Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

231. ВЫСОКАЯ МОТИВИРОВАННОСТЬ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ТЕКСТОВ

Недавно в ЖЖ появился замечательный разбор романа Юлии Латыниной о Чечне. Ценно здесь не только содержание, но взгляд - анализ ИДЕОЛОГИЧЕСКОГО СМЫСЛА художественного текста. Ведь Латынина - советский писатель и пишет по принципу "...ического реализма". Художественные и метафизические задачи её не волнуют. Важна идеология + обёртка конфетки: внешняя занимательность. ТАК И НАДО АНАЛИЗИРОВАТЬ. 5% - об обёртке и 95% о направленности пропагандистских усилий. За год латынины превратятся в тех, кем они являются на самом деле - в пинаемых ногами партийных агитаторов. Коммивояжёров, которые продают расчёски по квартирам или суют прохожим рекламу папирос. Расчёски уродливые, папиросы гнилые. То есть судьба латыниных - это перманентные плевки и побои. Андеграунд. Хочешь плясать на похоронах и одевать траур на свадьбу – «будь готов к труду и обороне». Написал книжку про чеченских батыров в стране, где чеченцев ненавидит 99,9% населения – готовься к праздничной жизни. Пока латынины получали только навар и премии за своё НЕУМЕНИЕ ВЕСТИ ПРАВИЛЬНУЮ ПРОПАГАНДУ. Фаза плакатов «Слава КПСС» сменилась «бестселлерами», где столь же оторванный от реальности тезис вкусно иллюстрировался причудливыми картинками. Книжный рынок завалили книги о кале, невкусной и нездоровой пище, гордых чеченцах, смелых кегебистах.

Казус Латыниной, - маргинальной дурищи, безнаказанно усевшейся в центр Официальной Государственной Литературы, - есть частное следствие общего дефекта культуры. Грубая дифференциация советского общества, завуалированная государственной пропагандой, привела к дегенерации классового самосознания. Люди не понимают своих социальных интересов, не отдают отчёта в детерминированности своего социального поведения, всегда основанного на Интересах. Т.е. Интересы постсоветского человека «оправляются» им в максимально грубой, животной форме. В современной РФ существует два привилегированных сословия (специализированные этнические группы) – евреи и чеченцы. Латынина – еврейка, тесно связанная с чеченской диаспорой. И пишет грубый, совершенно НЕ ЗАМАСКИРОВАННЫЙ опус на эту тему. По страницам её романа психической атакой маршируют еврейско-чеченские чудо-молодцы. Ать-два, ать-два. Фанфары, аксельбанты, погоны, выпушки-петлички. По обочинам корячится русская рвань, в лучшем случае напоминающая «бусурман» из экранизации «Сказки о царе Салтане». Голубушка, ДА НАДО ЖЕ МАСКИРОВАТЬСЯ.

Латынина не маскируется, ибо её пропагандистский опус на деле является нерефлексированным «криком души». Что является следствием более общей проблемы: НЕПОНИМАНИЯ ПОСТСОВЕТСКИМ ЧЕЛОВЕКОМ САМОЙ СУТИ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТВОРЧЕСТВА. Он разделяет, по старой советской памяти, «пропаганду» и «чистое искусство». А никакого «чистого искусства» нет. Любой текст, выданный разумным существом, имеет определённый смысл, следовательно, неизбежно является пропагандой (И пропагандой). Речь и письмо – частное проявление изменения реальности. А суть изменения реальности разумным существом - в преследовании своих Интересов. Мастерство (и свобода) писателя не в карнавалистских плясках на иррациональном Поле Чудес, а в умении встать на чужую точку зрения, в понимании чужих Интересов и в умении показать КОЛЛИЗИЮ, то есть столкновение этих интересов. Латынина превратилась бы в писателя, если бы смогла написать хотя бы плохонький роман с позиции русского человека. Представить себя на секунду русской, посмотреть на мир глазами русского человека. О чём русский думает, что чувствует, какие у него Интересы.

Иными словами, абсолютная мотивированность текста приводит к отсутствию конкретной мотивации. Или (что ни делает дурак, всё он делает не так), простое информационное сообщение начинает обладать мотивационной насыщенностью художественного произведения. Вроде «Рассказа О Том, Как Ельцин Сломал Ногу».

Что мы знаем о Борисе Николаевиче? Да, в общем, ничего. Он старый, сидит в пледе у телевизора. У него есть жена Наина Иосифовна. Борис Николаевич увлекается теннисом и волейболом. Ещё, подобно Ноздрёву, наш герой является «историческим человеком». Ему отрывает пальцы, он падает с моста в реку. В результате на фоне «Сардинии» (абстрактной подмалёвки классической оперетты) происходит Сценическое Действие:

«Мы отдыхали с первого сентября в Италии, на Сардинии. Вы знаете, что Борис Николаевич заядлый болельщик, поэтому смотрели практически все игры открытого чемпионата США, я от него тоже теннисом заразилась. До шести утра мы смотрели поединок Марии Шараповой и Надежды Петровой. Игра была интересной. Обе россиянки, в любом случае мы знали, что победа будет за нами. "Все, пошли спать", - сказали мы друг другу под утро. Там в гостиной было две ступеньки, это случилось практически на ровном месте. Я только успела сказать в темноте про эти ступеньки. Хорошо, что Борис Николаевич еще смог, как волейболист, сгруппироваться и не произошло чего-нибудь худшего».

Понятно, что даже в плохоньком рассказе Каспаров сломает ногу, играя в шахматы. Что в общем уже и произошло. После появления на политической сцене хорошо оплаченный аноним набил Гарри Кимовичу шишку шахматной доской.

В общем, кое у кого большие проблемы с литературой. А Россия – страна литературная.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 138 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →