Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

49. РУКИ ПРОЧЬ ОТ ШЕСТИДЕСЯТНИКОВ!

По поводу рецензии Павла Басинского.

Как и в случае Нифонтова несколько замечаний-уточнений. Собственно, два (второе в отдельном посте):

По-поводу моего "антишестидесятничества".

Оно сильно преувеличено. Против шестидесятников я выступил в период "предпостперестройки" 1991-1993 года, во время их пира во время чумы. Исчерпали себя шестидесятники именно тогда, и именно потому что остались в совершенно новых условиях тем, кем были, причём с роковой возрастной усушкой-утруской. Поколение же шестидесятников - Великое, люди они, не в пример последующим последышам, - "с божьей искрой", иногда - с проблеском гениальности. Я в значительной степени не стал печататься дальше из-за этого. Из-за того, что враги шестидесятников увидели в Галковском только то, что хотели увидеть, и стали всячески раздувать. Я же начал с письма Шемякину (шестидесятнику) и Синявскому (тоже шестидесятнику) по поводу Высоцкого (шестидесятника). И эти письма, ироничные и не без яда, были написаны всё-таки дружески по просьбе шестидесятницы же Людмилы Абрамовой с целью вполне конструктивной.

Между прочим, Басинский сам опровергает себя, рефлексируя по-поводу шестидесятнической комедии "Добро пожаловать или "Посторонним вход воспрещён"". Даже эта легковесная лента, как он показал, имеет свой подтекст и внутреннней объём. Это и есть главный признак мастерства. Неужели не видно, что авторы смеялись там и над самими собой? Ещё как! Вспомните сцену "подпольного съезда" под лагерной трибуной. А шутили так люди помнящие лагеря ДРУГИЕ, в этих лагерях часто потерявшие родителей. И "Застава Ильича" и "Иду, шагаю по Москве". Ведь это фильмы талантливых озорных мальчишек, ничего не знающих, с кашей в голове. Но молодых, талантливых. И добрых. Вот в чём штука. Другое дело, что 19.08.1991 они антигосударственный переворот чеченских уголовников изобразили "демократической революцией", затоптали приехавшего в Россию Солженицына и подписали себе политический смертный приговор аплодисментами расстрелу Белого дома. Это "итог", о котором я их предупреждал. Но это нисколько не перечёркивает "шестидесятых годов шестидесятников". Более того, в свете последнего десятилетия шестидесятые всё больше превращаются в недосягаемый образец. Аксёнов и Трифонов на фоне Платонова и Булгакова выглядели бледновато. На фоне Сорокина и Пелевина это ЛЮДИ. Что касается меня, то я "вне игры". Я давно уже продвинулся в стадию космополитизма.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments