Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

320. УСТАМИ МЛАДЕНЦА

Юзер bbb привёл текст недавнего интервью Шеварднадзе, опубликованного в грузинском журнале «Русский клуб». Дети гор действительно дети, и там масса перлов. Во-первых, Эдуард Амвросиевич был хорошо информирован о коварных планах гекачепистов. Откуда? Оттуда:

«От моих друзей в КГБ, да и из аппарата МИДа. Сейчас об этом уже можно говорить. В аппарате у меня работало пять тысяч человек и порядка двух тысяч из них были представителями органов. Хороших ребят, отличников вербовали еще в школе, потом зачисляли в Дипломатическую академию и из них выходили дипломаты-чекисты. Поэтому я владел большой информацией. В самом аппарате, среди этих чекистов, я пользовался большим авторитетом».

Две тысячи кэгебистов-мидовцев докладывали своему министру о готовящемся путче. Поэтому министр не выдержал, в марте 1991 года попросился в отставку и заявил (как гром среди ясного неба), что в СССР назревает правый переворот. Публика удивлённо переглядывалась, обыватели чесали затылки, растерянный Горбачёв мямлил, что да, есть опасность со стороны реакционных сил, но непонятно, при чём здесь отставка. Однако Шеварднадзе (единственный среди фигурантов) уже знал, что тёмные силы, готовящие путч, это и есть унтерофицерша-Горбачёв. Об этом ещё не знал и сам Ельцин.

Шеварднадзе заливается:

«У меня была информация, что вооруженные отряды собираются напасть на Белый дом, где сидел Ельцин».


Но слепец (точнее хитрый интриган) Горбачёв ничего не видит:

«Что касается Горбачева, то через два месяца после моего ухода с поста министра, он, выступая в Минске, сказал, что угроза диктатуры реальна, призвал сторонников «перестройки» быть бдительными и уехал отдыхать в Крым».


Пришлось Эдуарду Амвросиевичу брать дело защиты российской демократии в свои волосатые руки:

«Разве в такое время можно было оставлять Москву? Я сообщил Ельцину, что неподалеку от Белого дома собираются вооруженные люди. Во время нашей встречи я спросил его, что произойдет, если начнется наступление, ведь он не главнокомандующий? Ельцин протянул бумагу. Он в ней писал, что считает необходимым, чтобы президент России стал главнокомандующим военно-воздушными силами, дислоцированными на территории России. Ельцин спросил меня, должен ли он подписывать этот документ. Я посоветовал ему немедленно подписать, что он и сделал. Это уже была сила. Постепенно он стал собирать своих сторонников возле Белого дома. Вскоре одна группа в Политбюро предложила Горбачеву отказаться от «перестройки», но остаться президентом СССР, ему хватило мудрости отказаться. К тому времени началось наступление на Белый дом. Я решил, что должен быть там. Мы с супругой жили на Смоленской площади, в полукилометре от Белого дома. Нанули я сказал, что пошел перекусить с друзьями в ресторан. Когда я подошел к Белому дому, люди стали кричать: «Шеварднадзе! Шеварднадзе!» Всю ночь я провел там. Мне хорошо запомнилась одна картина. Я обошел все этажи и на первом этаже увидел выдающегося музыканта Ростроповича с автоматом в руке. Я не стал будить его, сказал моим друзьям, чтобы они остались с ним».


Слющай, какыэ-та вааружён луди мал-мала у Бэлый Дом собираются, да. Задолго до путч. Чутьё специфицски, горски. Тонк дипломатия, да. Начался путч в полукилометрь, чесн слов ничего не знал, щёл в ресторан кющать, батоно Растропович одеял укриль, чтоб не простудился.

Дальше всё пошло как по нотам. Шеварднадзе снова занял пост министра иностранных дел (доразвинчивать СССР), а через несколько месяцев стал главой независимой Грузии. Путч республиканских секретарей, движущей силой которого были чеченские головорезы («друзья», охраняющие спящего Ростроповича), удался на славу.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 40 comments