Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

311. БАПТИСТСКАЯ БИБЛИЯ И ВАЗЕЛИН

Я давно знаком с Владимиром Бондаренко. Шапочно, но давно. Даже после моего ухода из официальной журналистики (напомню, что я нигде не печатался с 1994 по 2000 год), он время от времени позванивал и предлагал публиковаться в своей газете. В результате, когда я решил вернуться в отечественную периодику (после издания БТ, присуждения литературной премии и завершения ельцинского междуцарствия), то единственный телефон редактора, который у меня остался, был телефоном Бондаренко. Был ещё телефон редактора одного журнала – «Нового мира», и пары сотрудников «Литературной газеты». В этих трёх изданиях я и начал печататься.

В периодике я публикуюсь мало и из соображений гуманитарных. Реальная цена моей статьи (то есть человека моего ранга и убойной силы) 1000 долларов. Мне платят 100 и эти деньги мне не интересны. Я за квартиру ежемесячно плачу 550. Примерно столько же за год получаю как автор статей. То есть это ноль. «Карманные расходы».

Статью о хазарах меня попросил написать Бондаренко, просил несколько раз, письменно и устно. Когда просят, я стараюсь идти навстречу. Из-за мягкого характера. Потом, к Бондаренко я отношусь с уважением из-за его неизменного благорасположения, да и редактор он профессиональный. Несмотря на дикие склоки и скандалы, умудряется сохранять со всеми дружеские отношения, свою работу знает и любит. Как говорится, чего же боле. Никакой «тонкой политики» по отношению к Бондаренко, Проханову и кому бы то ни было у меня нет. Мне не интересны литературные склоки. После интернета не интересна и публикация. О деньгах я сказал выше. Для меня периодика живой процесс, если так получается, что меня в этот процесс жизнь вплетает – ради Бога. Если человек просит статью – получает статью. Просит мусорное ведро на голову – получает мусорное ведро. Ничего не просит – ничего не получает. «Стимул – реакция». Полный бихевиоризм.

Однако сотрудник «Завтра» Владислав Шурыгин почему-то решил, что моя публикация в его газете это какое-то «событие», хитрый ход в литературной борьбе, тройная провокация. Решил выступить у меня в ЖЖ в жанре контрпиара, «дать отпор»:

«Долго смеялся. ДЕГ, заламовавший руки в обвинениях Проханова и проклятиях в его адрес, как только появилась возможность опубликоваться, смиренно потрусил писать статейку для шпиона и негодяя. ... и за куда меньшую чем 100 баксов сумму. ;-))) Очччень прЫнципиальный мужЧщина... ;-)))»

Да ради Бога. Жертвую этот гонорар Проханову, пускай на него купит портрет Чубайса и повесит у себя в кабинете. Молиться.

Недавно посмотрел фильм о житье-бытье хозяина американского порножурнала. Редакционное совещание. САМ сидит в инвалидном кресле – молодой и красивый, но со сломанным позвоночником, рядом – подруга наркоманка, больная спидом. Большой зал, стол, за столом десяток сотрудников. Поднимается первый заместитель: бла-бла-бла.

Хозяин: УВОЛЕН!

Заместитель: За что! На мне же вся работа?!

Хозяин: Ёпт, ты посмотри на стену – видишь, наша компания называется ПОК – «Пупкин Олег Кириллович». Пупкин! А не Ёпкин Кирилл Кондратович. Ты видишь здесь ЁКК? Нет, здесь ПОК. Вали на хер.

Ёпкин собирает вещи: «Ез, сэр». Дальше - больше. Пупкина по решению суда кладут в психушку, он в смирительной рубашке ведёт селекторное совещание. Другой заместитель докладывает: Бла-бла-бла. Пупкин:

- Понял, не дурак. УВОЛИТЬ ВСЕХ.

– Как всех?

- А так - всех. Всю редакцию.

И ничего, дело шло, тиражи росли. Пикнуть никто не смел. Более того, хозяина любили, молча разгребали все его ошибки. Потому как набрал он с улицы журналистиков, стали им платить в четыре раза больше. Работа – не бей лежачего: подписи под фотографиями выдумывать: «А-а!», «О-о!», «Дас ист фантастиш!». Плюс интересная жизнь – девочки на любой вкус, в журналистское кафе заходишь – коллеги понимающе улыбаются, подмигивают, ищут дружбы. Весело и круто. За такое можно выжившего из ума самодура и потерпеть. Опять же дело поставил сам, с нуля. «Американская мечта». Так что может себе позволить и особняк, и бассейн с блядями, и личный вертолёт. Человек.

Теперь возьмём какого-нибудь Пиотровского. «Хозяин Эрмитажа». Уровень жизни и отношение с подчинёнными соответствующее. "САМ" ездит по миру: «Бенгалия-Греция, Италия-Швеция». Проводит время на светских раутах. Носит костюмы, где пуговица на ширинке стоит гонорара Галковского в «Завтра». Имеет апартаменты в центре, виллу за городом, лимузин и личную прислугу. Ниже, МНОГО ниже – доверенный менеджер. Дальше пустота до земли. По земле ползают парии – искусствоведы с университетским образованием. Зарплата – на грани прожиточного минимума, латанные кофты, чоботы 15-летней давности, затхлый кабинет в полуподвале, электроплитка и чайник. Теперь ещё оказывается, что 50-60-летние Мариванны и Лидильвовны ВОРОВКИ. Разворовали Эрмитаж. Пан Пиотровский об анчутках заботится, то соглашение о турне на масонском междусобойчике в Версале подпишет, то с руководством Сотбиса вопрос на два миллиона фунтов порешает, а холопки ишь что удумали – ХОЗЯИНА ОБВОРОВЫВАТЬ!

Пан Пиотровский, а не кажется ли Вам, что Эрмитаж это не порножурнал, выстроенный хамом-авантюристом на свой страх и риск, а государственное учреждение, к тому же имеющее статус мирового научного центра? В этом положении возможно два варианта поведения. Первый – быть слугой, обслуживающим интересы научного коллектива и в семейных трусах ежеквартально отчитываться перед сотрудниками Эрмитажа о проделанной работе. Второй - быть коллегой, первым из равных, королём, которого делает окружение: «Спасибо судьбе, что довелось работать с доктором искусствоведения, крупнейшим специалистом по французской культуре 18 века Мариванной и лидером мировой иранистики Лидильвовной. Весьма польщён, что они, не смотря на мои скромные научные заслуги, сочли возможным пригласить на... участвовать в... посетить Венецию... помочь с покупкой нового автомобиля...

Но всё-таки Эрмитаж это народное достояние, но не народное учреждение. Это институт, принадлежащий узкой касте интеллектуалов. По крайней мере, так обстоит дело с эрмитажами по всему миру. Другое дело - популярное печатное издание, но издание, ориентированное не на низменные инстинкты, а претендующее на выражение интересов широких слоёв общества, чуть ли не на духовное лидерство. На первой полосе прохановского «Завтра» так и заявлено: «Газета Государства Российского». Не Проханова, не редакции, не писателей или интеллигентского сословия, а «Всех Нас».

Теперь, как эта газета управляется и кем управляется.
Проханов проездом из Лондона в Тегеран заглядывает в редакцию, бросает через плечо:

- С третьей полосы материал об олигархах убрать, на первую страницу – икону Березовского.

– Как, почему?

- По кочану. Ты кто?

- Ответственный секретарь.

- Вот и работай.

«Ответственный секретарь» приходит домой. Вечерний чай. Супруга начинает ласковый разговор с кормильцем:

- Ох, Иван Батькович, прямо не знаю, что с этим Березовским сделать. В ступе, что ли, его истолочь, жида проклятого. Вчера показывали опять по телевизору – в обнимку с чеченцам этим, ну геббельс у них, Удугов...

А Иван Батькович:

- Ты маточка... значит так маточка... Борис Абрамович - православный человек.

«Маточка» захлёбывается чаем, начинает хрипеть, как удавленник.

Дальше - больше. Редакция это ладно. «Завтра» - газета не Проханова и не редакции, а читателей. Голос народа. Сидит ограбленный учитель в Иркутске, читает. Облезлые стены, нищенская пенсия, один свет в окошке – «Завтра» в руках. Там правда про Чубайса. И про русских патриотов из ГРУ, которые мужественно подрывают его бронированные лимузины. Броня толстая, зарплаты у квачковых на качественную взрывчатку не хватает, но важен сам факт. Значит, борются русские люди, значит, есть ещё где-то там за горами Правда. И вот учитель открывает очередной номер, а там написано: «Ну, чего уставился, дармоед? Анатолий Борисович для тебя электростанции строит, а ты сидишь, в носу ковыряешь. Взял бы и помог материально. Или хоть открытку благодарственную послал».

Вас тут, г-н Шурыгин, кличут политруком, на кличку вы откликаетесь. Политрук это агитатор. Людей агитирует. Вы много за свою жизнь людей сагитировали? Думаю, только близких родственников и то с трудом. А хотите, я Вам и вашей газетёнке 500 человек с бейсбольными битами организую? Вышибут стёкла, вышвырнут из окон на мостовую компьютеры и офисную мебель, погонят сотрудников в трусах и дурацких колпаках до Москва-реки. Хозяина порноиздания, как инвалида, повезут на тачке. В принципе и организовывать ничего не надо, вы сами всё себе организовали. Талантливой работой. Тут, как говорится, «партия». Процесс не идёт до логического завершения из-за общей заторможенности, разорванности общественных коммуникаций. Так что на ПЕРВОЕ ВРЕМЯ надо будет помочь. То есть бить вас будут организованно, с диспетчерами. Подъедут на автобусах, нейтрализуют охрану, помогут пожилому человеку достойно выйти из отечественной литературы. На руках любящих соотечественников. А то малость заигрался. Уж под себя кладёт, пошёл в 70 лет по девочкам, а всё «руководит коллективом». Непорядок.

Существует устойчивый сюжетный ход классической антиутопии. Сидит в центре мира мировой гриб, думу думает. Мир от его правления кашляет, к грибу пробраться поговорить сложно. Весь роман герои сверлят бетонные стены алмазными бурами, взрывают бронированные двери, этаж за этажом пробираются к исчадию ада. Наконец враг повержен, кабинет тараканища захватывается. В кабинете стоит облезлый сейф. Сейф открывается, а там... поллитровка, порнографическая картинка и сломанное пенсне. Всё.

Что найдут в сейфе главреда «духовной оппозиции» и «газеты государства российского»? То же самое, плюс баптистскую библию и вазелин.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 178 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →