Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

572. БУДУЩЕЕ, НО НЕ РОССИИ



В калейдоскопе весенних событий я толком не рассказал о посещении МГУ. Университет я закончил в 1986 году, после этого в его стенах практически не появлялся. И вот, как говорится, «прошло четверть века».

Чувствовал я себя не важно, только что прилетел из Красноярска и, сильно простудившись, крутился в суматохе американской поездки. Реально был цейтнот, и по ходу дела приходилось решать несколько головоломок. Но встреча была назначена, и я не мог её перенести.

Ну, пришёл. Напомню, что изюминка заключалась в том, что я решил передать 50 экземпляров «Бесконечного тупика» так сказать однокашникам. Из ностальгических соображений. Но не только.

С точки зрения «физиологии» я человек довольно практичный. Если иметь в виду конституционно-генетические особенности. Ну, такой тип зверя. Один жрёт, что бог пошлёт, а второй часть съест, а часть прячет по щелям, готовится к зиме.

Я никогда не был богат и всегда жил аскетично. Деньги меня никогда не интересовали, я жил в другой плоскости. Но то, что мне попадало, я МАШИНАЛЬНО, даже не отдавая себе отчёта, всегда тратил расчётливо. И как следствие никогда не нуждался. Даже на безденежье 90-х я никогда не доходил до стадии «денег нет» и как-то умудрялся аккуратно платить за жильё, хотя лет пять в начале каждого месяца я не знал, чем буду расплачиваться в конце.

Это, повторяю, не мировоззрение и не работа, а физиология. Может дело в том, что у меня в роду все такие. Мать работала портнихой и всю жизнь закупала товар и работала с заказчиками, в её семье в годы НЭПа занимались частной торговлей. Мой дед со стороны отца имел собственную фотомастерскую, а потом плантации. Все они были трудоголиками.

Я это говорю к тому, что я всю жизнь никогда ничего не делал бесплатно. Подарки – сколько угодно, это частное дело. Но раздавать книги у метро это не мой стиль. Я начал торговать книгами в 20 лет, сначала продавал чужие книги, потом стал продавать свои. Это всегда было моим заработком.

И у меня никогда не было проблем с продажами. Я никогда не ссорился с покупателями и всегда предлагал ДЕЛО. То, что надо и по своей цене. Так я в своё время в родном университете продал около тысячи книг. Причём это было в эпоху, когда за такое дело я мог пострадать вдвойне. И как «спекулянт» и как «антисоветчик». Но я действовал расчётливо и аккуратно, поэтому сбоев не было.

У меня также никогда не было проблем с продажами собственных книг. Когда я их продавал сам (как это было с первым изданием БТ), книги расходились мгновенно. Когда этим занимались другие, товар медленно, но верно раскупался. У меня всегда были свои читатели и как сейчас видят жежисты, всегда был круг поклонников.

Я никогда сознательно не искал покупателей, люди находили меня сами и часто становились постоянными клиентами. Не смотря на то, что мои книги уже давно продаются в магазинах, и по Интернету, я до сих пор получаю письма с просьбой достать ту или иную мою книгу.

Я это всё рассказываю не в порядке хвастовства, а чтобы вы видели картину.

Так вот за все эти годы ко мне обращался кто угодно – от жителей деревень до депутатов Думы. Пенсионеры, домохозяйки, литераторы, учёные, бизнесмены, студенты, врачи - кто угодно. За одним исключением. Среди них ни разу не было ни российского философа, ни российского студента философского факультета.

Точно также мне предлагали выступить самые разные люди. За одним исключением – сами догадайтесь каким.

А ведь я человек довольно известный. Ну не Киркоров конечно, но, думаю, никто не будет спорить, что я вхожу в сотню популярных московских литераторов. Причём я закончил именно философский факультет.

Мне это показалось забавным, и я решил, - это я очень люблю, - довести ситуацию до логического завершения. Так сказать, придать литературный блеск.

Я с помощью знакомых организовал своё приглашение на философский факультет МГУ и решил в первый раз в жизни сделать то, чем занимаются бездарные литераторы: раздать свою книгу всем желающим. В назидание потомкам.

Ну, пришёл. Философский факультет переехал в новое здание, построенное в бухарестском стиле (дворец Чаушеску). Мраморные плиты, светильники, всё аляповато, дубово и зачем-то выстроено на века. Хотя ясно, что снести это будет хотеться всегда и как только соберутся с силами – снесут. Тут может быть и разгадка стиля – строят так, чтобы сносить было долго, дорого и, следовательно, лениво.

Я учился в 11-этажном корпусе, который считал дешёвой больницей, но всё познаётся в сравнении. Вдруг я взгрустнул по больничным коридорам, люминесцентным лампам, прокуренным лестничным клеткам с окнами из стеклянных кирпичей. Старый новый корпус был никакой. Сказать было нечего – он и не говорил. Не умеет человек одеваться, надел никакую рубашку, никакие брюки – и всем ясно, что наряжаться человек не хочет. А какой вкус у него – да может идеальный. Не хочет человек. В новом новом корпусе захотели – и попёрла Румыния.

Ну, встретился с деканом, с парой преподавателей. Немного побеседовали – для проформы. А дальше. А дальше всё. НИКТО НЕ ПРИШЁЛ. Класть студенты филфака хотели на Галковского и его книги.

Опять же с пародийной слезой замечу, что на встречи со мной народ приходил всегда. Ну не валом валил, но кто-то что-то читал, кто-то слышал, кто-то за компанию пришёл. Начинаем разговаривать, слово за слово – получается общение. Какое-никакое. Здесь несколько человек пришло со мной, ещё один энтузиаст присоединился в метро и всё переживал, пустят его в университет или нет. А в университете никто не переживал. Хотя расклеили афиши, деканат дал добро. Пришли два-три преподавателя, один-два аспиранта. И говорить с ними было нечего. С большим трудом вывел людей на дискуссию мужчина-женщина (петушок-курочка) Это «поняли», но так – на пять процентов. КОНТИНГЕНТ. Ей богу на заводе легче разговаривать.

Ну, вот собственно и всё. ПРОВАЛ. Первый раз в жизни! Не разобранные книги я оставил в деканате и конечно на философском факультете МГУ больше не появлюсь никогда. Ребята, я вас понял, живите долго. УДАЧИ.

По натуре я неисправимый оптимист. Может, как раз потому что скептик и мне мало надо. На мой взгляд, любой университет устроен по принципу булки с изюмом. 90% это тесто, а 10% те, кто дело понимает и на ком всё держится. Тесто им нужно как среда, само тесто из-за изюма тоже облагораживается. В общем, как бы то ни было, 100 студентов факультета это 10 человек, которые оказались в нужном месте в нужное время. Остальные слонов слоняют и по сути легко заменимы. Так что упрёк «кого понабрали» не работает. Всегда где-то там есть 10-8-5 человек, которые светильник подхватят, и светильник не угаснет. Да хоть один человек – и один окупит университет. Вот такой парадокс человеческого Знания. Я собственно и ощущал себя в 1980 таким одиночкой, великодушно допуская, что где-то по щелям на философском прячется ещё пара галковских. Таковых не оказалось, но несколько ребят, которые шевелились, было. В году 1982-1983 я это понял.

А сейчас, думаю, на философском факультете вообще никого нет. Румыны.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 613 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →