Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

357. ШАРЛАТАН

Гениальный сельский учитель (если кто не знает, ироничное немецкое выражение, использованное Воровским для квалификации Ленина) снова выступил в роли патриция и, как и положено представителю нобилитета, роздал вкусные яблоки. На этот раз «25 000 баксов от Солженицына» получили Сергей Бочаров и Андрей Зализняк.

О Бочарове ничего говорить не буду. На мой взгляд, это симпатичный и культурный человек. Много это или мало? Для 70-х годов прошлого века это ОЧЕНЬ много. Я лет в 18 прочитал книгу Бочарова, она мне понравилась. Там было всё «по-человечески». Я представил молодого метра, раскрывающего перед восторженным будущим студентом (то есть передо мною) миры.

Для 25-летнего Галковского Бочарова просто не существовало. Что такое «литературовед»? Если литературный критик это неудавшийся писатель, то литературовед это неудавшийся историк. Правда плохой историк может быть хорошим профессором, а плохой писатель - хорошим журналистом.

Меня награждение «никакого» Бочарова не карябает. Получил орден – и ладно. Пожилой, почтенный человек. Заслужил.

Но вот Зализняк... Тут случай ОСОБЫЙ. Об этом стоит рассказать поподробнее.

На встрече в Литинституте я упомянул Артемия Арциховского. Это патологический лжец, автор пресловутых «берестяных грамот». Вот кстати, портретик:



Говорил сей учёный муж примерно так: «Долубчит, что же это вы т семинару не поддотовились. Нитуда не додится, батеньта».

«Открытие» грамот описывается в «научной» литературе так (рассказ академика Янина):

«Артемий Владимирович Арциховский, археолог с мировым именем, наш учитель (он, кстати, первым ввел преподавание археологии в университете), основатель Новгородской археологической экспедиции, искал эти грамоты с 1932 года. Так вот он нам постоянно рассказывал, что существуют письменные свидетельства о том, что в Средневековье писали на бересте. Следовательно, такие письма надо искать, они должны сохраниться. Особенно в условиях Новгорода, где почва влажная, доступа воздуха в древние слои нет...

Так что жили мы с верой и надеждой на успех. Но возникал такой вопрос: несомненно, тексты на бересте писались чернилами, а вот сохранились ли хотя бы следы тех чернил? Каждый обрывок бересты мы поднимали с волнением, не принесет ли нам она долгожданное открытие. Ждали чуда.

И вот 26 июля 1951 года чудо свершилось. Надо заметить, что два года перед этим раскопки в Новгороде не велись. Арциховский решил, что надо в спокойной обстановке изучить все находки предыдущих сезонов, обобщить полученную информацию, а затем перенести исследования в другие города Древней Руси. В 1951 году при строительных работах на Дмитриевской улице были открыты древние мостовые и тогда же был заложен последний, как предполагалось тогда, раскоп в Новгороде.

И вот там, на уровне конца ХIV века Нина Федоровна Акулова (то есть не Арциховский), пришедшая вместе с подругами на раскопки в поисках заработка, нашла берестяной свиток, исписанный буквами. Она передала, как полагалось, находку студентке-практикантке Вале Матвеевой (то есть не Арциховскому), та - начальнику раскопа Гайде Андреевне Авдусиной (то есть не Арциховскому), которая отдала берестяной свиток Арциховскому (алиби). Артемий Владимирович смотрел на находку минуту, другую, а потом, заикаясь от волнения воскликнул: «Этой находки я ждал 20 лет».»


Вот она, сила научного предвидения! Воистину, сталинская Россия это страна чудес!

Что касается содержания находок, то опять же лежачего не бьют. Достаточно процитировать самих вралей:

«Письма на бересте классифицируются по сохранившейся информации: о земле и земельных собственниках, о данях и феодальной ренте; о ремесле, торговле и купечестве; о военных событиях и т.д., частная переписка (включая азбуки, прописи, рисунки), литературные и фольклорные тексты в отрывках, избирательные бюллетени, календари и т.п.

Как исторический источник периода ранней письменности, берестяные грамоты уникальны по содержащейся в них информации о Руси 10–15 вв. Имеющиеся в них данные позволяют судить о размерах повинностей, взаимоотношениях крестьян с вотчинной администрацией, «отказах» крестьян от своего владельца, жизни «своеземцев» (владельцев земли, обрабатывавшейся силами семьи и изредка нанимавших кого-то в помощь). Там же можно найти сведения о продаже крестьян с землей, их протестах (коллективные челобитные), чего нельзя найти в иных источниках столь раннего времени, поскольку летописи об этом предпочитали умалчивать. Грамоты характеризуют технику купли-продажи земельных участков и строений, землепользования, сбора дани в городскую казну.

Ценны сведения о юридической практике того времени, деятельности судебных органов – княжеском и «уличанском» (уличном) суде, о порядке судопроизводства (решении споров на «поле» – кулачном судебном поединке). Некоторые из грамот сами являются судебными документами, содержащими изложение реальных казусов по делам наследства, опеки, кредита. Значимость открытия берестяных грамот – в возможности проследить персонификацию исторического процесса, претворение в жизнь правовых и законодательных норм Русской Правды и других нормативных документов уголовного и гражданского права...

В нескольких грамотах содержатся новые данные о политических событиях в городе, отношении к ним горожан.

Наиболее яркие свидетельства бытовой жизни горожан, сохраненные берестяными грамотами, – бытовая переписка мужей, жен, детей, других родственников, заказчиков товаров и изготовителей, владельцев мастерских и зависимых от них ремесленников. В них можно найти записи шуток («Невежа писал, недум показал, а кто се читал...» – запись оборвана), оскорблений с использованием бранной лексики (новейшие находки 2005). Есть и текст древнейший любовной записки: «Я посылала к тебе трижды на этой неделе. Почему ни разу не отозвался? Чувствую, что тебе не угодна. Если б была угодна, ты, сбежав от глаз людских, прибежал бы ко мне стремглав. Но если ты надо мной насмеешься, то судьей тебе будет Бог и моя худость женская».

Исключительное значение имеют нашедшие в грамотах свидетельства конфессиональных практик, в том числе дохристианских. Некоторые из них связаны со «скотьим богом Велесом» (языческий бог-покровитель скотоводства), другие – с заговорами «ведунов», третьи являют собой апокрифические (неканонические) молитвы Богородице».


В общем, что ни патрон, то немец. Почти каждая найденная «грамота» (то есть выброшенный современниками и случайно сохранившийся «клочок бумаги»), это готовая диссертация. Всего таких диссертаций найдено 1000 (!) Новгородский раскоп дал намного больше письменной информации, чем все другие раскопы в Европе вместе взятые. Это самый старый непрерывный раскоп в мире. Затянувшийся абсурд, призванный доказать, что Россия родина слонов, продолжается уже более полувека (!).

Так вот, Зализняку дано 25 000 долларов за возглавление очередной фазы новгородской фальсификации. После Арциховского тему вёл Янин. Вот габитус старого курощупа:



Как говорится, но коментс. Про курощупа я не случайно. Девок Арциховский со товарищи на раскопках попортили немеряно. У них и юмор своеобразный, археологический. Янин вспоминает про коллегу по новгородским раскопкам:

«Одно из любимых выражений Колчина - "гулять в девках", означающее "предаваться безделию". Подходит к нему студентка: "Борис Александрович! У меня на участке вся работа закончена, материк зачищен. Что мне теперь делать?" Колчин озабоченно смотрит на часы: "До пяти часов погуляйте в девках, а потом я найду вам работу"».

Работу девкам находили – быстро и много. Гробокопатели ребята лихие. Одно мановение пальцев старого шулера и советский человек упакован в зоне до конца жизни: сидит себе на хлеборезке да попукивает: доктор наук, отдельная квартира с допжилплощадью (на собаку и на кабинет), библиотечный день (третий выходной), загранпоездки – даже в капстраны. Сам Арциховский был деканом истфака МГУ, главредом журнала «Вопросы археологии». Янин – академик. Это Люди.

Но Янин стар, и в Люди ЛЮДИ вывели новую фигуру – Зализняка.

Неизбежный Немзер разоряется по поводу «события культурной жизни»:

«Имя филолога божьей милостью академика РАН Андрея Зализняка, давно и прочно ассоциируются с рыцарским служением русскому языку и словесности, с духовной и интеллектуальной высотой отечественной филологической науки, с неразрывным единством точного знания и глубокой человечной мысли... Хотя наше просвещенное сословие не устает блистать (и гордиться) воинствующим разномыслием, а само понятие «гамбургского счета» постоянно оспаривается с упорством, достойным лучшего применения, почти уверен, что... весть о награждении Зализняка будет встречена единодушным восхищением. И искренней благодарностью великому писателю и остальным членам «солженицынского» жюри (Людмила Сараскина, Наталья Солженицына, Павел Басинский, Борис Любимов, Валентин Непомнящий, Никита Струве). Благодарностью не только за признание истинных заслуг новых лауреатов, но и за напоминание нам о незыблемой шкале ценностей».

Правда есть трудность. Замалчивают гады. «Мы ленивы и нелюбопытны». Как пишет другой журналист, Павел Зайцев:

«Имена Сергея Бочарова и Андрея Зализняка малоизвестны широкому читателю. Но в среде профессионалов и серьезных любителей словесности они не просто известны, но высоко почитаемы, причем представителями разных поколений. Главное, что их объединяет, это торжество высокой филологии и яркий научный артистизм».

Ничего, родной, не переживай. Сделаем рекламку, будь спок.

Официальная преамбула награждения Зализняка звучит так:

«За фундаментальные достижения в изучении русского языка, дешифровку древнерусских текстов; за филигранное лингвистическое исследование первоисточника русской поэзии "Слова о полку Игореве", убедительно доказывающее его подлинность».

Чувствуете, возникает некоторая трудность. Вроде бы «Слово» известно двести лет, его проходят в школах, защитили сотни диссертаций. А подлинность даже через двести лет надо доказывать, причём «филигранно» и «убедительно». До этого двести лет видимо неубедительно у «рыцарей» и «научных артистов» получалось!

Про «Слово» я писал в ЖЖ, отвлекаться не буду. Скажу только, что многомудрый напёрсточник Зализняк взял правила древнерусской грамматики, СОЗДАННЫЕ НА ОСНОВЕ ИЗУЧЕНИЯ «СЛОВА О ПОЛКУ ИГОРЕВЕ» и, опираясь на них, «доказал» его подлинность. Мол, как же неведомый фальсификатор 18 века мог знать все диссертации, защищённые в 19-20 веке по древней русской грамматике. Убого, но работает. Конечно, если зверушка с градусом и зверушке нести чухню разрешили.

По профессии Зализняк был лингвистом, судя по внешним признакам вполне профессиональным. Но в этой области он быстро достиг карьерного потолка зауряд-профессора и стал «искать истину». Нашёл. В свою очередь и не шибко грамотному Янину с Зализняком подфартило. Как сказал маститый археолог:

«Нашей экспедиции с ним очень повезло, мы даже шутим, что Андрей Анатольевич - наша главная находка».

Это неудивительно. Подкрепление шаловливых ручёнок гробокопателей Арциховского-Янина талмудической экзегезой лингвиста Зализняка пришлось куда как кстати. Сам Зализняк поднялся по бюрократическое иерархии фундаментальной науки на два уровня, а сталинисты-шарлатаны в условиях опасной свободы слова укрылись под сенью наукообразной тарабарщины. Для неспециалиста «филигранная работа» Зализняка кажется чем-то серьёзным. Специалисту же достаточно посмотреть на результат талмудических мудрствований. Зализняк приходит к так сказать абсурду абсурда. Если тёртый Сталиным Арциховский к делу подходил с умом и, справедливо полагая, что берестяные письма должны писаться с ошибками, эти ошибки делал, причём по определённой системе, то Зализняк эту систему ошибок ввёл в ранг особого диалекта, в результате чего получилось, что жители древнего Новгорода не только были поголовно грамотными (факт абсолютно невероятный даже в тогдашней Венеции), но все имели высшее образование и писали абсолютно без ошибок. Получившийся КРЕТИНИЗМ Зализняк объясняет с непосредственностью, которой позавидовали бы Руденко с Вышинским:

«95% текстов берестяных грамот написано с абсолютной грамотностью. Это объясняется тем, что в ту эпоху к письменной речи подходили с высокой ответственностью».

Напомню, что сталинским фальсификаторам было важно показать высокую культуру «простого народа», поэтому авторами и адресатами берестяных писем большей частью являются самые простые люди, даже крестьяне. Среди них много женщин. Зализняк восторгается: «Удивительно, в Новгороде был больший процент грамотных женщин, чем во Флоренции».

Думаю скоро скажут, что патологическая грамотность новгородцев объясняется широким использованием древнерусских компьютеров с системой электронного правописания «Кирилл и Мефодий»..

Ну и последнее. В Литинституте я говорил, что личность историка это 50% его творчества. В этой науке, постоянно продирающейся сквозь дебри субъективизма, крайне важно, КТО говорит. «Рыцарь науки», «филолог божью милостью» и «незыблемая шкала» это у нас вот кто:



Чтобы вы не подумали, что такое выросло от сырости и по дремучему невежеству соотечественников, приведу всего один факт из научной карьеры Зализняка, собственно, откуда он есть пошёл. Зализняк в 1956 году, будучи от роду 21 лет был по решению ЦК КПСС направлен на стажировку в Высшую нормальную школу в Сорбонне. Много молодых «вчёных» были тогда посланы из СССР на Запад. И все стали в своём роде людьми выдающимися. Достаточно назвать Александра Яковлева или Олега Калугина.

Затянувшаяся фаза коммунизма привела к ошибочному отождествлению большевиков и советской власти. На самом деле советская власть началась раньше октября 1917 и продолжилась после августа 1991. Коммунист это одно из состояний советского человека. Советский человек это полуазиатский дурак и шарлатан, пляшущий под дудку западных сверхлюдей, и при этом обнаглевший от полной безнаказанности. В этом смысле Александр Исаевич, сельский учитель с продуктовой сумкой, получивший градус и закрутившийся провинциальной нескладной белкой в колесе фортуны, показал себя человеком наивным, но вполне честным. То есть русским. Он не понимал, что над ним хохочут, и честно перебирал лапками «через тернии к звёздам». Исполнения быть не могло, но задача была поставлена для Человека.

Так что Зализняка и вообще «филологию», в которой Солженицын ни уха ни рыла, Старику можно простить. Но это Старику. А Зализняков ожидает в 21 веке тачка. Не гулаговская, упаси господи, а наша, русская - в пух-перья и по городу возить. Шарлатан недавно в Билингве выступил, перед жижистами. Это последние денёчки. Если использовать понятный ему сленг: «Шурочка, ну, год еще, ну, два. А дальше что? Дальше ваши рыжие кудри примелькаются, и вас просто начнут бить». «Два года» в интернете это две недели.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 469 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →