и стал верным помощником Айболита. Затем «Айбола» выбирают африканским королём и он строит на отдельно взятом острове канализацию.

Но даже это не помешало внедрению английского субстрата в советскую культуру.

Потому как было Решение.

«Корней» «Иванович» «Чуковский» это еврейско-украинский метис, в 1903 году завербованный английской разведкой (во время командировки в Англию). В 1905 году он в качестве журналиста побывал на восставшем броненосце «Потёмкин», всю жизнь поливал грязью русское государство. В 1916 году поехал в Лондон в качестве представителя известной делегации и был представлен королю Георгу. Чуковский был близким другом одного из руководителей английского сионизма Жаботинского и издал в 1917 году книгу о еврейском легионе, сражавшимся в составе английских войск под Галлиполи. После революции он обеспечивал неофициальные контакты с английскими интеллектуалами, в частности организовывал приёмы Герберта Уэллса и Бернарда Шоу. Он же был одним из инициаторов возвращения Алексея Толстого в СССР (с ним они вместе ездили в Англию). Его сын Николай был инструктором Главного политического управления военно-морского флота, переводил на русский Стивенсона («Остров Сокровищ») и Сетона-Томпсона. Корней Чуковский кроме советских орденов и званий удостоился также звания доктора литературы Оксфордского университета.

Чуковский всю жизнь издевался над аборигенами. Например в 60-х годал любил рассказывать, что прототипом якобы написанного им Доктора Айболита является некий Цамах Шабад, доктор из Вильно и основатель Еврейской Народной Партии.

Это типичная биография сталинского «детского писателя». Из той же когорты Самуил Маршак, воспитанник Горького и протеже Стасова (дяди английской шпионки Елены Стасовой - члена большевистских ЦК/ЧК). В 1912-1914 годах Маршак после посещения Палестины жил в Великобритании, где учился в Лондонском университете. Он перевёл на русский сонеты Шекспира, Бёрнса и массу английских детских стихотворений. За что стал почётным гражданином Шотландии.



Маленький умный Маршак и старый дурак Стасов

Дело это, конечно, само по себе хорошее... Беда в том, что Маршак был фанатизированным азиатом, накрученным англичанами против русских до потери приличия. Сделать это было несложно. И не только потому что Маршак (как и Чуковский) был псевдомасоном. («Псевдо» потому что в тандем к русскому масонству Взрослые Мира Сего наплодили в России «французских» недотыкомок, передав в 17 году этим полулюдям из «Великого Востока непонятных народов» пароли «Великого Востока России».) Проблема заключалась в том, что ему объяснили, что «Маршак» это не фамилия, а аббревиатура религиозного клана «М.R.Sh.K.» у азиата поехала крыша, и подопытный пошёл колесом. Прыжками через голову. «Плату перепаяли». Другие «Маршаки» использовались английскими масонами для руководства русскими эмигрантскими организациями в Париже.



Маршак и его жена в Англии

Именно Маршаку поручили прочитать установочный доклад о детской литературе на первом съезде писателей. Что он там сказал понятно.

Во-первых, облил грязью русских, совершенно не умеющих писать. Это в благодарность, за то, что с азиатским гадёнышем носился Стасов. О детских писателях России он высказался так:

«В дореволюционной России детскую литературу привыкли считать делом компиляторов, маломощных переводчиков и пересказчиков. В молодости я знал дюжего человека с Волги, надорвавшего в Питере своё здоровье беспробудным пьянством и болезненным самолюбием. Этот человек носил рыжую бороду, рыжие сапоги, редко брился и сохранял на лице горькую мизантропическую улыбку неудачника. Про него говорили, что он пишет детские книжки, но сам он их никому не показывал. Помню, только однажды, в поисках завалявшейся трёшки, он вытащил как-то нечаянно из кармана несколько измятых книжек в цветных обложках с картинками. Это был ремесленник, проклинавший своё бездоходное и бесславное ремесло.

Помню и другого пьяницу, талантливого и самобытного математика, который ночи напролёт пил крепкий чай, задыхался в табачном чаду и писал для детей книги, которые назывались «в царстве смекалки».

А ещё были дамы. Дамы, к сожалению, не пьянствовали, а очень серьёзно, аккуратно и систематично писали повесть за повестью из институтского и деревенского быта или кроили из иностранных материалов биографии знаменитых людей и книги о путешествиях».


Этому безобразию, как вы наверно уже догадались, противостоит Великая Английская Литература:

Киплинг, - «человек, умеющий смеяться, говорить то тихо, то шутливо, то ласково». А также «гениальные английские детские песенки – «Гусиные песенки», «Бабушка-забавушка»».

Вроде бы, где логика? В 30-е годы Киплинг клеймится милитаристом и империалистом в самой метрополии, «бабушки-забавушки» сталинской стройке перпендикулярны. Взять бы Маршака и шлёпнуть, как шлёпнули половину делегатов съезда. А ему дали четыре сталинских премии.

Но логика тут есть. И логика железная. Сталинская. Надо только понимать, что сволочь говорит и зачем. Маршак восторгался советскими агитками:

«У Гайдара реалистично показано становление подростка-красноармейца. В первом же горячем деле он бросает бомбу, забыв о предохранителе, а в другом случае, вместо того, чтобы ударить врага прикладом, по-ребячьи кусает его за палец».

Ну, повторяю, и шлёпнули бы гада для профилактики. В 37-м то. Ведь имел родственные связи с Пятницким и Рыковым. Но человек расстилал про Бернса и Киплинга. По умному.

Выше я упомянул Агнию Барто. Дотошные читатели конечно знают, что она никакая не Агния и не Барто, а вовсе даже Гитля Лейбовна Волова. Писала ли она стихи – большой вопрос. Как вы понимаете и Чуковский и Маршак это люди не чуждые плагиата по определению. Не удивлюсь, если писать стихи им помогали, и сильно. Чуковский вообще толком не знал английского (читал, как пишется), а у Маршака был мощный редактор в лице Тамары Габбе.

Что касается Барто, то стихи она начала писать так. Будучи уродливой, но одновременно перспективной советской активисткой вышла замуж за некоего Павла Барто. Который, в отличие от неё, писал детские стихи. Далее они расстались, а с Павлом был заключён «конкордат» - стихи продолжит писать, но только в частном порядке и только о птичках. Чтобы не создавать конкуренции. Их фото помещено в начале поста – можете оценить перепад физических культур. Вскоре дочка ветеринара Барто превратилась в толстозадую местечковую мадам, но почему-то (может как раз из-за аристократической фамилии) продолжающую себя считать парижской этуалью. В многочисленных зарубежных поездках она потешала коллег-масонов (сталинские «люди доброй воли») неумеренным пристрастием ко всякого рода светским раутам и балам. В республиканской Испании она первым делом купила кастаньеты, на что Эренбург меланхолически заметил: «Ещё бы купила веер, чтобы обмахиваться во время бомбёжек». Большим потрясением для Барто явился пропуск светского мероприятия в Бразилии. Раскрашенную корову не пустили кураторы, узнавшие, что у организатора мероприятия не совсем советская позиция. Начались слёзы и истерика.





Поэты-делегаты. Съезд КПСС в Стамбуле Москве.

В стихах Барто поражает сочетание дворянских детских считалочек, перемежающихся дидактизмом сталинской учительницы. Как будто два человека писало. То есть писал один, а учительница потом редактировала.


Ну а кто такой Павел Барто, думаю, вы уже догадались. Всё как полагается.



Джейкоб Барто, шотландский дворянин, приехал с женой в Россию в середине 19 века. Его сын Ричард сохранил британское подданство и вероисповедание. Две дочери Ричарда стали известными балеринами, гастролировали по всему миру, включая Австралию. Сын Николай стал инженером и управляющим крупных заводов. От его брака с немкой-капиталисткой Виллер и родился Павел. Всю жизнь при советской власти с таким происхождением тихо-мирно писавший стишки про утят. Которые никто не печатал. А жил чел безбедно.



Вот стишок А.Барто про утят.




А вот стишок П.Барто. Что характерно, свистит тут осторожный папа.





А вот напоследок клип по стишку А-П.Барто. Клип слабенький, но антураж...

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 804 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →