Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

230. НИ В ГОРОДЕ БОГДАН, НИ В СЕЛЕ СЕЛИФАН

Отечественными критиками замечено, что со сценическим воплощением образа Сталина в РФ большая напряжёнка. Как-то не даётся образ. Между тем подлеца играть гораздо проще, чем хорошего человека, это факт общеизвестный. Конкретного материала о грузинском тиране – море разливанное. Сам типаж фактурен. Вроде бы справится и выпускник театрального училища. Ан нет. Неплохо сыграл Петренко в «Пирах Валтасара». Иногда получаются сталины – эпизодические персонажи, большей частью комические. Но образ, что называется, не раскрыт. Почему – у меня на этот счёт есть свои соображения. Скажу об одном.

Сталин был существом внутренне пустым, он всю жизнь ощущал себя инородческим Хлестаковым, попавшим в столичную историю. Сталин всё время «плавал у доски» и нёс чушь. Чушь плохо артикулированную, искажённую акцентом. У него были вполне понятные азиатские взгляды на бытовые отношения между людьми («ми его нэ лубим, а он тоже пришёл. Абидна, слющай»). Он любил и умел мстить, мастерски унижал, столь же мастерски (по грузинским масштабам) льстил. Но вот дальше… Думаю даже в случае простого мордобоя второй мировой он не понимал, что происходит. Весь ход событий для него был полнейшей фантастикой, чем-то вроде сложной аллегорической композиции художника 18 века в восприятии четырёхлетнего ребёнка. Взгляд ребёнка выхватывает отдельные фрагменты: конфету на столе, папин ремень, плачущую мать, порванную фотографию, разбитое зеркало, но он совершенно не в состоянии соединить все эти дюнкерки, лагеря, сталинграды, коминформы и атомные бомбы в единое целое. В смысле животного страха за свою шкуру или направления конкретных действий всё понятно. Но дальше… Дальше начинается «заплыв». Очень похоже на «Ивана Грозного» Эйзенштейна. Нарядить себя боярыней, кривляться на авось старым трансвеститом, соединить американский мюзикл с трагическим наигрышем провинциального театра и без знания русской истории, без чёткого плана съёмок, живя тридцать лет в сюрреальном мире номенклатурного болота бултыхнуться в Лету. «Человека вытолкнули на сцену». Огромный зал напряжённо слушает, явно принимает вышедшего к трибуне за кого-то другого. И начинается «поток сознания»:

- Я того… этого, ну в смысле, значит, к чему это я, я к тому клоню, что как бы надо этого… то есть есть которые, а так не надо. Надо как, чтобы оно шло… Лучше чтобы.

Черномырдин лишь аккумулировал в своей низколобой башке 70-летнюю риторику на авось. Он, кстати, в своё время и произнёс пламенную антикоммунистическую антиречь, замкнув кольцо бессмысленной демагогии. Так сказать демагогической демагогии, демагогии второго порядка.

Думаю лучшее выступление Сталина, адекватно передающее ход его мысли, и так сказать, мироощущение – ЭТО. Тут весь Сталин. Целиком.

А в тандем – визг клаки. Надо сказать, в отличие от сталинского бормотания, вполне осмысленный. Видно, что холмогоровка зарабатывает себе отрез на платье, может быть даже ботинки. Дело понятное. Кого она видит в Сталине – понятно. А вот кем был Сталин в своих глазах… Думаю эйзенштейном, нарядившимся в псевдорусскую Бастинду.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 78 comments