Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

891. БАНДЕРА РОССА - 2


Прошлую запись я закончил следующей фразой: «Почему Бандеру поднимают на щит сами украинцы, вопрос другой. Причина, конечно, есть и уже серьёзная. ОЧЕНЬ серьёзная».

Чтобы понять, что происходит, позволю себе сделать второе отступление, на этот раз на тему религиозной истории.

В польской историографии есть секрет дурака, вокруг которого польские государственные историки жмутся 200 лет. Польша на ранней стадии своего существования была страной религиозно индифферентной, а первичной христианской конфессией там было не католичество, а православие. Поэтому поляки постоянно тараторят:

- Мы католики, потому что мы католики, мы как католики, у нас католиков, мы же католики католические, поляки католики, мы поляки, у нас вера католическая, живем в католической стране, в католической деревне, в католическом доме и народ у нас католический. Потому что католики.

Если же сквозь тараторение вдуматься в факты, то видно, что конфессиональная картина в Польше всегда была достаточно пёстрой, и только в 19 веке, после разделов, католицизм окончательно утвердился в виде национальной идеологии, призванной обеспечить единство разных частей расколотой страны и подчеркнуть весьма проблематичную принадлежность поляков к ареалу Западной Европы.

Вот у чехов такой проблемы не было и они, будучи народом более культурным и более католическим, никогда со своим католицизмом не заходились. Может быть, потому что в период их формирования и сам католицизм ещё не оформился в единую религиозно-философскую доктрину.


Пример польской фальсификации – оказывается, район Галиции в 16 веке был чисто католическим. Как же в рамках католического государства произошло последующее несчастье и заселение львовщины и волынщины православными? На самом деле прочерченная мною красная линия это реальное распространение католицизма, и то максимально оптимистичное. На севере протестантизм ползёт по границам, точно также он полз по границам южным и восточным – там, где центральная власть была слабой или её еще не было совсем. И конечно не в конце 16 века, а столетием позже.

Если брать религиозную историю Польши в 17-19 веках то это «горно-обогатительный комбинат» - она почти целиком исчерпывается самой собой, то есть агрессивным самоутверждением и переработкой некатолического материала в католический. Огромное значение в Польше играл базилианский орден, целиком заточенный на переработку православия в католицизм. Между католической и православной церквями в Речи Посполитой в конце 16 века была якобы заключена уния, то есть переподчинение православной верхушки римскому папе при сохранении православных религиозных обрядов. Фактически речь шла о жесточайшем прессинге, в результате которого даже принявшие униатство священники были приравнены к крепостным крестьянам и отрабатывали барщину у польских помещиков. Одновременно высшая православная иерархия заменялась особым видом католических монахов, которым в маскировочных целях разрешалось носить православное облачение и бороды. Это и были базилиане. С одной стороны, они способствовали полному окатоличиванию униатов, с другой – перекрывали православным кислород и не давали подняться наверх даже в области церковной организации. Униаты имеют белое духовенство, но не имеют чёрного духовенства. Чёрное духовенство это католики.

Подобный механизм, очень продуманный и эффективный, перемолол бы православие в западной Руси за 200 лет полностью. Церковь трудно уничтожить путём прямых гонений. Но в сочетании с многоступенчатой ассимиляцией переформатировать можно что угодно.



Символ базилианского ордена.

Процесс «деправославизации» был осложнён, а затем повернут вспять Россией. Русским действовать было легко – они не городили огород, а просто восстанавливали всем понятный «статус кво». К тому же действовали они под эгидой протестантской церкви, оказывавшей им необходимую идеологическую помощь, а затем и под эгидой просвещения 18 века с его веротерпимостью. В результате к 19 веку основная масса украинских и белорусских униатов вернулось в православие, избавившись от религиозного и расового гнёта.

Любопытно, что сами разделы Польши идеологически оправдывались борьбой за права диссидентов, то есть христиан-некатоликов. Протестантская Пруссия и достаточно индифферентная Австрия (тогда «Германская империя») выступали за права польских кальвинистов, лютеран и т.д. А Россия - за права православных униатов, которых тоже стала именовать диссидентами. Это и было предлогом начала разделки посполитовского пирога.

В результате этого раздела Пруссия получила польских католических подданных (с которыми она так до 1918 года и не знала что делать), Россия получила белорусских и украинских православных, а Габсбурги получили и польских католиков и украинских православных. (Протестантов в Речи Посполитой было немного, хотя среди них было много представителей средних и высших сословий).

Как только Австрия получила Галицию, она восприняла русскую идею диссидентства униатов, и вставила железный лом в круговой резак базилианства. Возник клинч. Австрии не были нужны православные русской церкви, но не были нужны и новые польские католики, непропорционально увеличивающие вес поляков в лоскутной империи. Так униатские недоделки застряли в конце 18 века в щели между двумя империями.

Кроме всего прочего законсервированное униатство (в сущности, тамбур, превращённый в постоянное жилище) можно было использовать для последующего отторжения украинских и белорусских земель в результате, так сказать, «неоунии».

Как «железный лом» действовал конкретно? Австрийские немцы взяли под свою эгиду униатское духовенство, добились его освобождения от крепостной зависимости, стали ему выплачивать зарплату, поощряли богослужение на русском языке и установили фактический запрет на переход из униатства в католицизм. При этом работа была достаточно филигранной, потому что австрийцы старались не испортить отношения с поляками, которым и впредь дозволялось (и вменялось в обязанность) занимать руководящие должности в униатстве. Австрийские власти также не проводили германизацию русского («русинского») населения, и культурный униат по-прежнему автоматически становился полуполяком или поляком. Самостоятельная светская культура там стала появляться только с половины 19 века и в весьма умеренных дозах.

Появившись, эта культура при почти русском языке стала вырождаться в глупое соперничество со стомиллионным русским народом. Ситуация была безнадёжной при пятидесятикратном численном перевесе русских (то есть православных восточных славян) и при наличии мощной русской аристократии, превосходящей к 1900 году всю аристократию Польши раз в десять (это при том, что высшего класса у русинов не было вообще).

Тем не менее, в Галиции стали появляться самостийные литература и историография. Не такие уж и провальные, учитывая, что русское население Австро-Венгрии получало образование в столичной Вене. Кроме того, в западных губерниях России сохранялось польское влияние, а само униатство, хотя и было ликвидировано, но предания о нём ещё были живы. Поэтому при правильной работе в малороссийских губерниях России стали создаваться кружки украинской культуры. Там, занавесив себя от Толстого и Достоевского, под зелёной лампой изучали Ивана Франко и Лесю Украинку. При этом вопрос о конфессии, на самом деле в данной ситуации КОРЕННОЙ, всеми силами убирался из кадра. «При чём здесь это?». А дело было именно в этом – 80% первичных украинофилов было или униатами, остальные 20% католиками или масонскими космополитами. И в общей сложности они представляли 2 миллиона униатского населения Австро-Венгрии. Где у них, повторяю, был и стол и дом.

С конце 19 века униатская пропаганда в Австро-Венгрии стала приобретать всё более выраженную военную окраску. Огромные средства выделялись на спортивную и военную подготовку украинской молодёжи, воспитываемую в духе глухой ненависти к польским угнетателям (при чём здесь добрые немцы в Вене?), и открытой ненависти к стратегическому врагу Австро-Венгрии – России. Где живут вовсе никакие не русские, а схизматические черти с рогами, которых надо жечь на кострах.

В результате по итогам первой мировой войны на сторону России перешёл целый корпус чехов и словаков, а вот русинских частей в русской армии было не очень. Русины честно сражались за родную Австро-Венгрию, и даже при занятии Галиции русскими антиавстрийская агитация шла довольно туго. Ибо в каждой деревне у Габсбургов был преданный агитатор – местный униатский поп. А этот поп, в условиях почти полного отсутствия городской культуры, был у русинов царь и бог.

В 1914 году мобилизация в Галиции прошла образцово, основная масса русин пошла в обычные войска, а для интеллигенции была создана политическое воинское формирование «Сечевые стрельцы». Как и все формирования такого рода, стрельцы отличались большой придурью (вплоть до участия женщин) и низкими боевыми качествами (у галицийцев с этим всегда было швах, - это не хорваты), но из их рядов вышли многие деятели будущей украинской гражданской войны, а затем ОУН. Это Коновалец, Мельник и Ко.

После 1921 года униаты вошли в состав Польши, соответственно поляки снова включили базилианский шагающий экскаватор. Но время ушло. К 20-м годам из восточных галицийцев сформировался особый религиозный народец, вроде евреев или армян. Но в отличие от евреев и армян, над ними нависали монбланом гиперевреи и мегаармяне – 200 миллионов восточных славян, которые «ошибаются». Это превратило униатство в классическую тоталитарную секту. Но секту (внимание!) при всём своем герметизме, отзывчивую на внешнее управление.

Потерявшие немцев (светский смысл жизни) униаты начали борьбу против поляков. Но главой униатов был Андрей Шептицкий (о нем я немного писал в №832), поэтому за период 1921-1939 года униаты слиплись в то специфическое образование, которое и явило себя миру в 2014. Потому что главное оружие поляка – ложь, интрига, шпионство, подлость, но также несомненная храбрость и военное великодушие. Ни храбрости, ни великодушия по отношению к униатам поляки проявить не могли по определению. А рычаги ВНУТРЕННЕЙ инспирации у них были. Поэтому получалось так. Я приведу всего один эпизод украинско-польской «эпопеи».

В польской верхушке шла постоянная грызня между «пястовцами» и «ягеллонцами». Часть поляков хотела создать огромную Федеративную Речь Посполитую, дубликат то ли Российской Империи, то ли СССР. При этом национальные меньшинства Польши в рамках 1939 года должны были получить автономию и послужить затравками для последующих огромных республик на Востоке. Другая часть выступала за конфронтацию с Германией и создание моноэтнической Польши.

Ярким представителем первого направления и, следовательно, украинофилом, был крупный польский масон Тадеуш Голувко. Его решили убить и убили – в 1931 году на курорте в Трусковце. Руками боевиков ОУН, которым отдали приказ из Варшавы.

Через полгода сторонниками «ягеллонской идеи» был нанесён ответный удар. Руками ОУН же они убили Эмилия Чеховского, видного деятеля антиукраинской «пацификации». Причём на следствии выяснилось, что один из причастных к убийству оуновцев был одновременно агентом самого Чеховского и принимал участие в устранении Голувко. Это Роман Барановский, которому за соучастие в убийстве (которое он не совершал) дали 10 лет. Родители Барановского и его брат публично отказались от сына, но не потому что он убил поляка, а потому что сотрудничал с поляками. А через несколько лет публично назвавший брата иудой Ярослав Барановский был сам обвинен в предательстве и затем убит Бандерой (я об этом упоминал в прошлом посте).

А над схваткой на крыльях летал Шептицкий и в перерывах между отчётами в польскую тайную полицию лил слёзы: «Братва, не стреляйте друг в друга!»

Грянула вторая мировая война, Польша оккупирована Гитлером и Сталиным. Гитлер входит во Львов. Шептицкий тут как тут:

- Ласково просим верховного начальника Германского народа!

В 1944 году Львов захватывает Сталин. Шептицкий:

- Ласково просим, Иосиф свет Виссарионович! ЗАЖДАЛИСЬ!

Такова выучка базилианского генерал-резидента.

Но при всей сектантской гнуси за ОУН была некоторая историческая правда. На востоке существовала интернациональная коммунистическая диктатура и, конечно, для украинского населения сателлитная республика под эгидой хоть Польши, хоть Германии была меньшим из зол. Не было бы там ни чудовищного «раскулачивания», ни последующего «голодомора».

Одно это оправдало бы деятельность ОУН, и именно такой была программа Андрея Афанасьевича Мельника. Но не Степана Бандеры. Между ОУН(м) и ОУН(б) существовало кардинальное отличие, и это отличие было религиозно-национальным. Бандеровцы это униаты-галицийцы, причём униаты кондовые, БРАХМАНЫ. Сам Бандера родился в семье униатского священника, его мать тоже была из семьи униатского священника. И жена Бандеры тоже из семьи униатского священника. Такими же поповскими детьми или по крайней мере детьми прилежных галицийских униатов были все его соратники.

Не то мельниковцы. Сам Мельник был галицийцем и униатом, но светским, из семьи старосты (если это вообще не польский бастард). Мельник хорошо знал несколько языков, уважительно относился к русской культуре. И вообще прошёл русское перепрограммирование, находясь в царском плену, где он и познакомился с рядом виднейших деятелей ОУН.

Мельник ориентировался на всех украинцев и руководство его партии состояло из униатов и православных где-то 50:50.



Карта украинских земель, отошедших к Польше по состоянию на 1921 год. Кроме униатской Галиции, ей ещё досталась часть православной Волыни.


Если брать Бульбу-Боровца, то это вообще был выходец из православной Волыни и униатов в его среде было мало. Он также занимал максимально пропольскую позицию. Более-менее лояльно (по сравнении с Бандерой) относился к полякам и Мельник.

Почему Бандера провозгласил украинскую державу во Львове? Потому что для него Львов был униатским пупом земли и столицей будущей великой Украины. Почему немцы сразу убрали Бандеру в коробку и вычеркнули Галицию из состава марионеточного украинского государства? Потому что им не нужна была группка провинциальных крикунов. Им была нужна вся Украина, управляемая прогерманским правительством. Поэтому они пристегнули Галицию (сразу лишив Бандеру всей его базы) к, вроде бы, донельзя униженной и обстриженной со всех сторон Польше. За что же полякам такое счастье? Немцы помогали Украине, избавляя её от униатских фанатиков, и одновременно повесили на шею полякам дополнительное грузило.



Сектанская Галиция с глаз долой передана польскому генерал-губернаторству.

Ничего этого в современной Украине не понимается СОВЕРШЕННО. Люди не отдают себе отчёт что, где и как. И, главное, почему и кто им вместо украинского национализма Петлюры и Мельника подсунул под нос фантастического «Бандеру».

Как начались все эти «украинские дела»? В 1991 году стали говорить, что Украина будет независимой, но как – формально же, как при СССР. А будет СНГ - нерушимый союз трёх братских народов. Федерализация же. Потом как-то оказалось, что Украина отдельно, а Россия отдельно. Но народ же общий и Ельцин говорил что и для него лично и для каждого русского главное с утра это подумать как там на Украине, и что он ещё может сделать для украинского народа (Вроде ОЧЕНЬ странное заявление для главы иностранного государства.) Затем украинцы решили, что русским жирновато будет на нефти сидеть и можно применить знаменитую украинскую хитрость. Потому что дружба дружбой, а табачок врозь. Ну, там, смухлевать на газовых ценах, или ещё что. Потом стали намекать что русские, какие они братья? Не братья, а соседи. Да и соседи это как сказать. Пришлые, да и империалисты. Финно-угры, а если разобраться, то и татаро-монголы природные. Да и люди ли вообще? Жуки колорадские – вредители из хрущёвских мультиков, которых надо ДДТ морить. Как в Одессе.

На каждом этапе украинцы были инициаторами «бракоразводного процесса» не на 70-80, а на 100%. Русские только глазами хлопали.

Но хлопали глазами и украинцы. Ну что такое типичный украинец левобережья, какой-нибудь Григорий Петренко? Ну, украинец он, не отрицает. Сам сделал запись в паспорте. На незалежность согласился. А чего же, дело хорошее. По-украински знает несколько фраз и даже целую песню, которую любит петь. Вышиванку может надеть – чего же не надеть? Однако то-сё, трали-вали, прошло 23 года. И к 50-летнему Грицко, – работяге на металлургическом заводе или в шахте, - домой пришло существо неопределённого пола в белом халате и с бельмами вместо глаз:

- Здравствуй, добрый землянин! Тебе надо пройти двухгодичный курс своего языка.

- Чогоо?

- Надо знать родной украинский язык. Будешь ходить на занятия и писать диктанты. А инопланетяне будут тебе ставить оценки.

- Чогоо?

- А если несогласный, то посадим в тюрьму – посидишь, подумаешь.

И тётенька-учительница из хмельничнины получает кулаком по зубам. А потом сидя в луже смекает «чего это я?»и на четвереньках улепётывает домой.

После этого оказывается, что колорадские жуки живут не только по русскому периметру, а и в самой Украине. Их там на круг миллионов 10, а то и больше.

Но напрасно радуются жители самой хмельничнины. Это они сейчас братья-украинцы, как раньше братьями-украинцами были жители Донбасса, а ещё раньше все русские были братьями украинцев.

Тарас Дмитриевич Боровец был волынец, тем не менее за ним охотились, и его родственников убили бандеровцы. Почему? А потому что МОСКАЛЬ. Тарас Бульба это москальская книга, написанная москальским холуём Гоголем, на деньги змеючего москальского царя. И вообще никакой разницы между волынцем и москалём нет. Это же СХИЗМАТИКИ. В огонь их!!!

Никто на Украине не понимает, что они давно стали жертвой сектантов. Хотя те, кто смотрит за поведением украинских граждан извне, о многом уже догадывается.



Солнышко ненаглядное, наше, родное, сектантское!

Дело тут не в русско-украинских противоречиях и не в противоречиях между бедным населением и олигархами. Дело в столкновении мощной тоталитарной секты с современным миром, оказавшимся к такому столкновению совершенно неподготовленным. Предупрежден – вооружён. не предупреждён – не вооружён. Вот я бедных русских и несчастных украинцев и предупреждаю.

Во-первых, мир сектанта сложен. Его ПЗУ перегружено сложноструктурированной галиматьёй и он привык самые простые действия совершать, сообразуясь со своим безумным шахматным справочником. В общем, это шизофрения. В мировых религиях она нейтрализуется разделением на прихожан и клир и интегрированностью самого клира в культурную среду общества – всякого рода реквиемы моцарта и мадонны рафаэля. В целом получается более-менее (более-менее) сбалансированная и не зависающая программа.

У сектанта такого баланса нет, и он чудит. Большей частью – кроваво. Яркий пример – газовая атака Аум Синрике в Токийском метро. Это надо додуматься – в домашних условиях наладить производство зарина, проносить надувные пакеты в метро и прокалывать зонтиками в час пик, перед выходом из вагона. Потом скрываться на специально стоящем у станции автомобиле. А главное – ЗАЧЕМ?

Затем, что, во-вторых, мир сектанта всегда кровав и опасен. Только хоррором можно переломить внешнюю пропаганду и заставить действовать человека подобно механизму. Единственное исключение - сексуальные секты, но они без хоррора же всегда быстро расплываются и вырождаются в элементарную проституцию или свингер-клубы.

В дивизии СС «Галичина» ничего особенного нет, ну мобилизовали молодёжь в генерал-губернаторстве, можно давно забыть. Но «фашизм» превратился в современной культуре в элемент хоррора и именно поэтому тема воспроизводится униатами как заезженная пластинка. Они одевают униформу не потому, что это национал-ностальжи (тогда скорее австрийская форма должна быть), а потому что это аксессуар любой мало-мальски крупной порносадистской лавки.



В униатской церкви.

В-третьих, сектанты что говорят, то и делают. Если говорят что у них в молелне будет склад дохлых ниггеров, значит там будет склад дохлых ниггеров. Никаких «фигур речи» в роботизированном и схематизированном сознании сектанта нет. Там нет иронии, нет аллюзий. Есть только мнемонические «приёмы» и вполне ясно декларируемая конечная цель. Джим Джонс хотел отравить кока-колой с цианистым калием 909 человек и отравил кока-колой с цианистым калием 909 человек. Он целей не скрывал, сказал людям прямо, поставил в очередь: «Заснёте здесь, а проснётесь в раю». Девять небесных сотнен и один десяток (с самом червяком Джимом).

(В сторону замечу, что отсюда идёт знаменитое «прямодушие» американцев. В закваске американского общества есть щепотка сектантской идеологии. Конечно, это не суть, но некая характерная чёрточка. Характерная.)

Поэтому, когда во Львове сектанты орали «москаляку на гиляку», ироничные и смешливые православные украинцы хихикали. Для киевлян «отрубить москалю голову» или «сжечь москаля на костре» было ироничным преувеличением бытовой неприязни и политической кричалкой, вроде знаменитого «судью на мыло». Но когда «судью на мыло» кричит сектант, это значит, что он скоро этим мылом из судьи будет мыться. Если его, конечно, не остановят.

Знаете, как назывался один из основных скаутских отрядов униатов, из которого вышел, например, Шухевич? «Лисовы Чорты», то есть «Лесные черти». Детишки честно предупредили взрослых ЗА 20 ЛЕТ до начала, ещё в 1922 году.



Шеврон «Лесных чертей»

Эти «черти» бросают отблеск на подлинную суть униатства, которое можно назвать христианством с большой натяжкой. (Как и любую РЕЗКО националистическую христианскую конфессию, ибо в христианстве как в любой мировой религии «нет иудея и нет эллина».) Ведь скаутизму прямо вменено в обязанность маскироваться под национальную и религиозную среду, в которой он работает. Значит, в случае греко-католичества это должен был быть «Кирилл и Мефодий», «святой Владимир», на худой конец, меч или олень. А тут, неет: черт рогатый, красный, и с факелом лес поджигать.

И люди хотят жечь. Уже жгут и будут жечь дальше. Именно жечь – как на гербе базилианского ордена. Ещё сложно-ступенчато травить ядами, расчленять трупы и т.д. и т.п.

На Украине действует хорошо структурированная и мощная тоталитарная секта. Под видом «греко-католической церкви» мы видим только её оголовье. На самом деле она дополнена системой закрытых клубов, созданных ещё в австро-венгерский период и лишь частично совпадающей с общей схемой масонских лож Украины.

Надо сказать, что общий потенциал украинского населения, так сказать его сектоёмкость была оценена ещё в 80-е годы, когда на Украине оперировала Цвигун и её «Белое братство».



Протомайдан.






Цвигун на скамье подсудимых. Хотела устроить массовое самосожжение в центре Киева. Человеческий материал справа «доставляет». С такими людьми «можно работать».

Как с этим бороться? Уж конечно не методами социального переубеждения (что возможно) и не этнического переубеждения (что относительно возможно). Единственный метод борьбы с сектантством это изоляция и бойкот. Сектантов нельзя подпускать к СМИ, к светскому образованию, к государственной и общественной деятельности НА ПУШЕЧНЫЙ ВЫСТРЕЛ. Только в специальных резервациях и всегда при предварительной демаскировке – это если секта не совсем изуверская.

То есть униатам надо дать канал на львовском ТВ, разрешить благотворительную деятельность и даже умеренный прозелитизм. Всё остальное рубить топором. Даже при косвенном отношении – «жена униатка», «не униат, но учился в униатской школе». Что касается клира, то тут следить в 10 глаз, при любом случае изуверства – КАРАТЬ. Публично и жестоко. Сектанты сопротивляться никогда не будут. Они будут сопротивляться, когда их начнут стирать ластиком. А если черту вокруг них мелом обвести, и объяснить, что трогать не будут, а переходить нельзя, они быстро поймут и сократят щупальца.

Но, боюсь, украинцам предстоит испытать все прелести сектантства на своём горбу.



Голова Бандеры.

Смехуёчками они не отделаются. В Галиции жил левый публицист Ярослав Галан, в общем, довольно дрянной человек, поддерживающий Сталина. Но, по условиям Галиции, небесталанный и образованный – даже в Италии учился. После войны он жил во Львове и писал статьи против зверств бандеровцев. Вот в таком стиле:

«Четырнадцатилетняя девочка не может спокойно смотреть на мясо. Когда в её присутствии собираются жарить котлеты, она бледнеет и дрожит, как осиновый лист. Несколько месяцев назад в Воробьиную ночь к крестьянской хате недалеко от города Сарны пришли вооруженные люди и закололи ножами хозяев. Девочка расширенными от ужаса глазами смотрела на агонию своих родителей. Один из бандитов приложил острие ножа к горлу ребёнка, но в последнюю минуту в его мозгу родилась новая «идея»: «Живи во славу Степана Бандеры! А чтобы чего доброго, не умерла с голоду, мы оставим тебе продукты. А ну, хлопцы, нарубайте ей свинины!..» «Хлопцам» это предложение понравилось. Через несколько минут перед оцепеневшей от ужаса девочкой выросла гора мяса из истекающих кровью отца и матери».

Пропаганда? Может быть. Галан написал также шутливый памфлет «Плюю на папу», где в вольтеровском стиле потешался над церковниками. В стиле: «Когда в детстве услышал имя «Пий», подумал, что это от «выпить»». Вероятно, он выбрал не самое удачное время для остроумия, ведь тогда униатская церковь подвергалась сталинским гонениям.

Поэтому к Галану напросились домой два студента львовского института и изрубили его в мясо топорами. В порядке полемики.

Возникает вопрос, а чего сектантам, собственно говоря, надо? Ясно, что не «евроинтеграции» или, например, роста украинской экономики. Им это всё перпендикулярно. Понятно, что конечной целью является спасение Избранных перед геенной огненной. Но это, так сказать, программа-максимум, одинаковая для любого радикального христианства. Ну а вот конкретно, «в текущем разрезе»? Чего они как клещ впились в Украину и пьют из неё кровь, доведя 45 миллионный народ до братоубийственной войны?

Чтобы ответить на этот вопрос, следует отследить динамику развития сектантского аппарата.

В 1856 году митрополиту Галицкому, главе украинских греко-католиков, впервые был дан титул кардинала. В 1963 году 20 века Галицкий митрополит был повышен до верховного архиепископа. В 1975 году он САМОВОЛЬНО присвоил себе титул патриарха.



Самозваный униатский патриарх Иосиф Слипый.

В 2005 году лжепатриарх Галиции заявил, что он является патриархом всея Украины, присвоил себе титул верховного архиепископа Киево-Галицкого и стал строить в Киеве «патриарший» храм, напротив главного православного собора.

Ватикан смотрит за всей этой деятельностью довольно растерянно. В принципе он может утвердить главу греко-католиков в патриаршестве.

Я уже писал о раскладе ассоциированных с католицизмом туземных церквей. Пока украинская церковь входит в число четырёх верховных архиепископств – это две церкви христиан-индусов (сиро-малабарская и сиро-маланкарская), а также крохотная румыно-католическая церковь.

Выше этого для униатов у папы есть патриаршество восточного обряда, куда сейчас входит халдейская церковь, армянская, коптская, сирийская, маронитская и мелькитская).



44-летний лжепатриарх Украины Святослав Шевчук.




Аргентина. Встреча с римским папой «без галстуков» (чуть было не написал «без крестов»). После встречи Святослав изрек: «Как иезуит Папа Франциск является чрезвычайно глубоким интеллектуалом». Ещё бы.




Святослав стал польским байкером. Хороший же парень.




Униатский собор в Киеве. Не то что православная рухлядь. Униатство – религия будущего!

Но не нужно быть большим провидцем, чтобы понять, что подтверждение самостийного униатского партиархата тут же породит ещё большие претензии. Униаты действуют нагло, захватным методом и никакого ВНУТРЕННЕГО почтения к папскому престолу у них не наблюдается. В прошлом веке Шептицкий среди основной массы галичан пользовался непререкаемым авторитетом, что не помешало верхушке ОУН всерьёз обсуждать вопрос о его физическом устранении. Избрание римским папой ненавистного поляка окончательно десакрализовало ватиканскую власть в глазах галицийских националистов. В общем их цель вполне ясна. Это провозглашение автономной и единственно верной униатской, а точнее, истинно православной веры, затем прогонка всего населения Украины через униатское базилианство второго порядка. Несколько веков галицийцам поляки и москали твердили что они второй сорт, а второй сорт это москали и поляки. А галицийцы – сорт ПЕРШИЙ. Они будут сидеть в Киеве, а западные и восточные недохристиане будут на них работать.



Слава секте! Секте слава!

Почему этой программе дают зелёную улицу на Западе, отдельный разговор, но сами сектанты думают именно так и проводят свою линию с железной последовательностью. Унитатская резидентура сидит на телевидении и в электронных СМИ, в правительстве и в «беспеке». У униатов есть разветвленная агентура внутри расколотой и беспомощной православной церкви Украины и хорошо организованное лобби в Европе и Америке.

Православные же украинцы не только стали беспомощными жертвами сектанской пропаганды, но даже не понимают с чем они столкнулись и как против этой заразы лечиться. Увы!


Дура-чок-чок-чок, проста-чок-чок-чок, покойни-чок.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 845 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →