Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

226.ПРОШИБЛО

Воспоследовала реакция Константина Крылова на «спил фуражки» (ветка №224).

Реакция до того характерная, что не откажу себе в удовольствии воспроизвести её целиком:

У Ходасевича в "Европейской ночи" есть стихотворение про берлинского старика, онанирующего в мужском туалете. Люди заходят, ссут, а он там стоит у стены и дёргает локтем.

Это, конечно, ещё не вполне завершённая картина, "немного недокручено". Старик, понятное дело, русский эмигрант. Когда-то был уважаемым человеком, публицистом, историком, ну и конечно "литературные опыты" и "четверги по пятницам", на которые собирались "все порядочные люди столицы". Называли по имени-отчеству, "Евгений Львович" или там "Глеб Дмитриевич", и все понимали, кто. Кристальнейший человек, с принципами, смелый обличитель язв царизма. Публично назвал публициста М. провокатором и агентом охранки, "о чём две недели говорил весь честный Петербург". Студенты любили: на лекциях "Лев Дмитриевич" горел с просверком, да и предмет свой, в общем, знал. Две залётные курсистки отравились хлороформом от неразделённости чувств. Потом - февраль, октябрь, Петербург уходит на дно, пайковая селёдка, успел с отъездом, Берлин, газета "Новый Путь", какая-то некрасивая история, грязный воротничок, дно. Теперь - мужской туалет, и "бьётся локоть сюртука".

Читая в ЖЖ некоторых "некогда уважаемых мною" людей, чьи тексты уже не вызывают ничего, кроме брезгливой жалости, невольно представляешь себе этого берлинского старика. Который, в общем-то, и сейчас мог бы "грянуть с кафедры", но обстоятельства всё переменили, оставив одно утешение: увядшую, но всё-таки ещё годную к удовлетворению мужскую снасть. Которую ещё можно погонять в кулаке. "Чпоки-чпоки-чпок".

Что тут сделаешь? "Отвернуться и пройти мимо". Дома - поставить подальше томик "Евгения Глебовича" с лекциями и публицистикой. В смутной надежде, что когда-нибудь это снова можно будет читать без воспоминания о "локте сюртука"…

<О моей непричастности к спецслужбам и к службе у Павловского> и заявлять-то ничего не надо.

Достаточно посмотреть на дату моего рождения, потом прибавить годы учёбы и институтские, чтобы понять: эротические фантазии Дмитрия Евгеньевича не имеют ничего общего с действительностью. Ну, чтобы быть совсем точным: диплом МИФИ у меня от 28 марта 1991 года. Девяноста пер-во-го. И когда же это я успел всласть поработать в структурке в описываемым Д.Е. режиме? При Бакатине, что-ли? Ну разве что подрочить на образ "сексота в институте" - эту тему Галковский, правда, уже израсходовал на одном своём бывшем друге, которого долго и неуспешно пытался "травить".

Что касается Павловского, то тут всё совсем просто. Работу на ФЭП не спрячешь, это не конспиративная контора и секретных сотрудников не имеет. Все, кто работал на ГП, известны. Кстати, это изрядная часть моих знакомых. И никто из них по этому поводу не переживал. (ДЕГ, постоянно трущийся около Гельмана и на него работавший, тоже, кажется, по этому поводу не переживает - но это уж ладно). Я бы, может, и поработал в ФЭПе, - ибо гадостей Отечеству всё равно делать не стал бы, "а так почему бы и нет". Да не склалось. Не любит меня, знать, ГОП.

Не буду же я всего этого говорить по одной простой причине. Я считаю Галковского последним дерьмом - и имею к тому все основания. Этот человек просрал свой дар и превратился в... сами видите во что. И оправдываться перед этим, да ещё и давая на себя какую-то информацию, пусть самую мелкую - не буду. Никакой "полемики" я с ним вести не хочу, и вообще - принимаю во внимание его существование только потому, что он гадит (мне и моим друзьям), подло и изобретательно. А так - век бы его не слышать и не видеть. Как, ну я не знаю, Романа Лейбова какого-нибудь.

Интересный факт: подавляющее большинство людей, когда-либо имевшие дело с Галковским, рано или поздно стали относиться к нему так же, как я сейчас.


Что мы здесь видим? Прежде всего - типовой разговор. Разговор, рассчитанный на определённую аудиторию, заранее предугадывающий одобрительную реакцию. Такая аудитория реально есть. Она с благодарностью прореагирует на «чпоки-чпоки», подхохотнёт эмигрантским онанистам, да и вообще онанистам-очкарикам, неспособным сделать два кувырка на татами, не то что сломать крепкозадому партнёру руку или позвоночник. В этой аудитории с рассказчиком выпьют водочки «за родину, за Сталина», расскажут аналогичный анекдот про другого интеллигентского соплежуя – Бродского или там Николая II.

Вопрос в ином – есть ли ЖЖ именно такая аудитория? Мне кажется, что нет. Жижисты это, прежде всего, интеллигенты, причём интеллигенты вдвойне – ведь сам факт ведения интернет-журнала это самое натуральное соплежуйство, а не раскачка трицепсов или, на худой конец, рыбалка. То есть Крылов проскальзывает мимо. Чтобы завернуть лампочку нужно пять ирландцев. Один стоит на табуретке и держит лампу, а четыре держат табуретку за ножки и ходят по кругу. Анекдот, может быть, хороший, только слушать его В ИРЛАНДСКОЙ АУДИТОРИИ будут уныло. Особенно если рассказчик будет англичанином.

Между тем, Крылов ощущает себя человеком, склонным к общественной деятельности. Он постоянно участвует в каких-то политических акциях, входит в комитеты и комиссии, собирает деньги, подписывает коллективные письма. Деятель. Но эта деятельность всё больше напоминает бурную активность известного персонажа русской народной сказки. Ну зачем, скажите на милость, образцово-показательному русскому патриоту поддерживать отношения с израильскими фанатиками, вступать в зороастрийскую секту или расшибать лоб перед грузинским набобом?

Очевидно, Константин переживает жесточайший кризис идентичности. И из-за этого постоянно попадает в двусмысленные или прямо смешные ситуации. Ему кажется, что я его «травлю». Но травит Константин себя сам. К моему творчеству он относился очень хорошо. Затем, по его мнению, я исписался, испортился, стал шнырять по общественным уборным и, наконец, «травить друзей». Между тем, я ни на скрупул не изменился и автор «Бесконечного тупика» к Крылову мог относиться только так, как к нему он и относится. Это очевидно. Я не люблю коммунистов, сотрудников тайной полиции и антиинтеллектуалов.

В конечном счёте, на Крылова можно было бы плюнуть. Но я искренне хочу ему помочь. Из классовой солидарности. На самом деле Константин «ложный опёнок», точнее, ложная поганка. Фуражка – не его. Вроде работает человек в «Спецназе», при деле. Вокруг «друзья», вроде Холмогорова (который его ЗАЛОЖИЛ) и Милитарёва. Есть кое-какая денежка, перспективка. Единственная трудность – подколодный Галковский, который «травит литератора», причём «подло и изобретательно». А травит Крылов сам себя. Мой путь прямой. Крылов же договаривается до фантастических вещей: «Оправдываться перед дерьмом-Галковским, да ещё и давая на себя какую-то информацию, пусть самую мелкую - не буду».

Да причём здесь Галковский? Дело в человеке, который в условиях демократического общества, ЗАНИМАЯСЬ ОБЩЕСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ, считает элементарные биографические данные, вроде даты окончания вуза, «дачей на себя информации».

Общественная деятельность дело хорошее, БЛАГОРОДНОЕ. Только вести её надо честно.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 235 comments