Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

775. ПУССИРИОТЫ РФ


В современном андеграундном перформансе РФ бросается в глаза три вещи.

Во-первых, он абсолютно анонимен. Это КРАЙНЕ странно, потому что особенностью постмодернизма является перефокусировка внимания с картинок на личность АРТиста. Типа «рисовать не умеет, а человек интересный». Разглядывание рисунков вытесняется разглядыванием рисующего. "Секс в борделе – 10 сантимов, смотреть за сексом через дырочку - 1 франк, смотреть за смотрящими – 10 франков". С т.з. визуализации Уорхолл привлекает в сто раз больше внимания арт-зевак, чем его подчёркнуто неинтересные работы.



Одна банка супа, две банки супа, три банки супа…



На аррене фантазийййййййныыыый Андрюша Варргола (позитивные свистки), грекокатолический тушкан (свистки, аплодисман), три пули в живот (вау! апплодисман, лорнетирование), гомосексуалистический гетеросексуал-бонвиван (для 60-70-х обильное и благодарное лорнетирование), продюсер бархатного подполья (заинтересованный шорох и верчение головами), отлично пукает в воде (благодарный хохот) и т.д. – ещё тридцать пунктов. Шут должен быть забавен, один его костюм можно рассматривать долго – здесь три колпака с семью бубенцами там разноцветные пуговицы в четыре ряда, а вот и гульфик с пришитым оранжевым фаллосом. Умора!

В нашем советском андеграунде, что Гельман, что Пригов, что Кулик-Бреннер это СКУКА СМЕРТНАЯ. Чиновник на чиновнике сидит и чиновником погоняет. «Будем решать вопрос», «вышел звонком», «есть справка», «смотрели каталог». Есть понятный сюжет «старого клоуна», когда праздничный Бим снимает карнавалистский скафандр, откладывает баллон карликовой гармошки и перед нами уставший одинокий человек – совсем не смешной. Но, чёрт возьми, не на сцене же! Представьте на арену выходит администратор цирка из второстепенных и начинает ныть:

- Ну, что лыбитесь? вас много, а я один. Ходют и ходют. А ты посиди на моей зарплате. Говорят, цирковые хорошо живут. Поездей по Урюпинскам за гроши, тогда и воняй.



Пустокарлар Скукопатам из Кислоджабамаринда

Это чумной поцелуй НЕСМЕШНОГО урода Гельмана, загубивший в России постмодернистский карнавал на корню. Уж Гельман и майки смешные одевал, и с серьгой ходил, и били его. НЕ СМЕШНО. Толстоватый немолодой мужик. Неглупый. Но НЕ СМЕШНО. Совсем. И не забавно. И вдобавок вокруг всё время возникает хоррор, иногда степени эмчеэсовской.



Одна маска, вторая маска, третья маска, четвертая маска… «Балаклава», «Блонди», «Вожжа», «Гараджа», «Кот», «Манько», «Похлёбка», «Серафима», «Терминатор», «Тюря», «Шайба», «Шляпа», «Шумахер» - и еще меняются именами друг с другом.

Из пусек много-много тянет на хоть какой-то индивидуальный интерес «Толокно» - тип трезвой, задерганной пятью детьми цыганки. На автомате идёт «позолоти ручку, красавец», после 15-минутного отогрыша тут же справляется малая нужда у забора, младшим детям покупается мороженое, старшенькому отвешивается позатыльник, и после высмаркивания сопли из ноздри, «перформанс» продолжается. Тётка двужильная и текст знает. Но цыгане это не смешно уже сто лет.

Остальное - просто месиво. Их до сих пор при всём внимании СМИ даже не научились идентифицировать по именам.

Почему так уныло и так не смешно? Ведь ОСНОВА перформанса – прикол.

Можно сказать, что дело во вторичности. Всё заимствовано с запада до деталей, перформансы в РФ не выдумывались, а копировались и вырванные из своего культурного контекста, увядали, ещё не родившись. Посмотрите на картину Уорхола глазами американца-современника – его суповые консервы были узнаваемыми знаками. Если привести российский аналог, это воспринималось примерно так:


И что такое для американца «сгущёнка за вредность»? Для него синяя банка это не до боли знакомый предмет из детства, а абстрактный «консерв». Что такое «молоко за вредность» он не знает, игру словами «вредности-вредина» не понимает, фильм про Мальчиша-Плохиша со сгущёнкой не смотрел и т.д. и т.п. Видит тут девушку с большой банкой, и всё. Ну, в общем, понимает, что тут, МОЖЕТ БЫТЬ, что-то милое и где-то остроумное. Пожмёт плечами и пойдёт дальше. И весь советский-постсоветский перформанс вызывает такое же пожатие плечами. Не царапает почти ничего.

Другая причина (если подумать тесно связанная с первой) это заунывность отечественных евреев. Вообще евреи народ остроумный, да и в России до известного периода зажигали. Но после Ильфа как-то всё сошло на нет. «Еврей в России это скучно». Я никогда не понимал: а что смешного в Жванецком? Не говоря уже про Горина и т.д. Может, дело в отсутствии конкуренции и, следовательно, драйва. Может, им стыдно кривляться на фоне того что они в России учинили. Или, - проявим великодушие, - ИМИ учинили. Попробуйте задать неглупому Жванецкому вопрос: «А вам не стыдно?» Он запнётся, обидится и начнёт оправдываться. Российский еврей - худосочный.

Но, полагаю, что и первое, и второе - это дело десятое. А главное – третье: социализм общество искусственное, там всё специально. Даже ковыряние в носу. Андеграунд в своей основе пустячное дело, козявка. Миллионы можно делать и на кока-коле, и на зубочистках. И делают. Но какой СМЫСЛ во всей «бурной деятельности» Уорхола? ДА НИКАКОГО! «Когда коту делать нечего, он яйца лижет». Славянский андеграунд озабочен смыслом, он хмуро серьёзен, причём чем дальше на восток, тем больше. В Чехии это социальный приколизм а ля Швейк, в Польше - ядовитая слюна политического сарказма. Ну а в СССР забивали сваи. «Бульдозерная выставка». «Так, пошёл четвёртый… Пятому-седьмому приготовится… Включили камеры второго сектора. Освещение. Где пьяный у урны? По сценарию должен быть пьяный.»

Вся деятельность «Пуссей», включая предтеч («Бомбил» и «Войну») поражает не только абсолютной бездарностью и анонимностью, но часто колоссальным для перформанса масштабом – как в смысле организации, так и бюджета. И это ещё вдобавок сопровождается исключительным подыгрышом. Собственно всё СМИ стоит на подпевках к дурацким выходкам нескольких полустудентов.

Прессинг таков, что даже в условиях гиперинформации люди вынуждены включаться в навязываемый сценарий и всерьёз реагировать на действия цыганских наёмников.

Тогда как элементарная оценка ситуации выводит цыганских кошечек за рамки культурного пространства. В общем им могут впаять срок, могут наградить орденом РФ – КАКАЯ РАЗНИЦА? Да никакой, потому что речь идёт о наёмниках, которых набрали под стекло и заставили совершать акты публичного совокупления и публичного же кощунства. Вопрос КТО набрал и с какой целью.

Сделали это пуссириоты РФ. Те самые, которые духовного отца «Войны» захоронили по распоряжению высших церковных иерархов на Донском кладбище. Где похоронен патриарх Тихон и где находятся фрагменты барельефов разрушенного храма Христа Спасителя. Там Пригов и лежит – рядом с Солженицыным, Чаадаевым и Шмелёвом.

Дело в том, что церковь является консолидирующей силой униженной нации. Нации, которая потеряла своё государство, или его ещё не создала. Такова была роль католической церкви в расчленённой Польше. Или в превращённой в колонию Ирландии. Поэтому РПЦ нужно максимально отождествить с антинациональным государством. Но этого мало. Надо редуцировать интеллектуальный уровень православия до нуля, чтобы от мракобесия русские плевались ещё в средней школе, а низколобые батюшки читали Евангелие по складам. Ну и наконец вообще превратить всё в пошлый фарс. Этим и нанимается «группа» «Пусси» и её ментор. Но у самого Гельмана конечно не хватило бы пороха обеспечивать деятельность провокаторов. Всё оплачивается из кармана антирусского государства.

Формально речь идёт о «фалуньгунизации» оппозиции. В прагматичном Китае пошли дальше и низвели всю оппозицию властям к безумной секте «Фалуньгун». Которая, чтобы и дураку было ясно, действует под такой вывеской:



Но в случае РФ это замах слишком частный. Ведь Китай национальное государство. А РФ - «шахер-махер-помидоры». «Здесь помню, а здесь не помню». Фашизма тут мало, нужна порнография. А потом её сурьёзное обсуждение бородатыми козлами-интеллектуалами.

Специально для козлов приведу список акций «Бомбил-Войны-Пусси»

Апрель 2007 – «Автопробег несогласных». Привязали к верху легковой машины красную кровать, на которой нанятая цыганская пара занималась сексом. Ездили по Петровскому бульвару, милиционеры пытались задержать машину, но ничего не получалось. (Попробуйте поездить по центру Москвы на машине с кроватью даже без цыган.) Надетый на руку Гельмана Зелибоба тут же объявил, что это «акция против кровавого путинского режима». Напомню, что в это время в Москве и других городах проходили «марши несогласных». В Саратове на марше несогласных члены «Войны» шли под лозунгом «Я хочу халву есть, я хочу на Путьку сесть».



1 мая 2007 – «Мы не знаем чего хотим». Перекрытие этим лозунгом улицы в центре Москвы – для дискредитации левой оппозиции и обозления автовладельцев. Одновременно «мордовский час» - кидали в Макдональдс котов. (Это для Запада, т.к. антимакдональдовского движения в РФ нет и не будет.)

Июль 2007 – знаменитые поминки Пригова в метро. Я уже тогда обратил внимание на нестандартность акции – как по ходу мысли, так и по степени исполнения (попробуйте внести стол в вагон метро и покататься там часок-другой, распивая спиртные напитки.)



Ноябрь 2007 «Памятник Пригову - Путькин план» - живые козлы бараны на Московской выставке «Нон фикшн». Тоже приурочено к поминкам великого Пригова.

29 февраля 2009 года «Е….сь за наследника медвежонка». Дискредитация оппозиции Путину во время выборов Медведева. Голые цыгане сношались в здании Зоологического музея в центре Москвы. Одна цыганка была сильно беременной.



7 ноября 2009 года – проникновение на территорию здания правительства РФ в составе 15 человек. Лазером была нарисован череп с костями высотой в 40 м., после этого все благополучно покинули охраняемую территорию.

Ну и тому подобый «юмор». С хуями, сиськами, «кровавым режимом», освоением сумм и явной протекцией органов правопорядка. И в довершение всего кончерто в алтарной части главного храма России.



Как на всё это реагировать русским? А никак. «Англичане шалят». Причём поскольку действуют не сами, получается на редкость уныло. «Мордовский час» ещё неплохо, а дальше и не смешно совсем. Как писал Алексей Толстой:

«Лицо либо цветным платком обвязано, либо прилеплен длинный нос. Музыка, топот, хохот. Вся кумпания, не разбирая места, кидалась к столам, требовала капусты, печеных яиц, колбас, водки с перцем, девок-плясиц... Дом ходил ходуном, в табачном дыму, в чаду пили до изумления, а хозяин пил вдвое, - если не мог - вливали силой... Что ни родовитее хозяин - страннее придумывали над ним шутки. Князя Белосельского за строптивость раздели нагишом и голым его гузном били куриные яйца в лохани. Боборыкина, в смех над тучностью его, протаскивали сквозь стулья, где невозможно и худому пролезть. Князю Волконскому свечу забили в проход и, зажгя, пели вокруг его ирмосы, покуда все не повалились со смеха. Мазали сажей и смолой, ставили кверху ногами. Дворянина Ивана Акакиевича Мясного надували мехом в задний проход, от чего он вскоре и помер...»



Вот и весь гебистский «российский андеграунд».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 693 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →