Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

PS-11. СМЕРТЬ ЕВРЕЯ


Розанов сказал, что тайная мечта еврея быть элегантным. Тайная, но совершенно несбыточная. Ибо что бы еврей ни делал на всём лежит печать нелепости, а любое еврейское «дело» неуклонно валится в скверный анекдот.

Каждый поживший человек совершенно отчётливо понимает, что розановская характеристика верна до боли. Это диагноз.

А почему так получается, надо подумать.

В середине 19 века во Франции жил молодой еврейский журналист «Иван» «Соломон», выступающий под псевдонимом «Виктор Нуар» (то есть «Витя Чёрный»).

Журналист, как и положено еврею, был бойкий, передовой, с жизненным девизом «в каждой бочке затычка». В начала 1870 года он совершенно сдуру встрял в конфликт между маститым литератором Анри де Рошфором и родственником Наполеона III Пьером Наполеоном Бонапартом.

Пьер Наполеон сам был литератором, причём придерживался, как и многие члены этой фамилии (бонапартов, кто не знает, было в 19 веке человек 50) левых взглядов и активно участвовал в революционном движении. Женой Пьера Бонапарта была дочь простого рабочего. Возмущённый начавшейся травлей клана Бонапартов, Пьер сделал несколько публичных заявлений в защиту своего честного имени. Это было использовано для эскалации конфликта, в конце концов к нему домой явились двое прощелыг и стали в развязанном тоне требовать дуэли. Чтобы оценить картину, учтите, что одному прощелыге было 24 года, а второму, - Вите Чёрному, - 21, хозяин же квартиры был 54-летним отцом семейства.

Дальнейшие события в невежественной статье русскоязычной Википедии описываются так:

«Виктор Нуар был застрелен в Париже 10 января 1870 года принцем Пьером Наполеоном без объяснений, когда исполнял обязанности секунданта оппозиционного журналиста Паскаля Груссе».

Реально ситуация однако выглядела совершенно иначе. Пьер Наполеон вполне резонно заявил, что готов стреляться, но не с безродными холуями, работающими в штате у главного редактора Анри Рошфора, а с самим Рошфором. Рошфор был не так молод, а главное принадлежал к французской аристократии, и дуэль с ним не была бы для племянника императора оскорбительна.

В это время темпераментный и глуповатый «Виктор» совершил роковую оплошность: заорал на Бонапарта и дал ему пощёчину. За что был убит на месте. По обычаям того времени это была единственно возможная и совершенно легальная реакция на подобное оскорбление – не только для особы императорской крови, но и для любого дворянина.

Состоявшийся суд полностью оправдал принца, впрочем, приговорив его к выплате материальной компенсации жертве несчастного случая на литературном фронте.

Однако, следует учитывать, что речь шла о части планомерной кампании по дискредитации Бонапартов. Франция была накануне предательской войны 1870-1871 годов, когда местные либералы сговорились с правящими кругами Великобритании и Пруссии о национальной измене: либералы устраивают саботаж и открывают фронт, в результате Германия объединяется, а во Франции свергается «царизьм». А дальше, вуаля, мир без аннексий и контрибуций и все довольны.

Результатом подобной «комбинации» явилось тяжелейшее военное поражение, национальный кризис, кровавая «парижская коммуна», аннексия Эльзаса и Лотарингии, выплата огромной контрибуции, превращение восточного соседа в бронированного монстра и окончательная потеря Францией статуса мирового субгегемона. Французские Милюковы и Родзянки получили свой «брестский мир» и политическую деморализацию на сто лет вперед.

В контексте национального предательства история с убийством «нашего Вити» была как нельзя кстати. Оппозиция тут же заявила, что суд подкуплен Наполеоном III (который на самом деле находился с Пьером в неприязненных отношениях и даже, не смотря на близкое родство, не включил его в состав императорской фамилии) и устроила невинно убиенному литератору грандиозные похороны. В них участвовало до ста тысяч человек, люди неподдельно плакали, пели песни, ломали руки в неизбывном горе и даже впрягались вместо лошадей в погребальный катафалк.

А дальше наступил Седан, бегство Наполеона III, Парижская коммуна (активными деятелями который были и Рошфор, и Груссе), и, наконец, торжество демократии. Виктор Нуар стал частью национальной небесной сотни, в начале 90-х годов 19 века его прах торжественно перезахоронили на Пер-Лашез, поставив, а точнее положив, удивительный памятник – настоящий шедевр погребального искусства.


Перед нами лежит молодой граф или князь – безукоризненно одетый, с благородными чертами лица (весьма и весьма отдалённо напоминающими пухленького и кудрявенького Виктора). Он встретил внезапную смерть с открытым лицом, и она сразила его наповал. Оборвалась прекрасная, молодая жизнь. Где стоял, там и упал – навзничь. Таким и остался навеки – красивым и молодым. Благородным даже в момент смерти, хотя безглазая проказница с косой любит шутить – кому посмертную маску налепит такую, что хоронить приходится в закрытом гробу, а то скрючит окоченевшее тело так, что не разогнёшь.

В общем, прожил Иван-Соломон жизнь короткую и печальную, но посмертное воздаяние получил. Ничего в жизни за 21 год не успел, а память живёт и память хорошая. Благородная. Можно было бы даже сказать элегантная, если бы это слово не имело в русском языке оттенка несколько легковесного.

Только… тут такое дело… как бы это сказать… карма.

Франция страна литературной критики. Французы всё пробуют на прочность, и всё у них находит своё настоящее место. У других народов, в общем, тоже, но у французов как-то особенно быстро и беспощадно.

Пер-Лашез место людное, а к распиаренным могилам вообще не зарастает тропа. Французы и особенно француженки гишторию про невинно убиенного журналиста почитали, памятник посмотрели и вынесли вердикт – ПИПИСКИН.

У памятника из-за «реализьма» конца 19 века заметно оттопыривался гульфик. Насмешливые парижане тут же изобрели обычай – гульфик надо драить. Кто гульфик драит, у того у самого стояк будет, а если девушка – то в течение года выйдет замуж.


Так и лежит «мосье Виктор» - со сверкающим гульфиком. Не так давно местное чиновничество постановило сделать ограждение, дабы прекратить поношение и «антисемитизьм». Но куда – ограду несколько раз выломали с корнем, мэрия, чтобы не позориться, решение отменила. Так что лежать борцу за справедливость и освещать своими блестящими причандалами светлое будущее ещё долго. Может быть даже столетия. «Ты этого хотел, Жорж Данден».

А почему евреи все время катятся в эйзенштейновской коляске по лесенке лесениады… Думаю, потому что врут шибко. Так шибко, что у матери-природы свербит в ноздре и она чихает. Чисто рефлекторно. Не выдерживает. Вот и получается – «отец русской демократии самоубился в уборной посредством шарфа, сломал два ребра». Или глава кремлёвского пиара так непросыхал, что несколько раз ломал себе все кости, вплоть до двух переломов позвоночника, а потом, весь в металлических заплатках упал от инфаркта в американской гостинице для гомосексуалистов так, что весь обударялся об тупые предметы. Или интеллектуальная оппозиция 140-миллионной страны изрекла «Путин, ты обкакался!» и упала у мусоровоза под «Дурицкую».
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 368 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →