Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

284. ПОХОРОНЫ ГОЛЬДШТЕЙНА

Графоман жил, его осыпали наградами и почестями. Графоман умер. Теперь графомана хоронят.

В ЖЖ a_ilichevskii состоялся трогательный по своей непосредственности диалог. Его стоит привести весь. Он уже начинает подчищаться ластиками и бритвочками, а сохранить для истории надо. По уровню речевых характеристик это готовая сценка профессиональной пьесы.

"СУКИ
.... UPD. Здесь был пост, который я убрал. Но суки остались.


(Убрано следующее: Какой урод - Галковский, какие по преимуществу уроды его комментаторы. Вот уж казалось бы не первый год живу. А время от времени диву даюсь. Ссылка: Скотина Г-ский о А.Гольдштейне.)

marinaa2: Саш! почему ты реагируешь? считай - камень на дороге. будешь на камень обижаться? будешь посты ему посвящать? ты ж этим козла пиаришь!! на камень какая реакция? отшвырнёшь и дальше пойдёшь. Саша Гольдштейн был моим другом. был бы Галковский человеком - может и вставила бы словечко-другое у него в журнале... а он - камень. пнул с дороги и забыл. убери этот пост. правда. ради самого же Саши Гольдштейна!

borkhers: У Сартра в эссе "Античемит и еврей" есть фраза о том, что антисчемит ХОЧЕТ быть камнем.

a_ilichevskii: Ага. согласен. убрал.

marinaa2: умница!

a_ilichevskii: Марин, а ты Гольдштейна еще по Баку знала? Может кого из наших ты знала тоже.. Это как по словам моей тетки, которая любила говорить: "Если на пляже в Шихово встретились два еврея - то чере 15 минут выяснится, что они родственники":))

marinaa2: Сашку я знала, потому что он работал в Азеринформе... Я моложе его почти на 6 лет, но из-за КВН и Молодёжки сталкивались... сначала в горкоме... потом у театре "У Камина", потом у Димы Гурвича покойного дома... а в Израиле - виделись в каждый мой приезд.

a_ilichevskii: Эх. А я с ним говорил подробно в Москве. Один раз. Но на знакомство так и не решился.
Это был великий писатель.

marinaa2: Это был уникальный человек и великолепный мастер слова. Настоящая яркая звезда. Рак - это всё-таки страшно. Раньше всех уходят лучшие. Всегда. я стихотворение Гены Каневского проиллюстрировала... но когда рисовала - про Сашу думала. http://marinaa2.livejournal.com/78064.html

a_ilichevskii: Замечательная картинка... И стих хороший. Эх.

borkhers: Ну, что ж... Речь антисемита над гробом врага-еврея. Речь достатоочно типичная в своей низости. Вспоминаю переписку Эйдельмана с Астафьевым. Аргументы иные, но интонации те же. Но Гольдшьейн уже никому не ответит... Зависть и ненависть к нему пережила его, как, впрочем, уважение и любовь. Нам остается только быть иной стороной. И не только в случае с Галковским. Антисемиты, конечно ненавидят... Мне стыдно, чтио сам я не могу им ответить столь же полноценной ненавистью, как Техилим:

Совершенною ненавистью ненавижу их, враги они мне!

Или - уже могу?

a_ilichevskii: Ох, Борис, как все это тяжело. Причем - когда живешь вроде и не думаешь, что вот это рядом - а думаешь, что оно приличное - а потом - нет да все как свалится. И после этого начинаешь орать - да что ж это страна. Эх.

levinski: ну вот:( а как же мы? мы же читаем, а ты убираешь... Этим и хорош ЖЖ, что каждый пишет то, что знает и думает. Пусть у нас разные взгляды на жизнь, мы этим и хороши - разницей своей. И тем, что мы, такие разные, стараемся понять друг - друга. Или я ошибаюсь? Я вот благодаря своей френдленте совсем перестала читать прессу. Не беру газет в руки. Так что не надо убирать свои посты.Пусть они живут, колюченькие и непричесанные

a_ilichevskii: Там дело было не в том, что "непричесанные". Это просто было ошибкой.

betelgeise: Саш, я снова в строю:) Где суки, кого рубить?

a_ilichevskii: Это Галковский. Потом расскажу. Надо созвониться!

betelgeise: Галковскер - так его термоядерный называет всегда:) Конечно, давай созваниваться и встречаться! Соскучимшись ибо. У меня еще до седьмого августа вольница, а потом снова в бой (будь он проигран:)))

ruventrip: Зафрендил его, есть за что. Ночью, рассматривая Г. о Гольдштейне расстался с ним. не захотелось прощать.

a_ilichevskii: Аналогично.

crivelli: Больной он человек, что делать.

a_ilichevskii: Больной. Все больные. И Достоевский и т.д. Я не говорю о сравнительных величинах. Но мне кажется, что делать что-то нужно. Нужно хотя бы ставить мир в известность, то есть не доводить до попуститеьлства. Кстати, уверен, что на самого Гольдштейна все это не произвело бы никакого впечатления. Но у меня не тот темперамент".


Неплохой довесок в ЖЖ zoil:

"Читать всем: http://galkovsky.livejournal.com/72574.html#cutid1
Потрясающее саморазоблачение человеческого ничтожества. Комментаторы - тоже, по-своему, замечательны...

a_ilichevskii: Какие уроды, какой урод - Г. Вот уж казалось бы не первый год живу. А время от времени диву даюсь.

zoil: Бодливой корове... и так далее.

lluwellun: Не хочется ругаться, но этот господин - ублюдок.

crivelli: Это диагноз".


Особенно меня умиляет «надо что-то делать». Да уже всё сделали. К 46 годам у меня ни денег, ни карьеры, ни семьи, ни своей крыши над головой. С трудом поддерживаю состояние гомеостаза. Один чих (проблемы со здоровьем, пара слов хозяина квартиры) и я окажусь с чемоданами на улице в момент и безо всяких перспектив. Т.е. день прожил и ладно. И так всю жизнь.

Однако странное дело. Я, в общем, всем доволен. Меня окружают любящие люди. За два десятка лет на меня не то чтобы кричали, а не повышали голос ни разу. Нельзя сказать, что и наедине с собой я в постоянном миноре. Наоборот, учитывая мои обстоятельства (собственно, жизненного краха), можно сказать, я бодр и весел. Нет детей – я развесил дома бесчисленных утят и хожу в парке с выдуманными сынишкой и дочкой, рассказываю им разные истории и сказки, иногда воспитываю (все философы большие резонёры). Нет денег - я могу полгода сидеть на сухарях, а потом устрою себе роскошный пир, путём поглощения купленного на рынке ананаса. Да ещё такой диетой и здоровье улучшу. Меня не публикуют – я напишу что-нибудь в интернете и тут же десятки людей примутся обсуждать написанное, и вовсе не на уровне «надо что-то делать». Что-то делать - это азиатский прикол. НИЧЕГО ВЫ СДЕЛАТЬ НЕ МОЖЕТЕ. Даже испортить чужую жизнь из зависти.

А вот осыпанным премиями, укленным грамотами и медалями графоманам живётся неважно. Здесь жмёт, там чешется. нет-нет да и умрут безвременно. Вроде на фоне разверзшейся вечности можно достигнуть искомой хмурой гламурности «серьёзного литератора». Ан нет. И тут фарс, водевиль, «антисемитизм». «Вы будете смеяться, но Рабинович тоже умер». Может ли, например, Павловский или Сорокин умереть? Нет, только отбросить коньки. Потому что живут шарлатаны на коньках. Роликовых. Одеты в жёлтый комбинезон с полуметровыми пуговицами, на носу красная нашлёпка, на голове рыжий парик. В цирке смерти нет. Есть номера и репризы.

Можете лаять по-собачьи и мяукать по-кошачьи, награждать себя брежневскими медалями и «устранять конкурентов». Ничего не получится никогда. Потому что ваш конкурент – РЕАЛЬНОСТЬ. Не в том дело, что Галковский «хорошо пишет», а в том, что это правда. Воюя с Галковским, вы воюете с русским языком. Каков итог? На кладбище Сен-Женевьев-дю-Буа есть замечательная могила. Я её назвал памятник «Неизвестному Русскому Писателю». Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать:



Слева - могилка, справа – микрочасовенка. На ней надпись:



В общем, здесь похоронен писатель и все его произведения. Похоронил себя человек сам. Я считаю, этот антисемитский камень надо убрать и перенести туда прах Гольдштейна. Чтобы лежал, как и положено, рядом с Буниным, или, на худой конец, Галичем. Хотя в историю русской литературы он уже вошёл. Всю жизнь бился головой о решётку, организовывал телефонные звонки. Ничего не получалось. Умер – я открыл калитку, и теперь он там. Рядом с Писателем Корсаком, автором трилогии «Один – Вдвоём - Со всеми вместе» и прочими жуками на солнце в гостях у капитана Копейкина. Такая вот история одного контролёра. С шарманкой.

В этом есть мрачная, даже злорадная эстетика русской культуры. Всю жизнь человек лез по чужим головам: «примите меня». Приняли. Страшная, мучительная смерть и посмертное глумление. Вопрос: а стоило ли лезть в эту ВЕЛИКУЮ И СТРАШНУЮ культуру? Где все мечты сбываются, и каждый получает своё. Именно СВОЁ - это самое обидное и самое жуткое в т.н. «критическом реализме». Жизнелюбы Стругацкие написали смешной комикс – «Пикник на обочине». Тарковский и Кайдановский превратили его в «Сталкер» и всей труппой пошли на выход из зоны. Едем дас зайне. 9 лет назад Гольдштейн кому-то позвонил по телефону и попросил о встрече. «Прошло девять лет». Его просьба была удовлетворена. Как просил.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 127 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →