Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

359. ШАРЛАТАН-2

Отвечаю суммарно на аргументы оппонентов.

1. Галковский русофоб, порочит древнюю русскую цивилизацию.

Я считаю, что чем крупнее народ, тем меньше он нуждается в спасительной лжи. Русские действительно великий народ, настолько великий, что это не требует каких-либо отдельных подтверждений. Скажите где угодно: «я русский», и все поймут, о чём речь. Вот бедным словакам надо объяснять, кто они и где они. «Наконец-то к нам приедет Буш и все перестанут путать нас со словенцами». Буш приехал в Братиславу и сказал: «Рад вступить на землю свободной Словении».

Зачем русским выдумывать индейскую грамоту 12 века, когда у них 300 лет первоклассной европейской истории и великая литература?

А вот зачем это было нужно советской власти, понятно. Во-первых, 300 лет проклятого царизма это для советских страшное зазеркалье антиистории, когда русское зверьё безнаказанно ходило по улицам и радовалось. Поэтому в призме агитпропа все достижения России показывались под углом «несмотря на». Пушкин писал поэмы, мучаясь от дворянских подлецов, Менделеев открывал периодическую систему, скрываясь под столом от агентов охранки, пьяные чиновники топтали сапожищами радио Попова. Царизм столетиями угнетал русский народ, искусственно держал его в невежестве. Русская история показывалась как ДЕГРАДАЦИЯ. Чем древнее, тем лучше жил народ. А в самом начале русской государственности на территории России жили двухметровые леонарды давинчи с поголовной грамотностью.

Ещё в 18 веке основной тип вывесок даже в европейских столицах это пиктограммы. Грамоту знали 1-2-3, от силы 5%% населения. Деревни были поголовно неграмотны. Характерная сценка европейского театра, кочующая из пьесы в пьесу, это пройдоха Труфальдино, вскрывающий из любопытства письмо хозяина, но не умеющий его прочесть. Это слуга – человек, живущий в городе в услужении у грамотных людей, «тёртый калач». Гоголь как особое свойство чичиковского слуги отметил грамотность. Это 30-е годы XIX века, в мощной европейской державе. Даже в 70-е годы XIX века больше половины населения Италии было неграмотно. А в 70-е годы XVIII века в самых передовых европейских странах были сплошь неграмотными мелкие муниципальные чиновники (!), многие СБОРЩИКИ НАЛОГОВ считали на пальцах. Для человека ХОТЬ СКОЛЬКО-НИБУДЬ знакомого с историей европейской культуры «новгородские грамоты» это гиперлысенковщина и перпетуум мобиле. Бред, который не нуждается в опровержении. ОПРОВЕРЖЕНИЕ такого бреда это уже ЧП для Академии Наук. «В Урюпинске защитили диссертацию, доказывающую невозможность построения вечного двигателя».

Есть и «во-вторых». Сами посудите, кто первейший враг советской власти, антисоветчик по определению? Конечно, историк. Зачем историк менеджеру, который довёл фирму до банкротства? История пишется как история побед. Своих. И поражений – чужих. Поскольку у мастеров-ломастеров никаких достижений не было, и быть не могло по самой сути их деятельности, то не было и истории. Был Покровский и «десять сталинских ударов». А вот фальсификаторы от истории были полезны советской власти ВДВОЙНЕ. Кроме всего прочего, шарлатанство было социальной гарантией лояльности. Участвовали ли советские историки в диссидентском движении? Вроде бы должны были быть костяком. Ан нет. В диссидентах ходили физики, литераторы, инженеры, кто угодно, но только не историки. Период послепетровский ладно – там историю России свели к истории КПСС. Но древний период. Уж там-то маститые корифеи, академики, должны были постоять за землю русскую. При малейшей возможности, - уже при Хрущёве. Ничего подобного. Тишь, гладь, божья благодать, раскопки древнего Новгорода. Физик Сахаров переживал за будущее страны, предостерегал, что стоит она на пороге пропасти. А историкам было на это плевать. Их дело десятое – ямку выкопал, косточку вытащил.

Почему? А потому. Непартийный историк что большевики сделали с его родиной, знал прекрасно. НО. Во главе исторической науки (опять-таки не партийной, а академической) были поставлены лысенки, которых в любой момент можно было разоблачить и легально послать в тюрьму. Материал лежал в КГБ, достаточно было одной профилактической беседы. Что Лысенко может вякнуть против государства? Да ничего. Сталин дал, Сталин взял. Шарлатан управляем абсолютно. Советской власти было важно замазать в шарлатанстве опасных гуманитариев. И она это сделала успешно. Хотел бы я посмотреть как историки 20-х годов, которые даже в условиях безумного ленинского террора сопротивлялись «покровщине», скрутили бы в бараний рог Суслова. ЗАПРОСТО. «Костьми ляжем, а за науку русскую отстоим. Коммунистам в академиках не быть». Напомню, что даже в конце 20-х русские учёные забаллотировали евразийских недоучек. С огромным скрипом, скандалом и повторным голосованием в академию наук были выбраны колониальные гении: Кржижановский, Бухарин, Покровский, Гольдендах, Деборин, Лукин и Фриче. После 12 лет террора, под угрозой смертной казни большевики боролись за каждый голос (Кржижановский например с перевесом в один голос и прошёл).

А уж сейчас. Эх, если бы в России были историки, была Школа:

- Кто-кто-кто? Путин? Чудненько. Посижу в библиотеке, почитаю прессу 90-х, подниму городские архивы. Будет вам «научная биография». Как выразился классик наш Вильям Шекспир

Я правду о тебе порасскажу такую,
Что будет хуже всякой лжи.

ВОЛОСЫ БЫ ДЫБОМ У МАТВИЕНОК СТОЯЛИ. Вместо этого историк выглядывает жалкой крысой из новгородского раскопа и лепечет на уровне путинского сапога:

- Гладимир Ладимович, Ладимир Гладимович, как бы смету, бензин, «Волга», детишкам гранд в Швейцарию. Токмо во имя пославшей мя жены.

Начальство милостиво улыбается:

- Да будет тебе и бензин, и гранд и премия в 25 тысяч, УРОД.

Ещё аспект – Арциховский тщательно вписался в предложенную форму сталинского академика. Как детский куличик. Бородка, чудинка, «мамочка, как бы мне чаю». Воспоминания о корифее остались эпохальные. Что обычно вспоминают о «светилах»? Удачные афоризмы, нетривиальные поступки. Об Арциховском только это:

«Арциховский не выносил лука ни в каком виде. Однажды, заказывая обед в ресторане, Артемий Васильевич спохватился, что вовремя не предупредил об этом официанта, и бежал за ним с криком "Без лута! Без лута!", а официант в ужасе улепетывал, приняв его за сумасшедшего».

Или:

«В Ташкенте Арциховский был в гостях у тамошнего археолога. Артемий Васильевич заблаговременно предупредил о неприятии лука, но, когда дошло до второго, разломив котлету и узрев в ней что-то белое, отказался есть, хотя хозяева его уверяли в два голоса, что это не лук, а что-то другое. Возвращаясь в гостиницу, он говорил Авдусину: "Татой очаровательный человет!.. А жена его все-тати стерва: хотела натормить меня лутом!"»

Советский академик - это богатый кретин, поддерживающий советскую власть. Нашли подростка, увлекающегося Вархаммером и сказали: отлично, больше ничего не надо. Вот тебе неограниченный доступ и кредитная карточка. Только занимайся. Бедняга и занимался: «Пх, кхх, пухх». Потом топ-топ-топ на кухню: «Ну, мама! Опять лут! Я не люблю лута!»

Хотя и не без хитринки. Дети бывают хитрыми. Во времена «лута» на нищей новгородчине варили отвар из комаров, ели кору. А уж «лут». Лут это ЛЕКАРСТВО. Цинги не будет.

О чём вздыхали эти «дети-историки» в 60-е, собираясь в гости друг к другу на академические дачи? Думаю, вспоминали с грустью былое:

На столе у них икра, балычок,
Не какой-нибудь - "КВ" коньячок,
А впоследствии - чаек, пастила,
Кекс "Гвардейский" и печенье "Салют",
И сидят исторических дел мастера
И тихонько, но душевно поют:
"О Сталине мудром, родном и любимом..."



2. Как же удаётся подделывать берестяные грамоты, ведь есть научные методы датировки.

Знаете, профессиональные шулеры отличаются поразительной ловкостью рук. Потому как специализация. Люди входят в тонкости. Для обычного человека картишки второстепенный прикол, а для шулера – жизнь. Оступился - и в тюрьму, а то и канделябром в висок. И наоборот: ловко передёрнул – лето в Сочи. Но это карты. Тут нужен расчёт, мгновенная реакция, хладнокровие. А подделать каракулю, сделать на год вперёд закладку сможет любой археолог. Долларии подделывают так, что машина не отличает. Был бы интерес. А интерес в археологии – СУДЬБА ЧЕЛОВЕКА. Эмэнес в протёртых штанах, семенящий с продуктовой сумкой в родную хрущёбу, или академик, вальяжно развалившейся на террасе своей виллы и гутарящий с американским коллегой о достоинствах украинской прислуги.

Ну, а как что конкретно, предлагаю самим домыслить. Я на что не спец, а на вскидку вариантов десять могу предложить. Достаточно учесть, что береста это обычный материал для восточных славян, из бересты делали уйму бытовых предметов, использовали в строительстве. Да и как отход при обработке древесины береста образовывалась в количествах неимоверных. Найти в земле старую бересту не проблема.

Состарить – тоже не проблема. В радиоуглеродный метод верят только глубоко религиозные люди. Сама идея здравая, только для её доводки на практике нужны тысячестраничные таблицы, привязанные к месту, времени, типу материалов, климату и т.д. Это вроде стрельбы. Для дилетанта если пушка стреляет под таким-то углом на 12 200 метров, она и будет стрелять на 12 200 метров. Ничего подобного. А температура, а сортность пороха, а форма и тип снаряда, а направление ветра, а влажность, а процент износа ствола, а частота и очерёдность выстрелов, а наклон почвы. На всё есть таблицы, коэффициенты. И ещё есть просто вероятность. Но это если радиоуглеродный метод доводится до ума в стерильной атмосфере академической науки. А исторические исследования это ВОЙНА. По пушке стреляют другие пушки, пушке сшибают прицел, у снарядов свинчивают капсюли, ствол засыпают песком. Какой уж тут «метод». Так, окропление святой водой. Пришёл поп, водичкой побрызгал, вроде, как и хорошо – «научность».

Уж на что биология не в пример объективнее истории, а изобретение метода сравнительного генетического анализа видов породило ТРАГЕДИИ систематики. Учёные за голову схватились. При этом метод тоже «артиллерийский» - нужны таблицы коррекции, поэтому по многим направлениям скептики держат оборону. А радиоуглеродный метод? По музеям должен был прокатиться смерч! Спрашивается, ИХДЕ ОН? Тишь, гладь, божья благодать. Самые абстрактные догадки «блестяще подтвердились».

История это дисциплина коварная, даже страшная. Выбралась из болота на кочку саблезубая лягушка и лопоухого физика съела. Вместе с радиоуглеродным методом. «Нас здесь и так хорошо кормят. Без метода».

Не хочу, чтобы кто-то подумал, что истории как науки нет. Есть и ещё какая. Человек, который в историческом исследовании не валится с дороги здравого смысла в обочину субъективизма - двужильный монстр. Проблемы, которые стоят перед историком, представителям точных наук и не снились. Попробуйте нарисовать пейзаж, находясь на палубе во время шторма. А это обычное состояние историка.


3. Я сам грамоту откопал.

Попался в ветке интересный человеческий документ, процитирую на бис:

«Так вот копал я этот слой. Лопатой, но очень осторожно - снимал небольшие ломтики, чтобы ничего не пропустить (это обычный порядок раскопок, к совкам и зубным щеткам прибегают, когда предмет уже найден и его нужно высвободить, не повредив). Вдруг из под лопаты выкатывается что-то похожее на катушку ниток, старую, еще из дерева. Я без всякой задней мысли отставляюю лопату, беру эту катушку и вижу, что это плотно свернутая полоска бересты. Нахожу край, отгибаю и с ошеломлением вижу яркие коричневые буквы, выдавленные в бересте. Привет из прошлого, дружок! Ноги сразу, как ватные, кричу "Грамота!". Ну, все сбежались, и работники и археологи, давай меня обнимать, целовать (хотели даже качать, но я отказался). Оказалось, что моя находка - всего лишь вторая тверская грамота, но в отличии от первой, сохранившаяся в идеальном состоянии. Потом ее развернули в паре (чтобы не треснула) и поместили между двумя стеклами. В общем, для археологов это было большое событие, а для меня интересное и незабываемое приключение. Вот поэтому я с удивлением прочитал текст ДЕ о берестяных грамотах...»

Вспомнилось почему-то: шёл я в 90-х по Денежному переулку (ирония), впереди шли два высоких чеченца – пальто с мой годовой доход, шикарные ботинки. Один из них уронил кошелёк. Я к кошельку не бросился. Тут же ко мне подскочил третий чеченец, стал помогать родиться мысли:

- Смотрите, кошелёк лежит, толстый, наверное, там деньги.

То есть он сценарий для Галковского написал. План жизни. А что будет, если европеец для чеченцев сценарий напишет?

Запах гудрона, чеченец открывает глаза – перед глазами горячий асфальт. Оборачивается, на обочине сидит автоматчик, лениво курит. На чеченце оранжевая куртка, на руках рукавицы. На спине куртки надпись: «15 батальон отдельной трудовой армии имени Майкла Кентского». «Уперёд Кутузов». 10 лет, 5 тысяч км. автобана и ты в Лондоне.

Мы в город Изумрудный
Идем дорогой трудной,
Идем дорогой трудной,
Дорогой непрямой.
Заветных три желания
Исполнит мудрый Гудвин
И Элли возвратится
С Тотошкою домой


Элли Таптоев. К Тапе Чермоеву.

Археолог это по определению авантюрист, разведчик, путешественник. Индиана Джонс. У него ЭКСПЕДИЦИЯ. Люди, припасы, бюджет, цель. Это экономическое ПРЕДПРИЯТИЕ. Отчёты об экспедиции пишутся так:

«Бюджет экспедиции составил 6000 фунтов. До места раскопок направились на верблюдах. Двадцать животных, навьюченных снаряжением, 4 погонщика, 8 человек охраны из индийской кавалерийской бригады во главе с сержантом. На месте нас ждало сорок туземцев с лопатами и кирками».

Какова была роль статиста «сделавшего открытие» в вышеприведённом мемуаре? Задавался ли он вопросом о целях, смете, составе мероприятия? ВЗЯЛИ ЛИ ЕГО В ДЕЛО? Нет. Это «туземец с лопатой». Даже не пешка, а официант, приносящий мистеру шахматисту апельсиновый сок.

При этом у человека сложилось впечатление, что он участвовал в открытии, двинул науку и т.д. Это и есть советская школа археологии и вообще гуманитарного знания. Школа слепцов. А гуманитарий по определению человек зрячий. Ой, какой зрячий. Для любого вида махинаторов гуманитарий человек СТРАШНЫЙ. Метод его исследования не упускать ничего, знать всё, всё оценивать, всё анализировать. «Два пишем, три в уме». Гуманитарий мгновенно оценивает, кому говорит, что, зачем и т.д. Конечно в области точного знания такая сверхсложность приводит к результатам скромным, а часто и плачевным. Иной метод исследования. Природа сложна, но не коварна. Естествоиспытатель, который вступает с природой в диалог – безумец. Но зато в области человеческих отношений, - а сюда относится вся политическая жизнь, - гуманитарий в высшей степени дееспособен. В проекции на социальную плоскость он всегда активный игрок, любой гуманитарий это юрист, а юрист это и есть теневой контур гуманитария, схема его взаимодействия с реальностью. Если государство имеет слой квалифицированных юристов, оно дееспособно, всё остальное зависит от его масштабов.

Масштабы у России огромные. А вот что касается гуманитарного знания... Я процитирую обсуждение моей заметки советскими.

berezin: Встречу снова этого Г. (мне на него везет, вечно сталкиваюсь), плюну в его гладкую физию, зуб даю. Удивительно. Может быть, я тоже вот так сойду с ума? надо как-то держаться, а то в этом инете легко разлететься как по льду...

lena_shagina: Да, пожалуйста, плюньте.

khein: Встретите этого Г., плюньте и от меня. Скажите, что от человека незнакомого, но чувствительного. И всё бы хорошо (в смысле, а кто из нас нормален?), но уж больно мерзостно.

berezin: Всегда вы так. Нет того, чтобы как Роман Григорьевич ниже предложил - в хрюсло. Я в доле. Но есть ньюанс - я против того, чтобы всем на одного. Тут какая-то должна быть весёлая штука. Я против того, чтобы бить упырей их же оружием.

khein: В хрюсло - это не их оружие. В хрюсло, так же, как и в морду плюнуть, это наше. Их - вот эта мерзопакостная пачкотня. А весёлая шутка как-то не придумывается.


Шутка придумалась у другого юзера:

ksl_aka_serg: У меня приятель-собачник (вместе гуляем с собаками по вечерам) как раз специалист по археологическим раскопкам, и именно в Новгороде. Вот бы ему дать почить текст Галковского. Боюсь, он бы впал в ярость.

maxim_sokolov: Поскольку он не просто археолог, но и Ваш товарищ по выгуливанию медецинских кобелей, дело выходит серьезное –

Галковского визжать заставит,
Что псами он его затравит...


Какие же это учёные? Это негры с кирками, которыми белый человек в пробковом шлеме роет раскоп. ОН И РОЕТ.

Вот напоследок и ещё одна особенность «советских археологов». Классово близкие. Математик какой сидит, бумажки перебирает. А археолог он с лопатой, гармонически сочетает умственный и физический труд. Может и картошку в соседнем совхозе покопать. Конечно не агроном, агроном-лысенко это советский эталон. Может лобастому чудиле и свинчаткой между глаз переложить. Лысенко носил землю в карманах, демонстративно ел. «Почвоед». Но археолог это тоже неплохо. Экспедиция это считай стройотряд. За день лопатой так намахаисси, никакого «Голоса Америки» не надо. Хорошие мужики. Кто с бесценными находками не согласен – в лобешник. По-нашему, по-чекистски.

berezin, говорят, Рильке переводит. Бедный Рильке. Ведь переведёт, ничего не останется.

Как коллега коллегам брошу советским напоследок копеечку в колпак железный - «дзынь»:

Многие принялись кричать о «труде историков», «работе в архивах», показывать трудовые седалищные мозоли. Когда мозоли показывает пролетарий, ему простить можно. Когда мозольные аргументы начинает выдвигать человек культурный, это невыносимая мерзость. ПРИГОВОР. Из той же оперы вопли «иди учись», «справка где», «завидки берут», «сопляк».

Я это всё говорю из милости, потому что у класса интеллектуалов есть свои нормы поведения. Головастик в известный момент начинает вежливо улыбаться и говорить о погоде. Это означает, что он вас похоронил и оплакал. Я по наивности продолжаю увещевать словом евангельским. Из любви к людям и из жалости к их невежеству.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 297 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →