Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

360. ШАРЛАТАН-3

Раздаются упрёки по поводу отсутствия «содержательной» критики Зализняка. Полагаю, что Зализняк талмудист, бессмысленно прослеживать технологию его умствований. С точки зрения араба он мыслит и мыслит логично. Белый человек смотрит суть. Начала термодинамики нарушаются – схему двигателя в печь. А двигатель может быть в тыщщу деталей, куда что крутится, за неделю не разберётесь.

Историк анализирует колоссальные объёмы информации, часто эта информация весьма сомнительного качества. В этих условиях очень важно НЕ ДЕЛАТЬ НЕНУЖНУЮ РАБОТУ. «С незнающим основ не спорят».

Кто-то пытался объяснить артефакт патологической гиперграмотности новгородцев уникальными условиями «торговой республики», «входящей в Ганзейский союз».

Popolo minuto средневековых полисов всегда был неграмотен. А характерная для торговых центров аристократическая республика невежество основной массы населения ещё и насаждала (административный запрет на обучение). Что касается собственно Ганзы, то я про неё писал. Это был эфемерный союз северогерманских городов, неимоверно раздутый немецкими националистами 19 века. Значение Ганзы региональное и торговые обороты не ахти. Во времена Ганзы всё решало Средиземноморье и север до Дании. За датскими проливами начиналась быстро осваиваемая «Америка». Городская колонизация Балтии естественно совпадала с общими законами полисной экспансии. Торговый город должен был находиться на морском побережье в устье судоходной реки. Это Данциг (Висла), Штеттен (Одер), если брать западнее - Гамбург (Эльба). Мог он располагаться на морском побережье рядом с бухтой или в устье реки несудоходной. Это Ревель, Копенгаген, Рига. Наконец город мог дислоцироваться в русле судоходной реки (Варшава, Бреслау). В последнем случае обязательно должен был быть более старый город в устье.

Что мы видим в случае Пскова и Новгорода?

Псков находится на реке Великой. Река в транспортном отношении плохая, коммуникации по ней возможны только в сторону близлежащего Чудского озера. Озеро вполне судоходно, связывается с Балтийским морем через реку Нарову. Однако Нарова перегорожена порогами. С ВОДОПАДОМ. Всё. Собирайте манатки, берестяные грамоты, вешайте лапшу о «торговой республике» кому-нибудь другому.

Теперь Новгород. Находится на реке Волхове. На Волхове масса порогов, урабатываемых в течение двухсот лет (со времён Петра I). Но даже если бы Волхов был судоходен, сначала возник бы торговый город в устье Невы, а уж потом, через Ладогу, на Волхове. Всё, губан арабский – сворачивай лавочку, собирай берестяные грамоты.

Таким образом, Псков и Новгород не могли быть торговыми городами. Это пограничные перевалочные пункты со сравнительно ничтожной торговлей. Численность таких городков или местечек от 400 до 5000 человек. Допускаю, что из-за особой конфигурации российских границ в 17 веке численность могла временно подняться до 10 и даже 15 тысяч, а потом столь же быстро сократиться (возникли НАСТОЯЩИЕ торговые города). Это ФАКТ. Шарлатан может колотиться лбом о глобус, но ничего не докажет. Если за Полярным кругом есть большой город Норильск, это не демографическая причуда, а железно обусловленное следствие. В первую очередь, обусловленное географическим фактором (уникальные месторождения плюс близость коммуникаций), во-вторых, политическим: экономическое освоение территории при помощи государственной каторги. Русские торговые города стоят там, где они должны стоять. Рядом с промышленным Норильском это Дудинка, на старом русском севере - Архангельск или Вологда, в позднее время - незамерзающий Мурманск.

Что касается самоуправления новгородцев, то какие-то реминисценции Магдебургского права в районе германошведопольского культурного и экономического влияния, скорее всего, были. Но это, конечно, не «Новгородская республика», а подобие подобия западной городской жизни. Все старые русские города – «трофейные». Иными словами, в случае Новгорода мы имеем дело с местным сепаратизмом 17 века, обусловленным пограничным районом и конечно кое-какой транзитной торговлей.

Фантастика о «Новгородской республике» была создана европейской аристократией во второй половине 18 – начале 19 века как идеологическое подкрепление вестернизации России – изначально плохо оформленного сообщества восточноевропейских колонистов, управляемых Польшей при помощи наёмных кочевых кланов. Это такая Америка, польский «Дикий Восток», где администрация использует племена индейцев для сбора налогов по принципу с паршивой овцы хоть шерсти клок. До попыток польского управления (скорее, характерного для поляков блефа), речь шла о простом хищничестве степных кочевников, в случае с Крымом возведённым в полугосударственную систему.

Тут называлась общая численность населения Руси во времена гипотетической берестяной письменности - 4 миллиона. Это цифра СУМАСШЕДШАЯ. При учёте природных условий – 400 тысяч это потолок, «полным полна коробушка». Это фаза первичного земледельческого (подсечно-огневого) заселения территории. А на фазе собирательства в русских холодных лесах жило тысяч сорок протофиннов в звериных шкурах. И это давка.

Таков единственный вариант древней русской истории, основанный на исторической аналогии и гипотетической привязке к реальной географии. Всё остальное - государственно-подростковые фантазии. К сожалению, Россия довольно близко находится к европейскому центру и её освоение началось до эпохи правильных географических экспедиций и дипломатических донесений. В этом смысле отсутствие достоверной информации о ранних этапах заселения России есть признак старой, солидной культуры.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 264 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →