Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

784. ПЕРВОЕ СОСЛОВИЕ


В ЖЖ у bohemicus'a cнова развернулась интересная дискуссия, на сей раз о (не)религиозности русской культуры: http://bohemicus.livejournal.com/71692.html Богемик почти с каждым постом продолжает набирать обороты и превращается в одного из наиболее интересных блогеров.

Недостаток у него по-прежнему один – излишнее внимание к жежешному отребью. Русская культура не только светская, она также крайне чопорная. Если анонимная шваль вас оскорбляет на русском языке, то это ЗАВЕДОМЫЙ подлец. В крайнем случае - дурак. Общаться с такими людьми можно только ради прикола и (иногда) несколько циничного оживляжа затухающей дискуссии. Если число оппонентов невелико, можно приманить свинью бисером, а потом подставить ей образцово-показательную подножку.

Если же хари крючит неаноним, крючит именно против вас и крючит постоянно, то, по моему глубокому убеждению, таких людей нужно вообще товарить. Именно в русских условиях. Только разумеется чужими руками и сразу насмерть. Чтобы не смог ответить и до конца жизни ползал в собственном кровавом поносе. Иначе «дискуссия» продолжится, а любая форма более-менее серьёзного выяснения отношений с сапожниками, ольшанскими и прочими ничтожествами это потеря лица.

Если возможностей для товарения нет, людей надо лениво гнобить – чтобы плевок считали за орден. А дискуссия здесь невозможна. Дискуссия это честь, с бесчестными людьми она не возможна по определению.

Однако перейду к сути. Не смог в силу занятости (цейтнот перед поездкой) посмотреть дискуссию подробно, но кажется люди упустили в своей аргументации одну крайне важную деталь. Отметив такие красноречивые моменты как отсутствие теологических факультетов в университетах РИ или крайне поздний (уже в капиталистическую эпоху) перевод Библии на русский язык, люди упустили из виду общую мизерабельность российского духовенства.

Существует характернейшая ошибка, допускаемая в России даже профессиональными историками. Известно, что во Франции при «старом режиме» все общество делилось на три класса: аристократию, духовенство и «третье сословие», включающее в себя буржуазию, ремесленников, крестьян и прочий люд, платящий в казну налоги. Так вот, когда говорят о первом сословии, то очень часто имеют в виду аристократию. А это не так, аристократия (включая членов королевской семьи) и вообще дворянство – это ВТОРОЕ сословие. А первое – духовенство. Для самых родовитых фамилий Европы быть епископом или кардиналом являлось Честью. По специфике церковной организации, стать церковным иерархом мог и простолюдин, но В ОБЩЕМ, князья церкви были именно князьями.

Что же в России? Спору нет, у нас можно найти несколько аристократов, ставших епископами. Но это исключение, часто объясняемое в стиле «в семье не без урода». «Коленька читал с детства божественные книжки, да блаженненьким и стал». Представить в достоверной истории России личность вроде Ришелье или Мазарини абсолютно невозможно. Возможен или светский выходец из церковной среды (Сперанский) или религиозный мирянин вроде Победоносцева, причём даже в этом случае и тот и другой – белые вороны и притчи во языцах.

Даже высшие церковные должности для русского дворянства потеря статуса. Что же касается низового аппарата, то это заведомо сниженные персонажи, почти комические маски. «Сельский батюшка» это персонаж жанровых картинок и острот. Никакого ореола «ксёндза» и «пастора» в России не было, да и социальное различие между деревенским попом и крестьянином было невелико. Поп повыше, но это не учитель и не чиновник. Так, где-то «зажиточный мужик». А иногда и бедный.

Поэтому когда горячие головы дразнят современного патриарха Гундяевым, то надо подумать, а кем он в русских условиях должен быть? Гундяевым и должен. Вот Редигер это нонсенс, редкость. А такими Гундяевами русские священники всегда и были. И отношение к ним у общества было соответствующее. «Мордва чудит».



Водочка хоо-роо-шааа!

Отношение это в эпоху национального успеха было сниженное, но добродушно-патриархальное, в стиле «ну выпил батюшка на именинах, развезло. Ну, бывает». С другой стороны и сами батюшки ни на что особо не претендовали. Когда в серебряном веке интеллигенция стала устанавливать контакты с духовенством, то русские священники воспринимали это как снисхождение со стороны господ и радовались повышению своего статуса. Полемики с церковниками тогда никакой не было, англикане из негров слушали рассуждения белых южноафриканцев о божественном. Поскольку колонисты были светскими лицами, сами рассуждения были достаточно неумелыми, чёрные батюшки писание знали твёрже. Но они были чёрными.

Отсюда почти полное отсутствие в православии (церкви) активной пропаганды и миссионерства. Своё место попы в России знали и отсутствие за собой попечительного дворянского госнадзора справедливо сочли бы проявлением слабости верховной власти. То есть ослаблением самого русского православия. Его СИСТЕМЫ. Предположить, что дворянин обратился к священнику за советом и с просьбой стать духовным руководителем это гоголевский нонсенс. Священник бы растерялся и не знал что ответить. Вероятно, решил бы, что бедный барин повредился в рассудке.



Распутиноподобный савонарола Константиновский в воспалённом воображении Репина


В случае с Гоголем такое и было, а об бедного попа (личность абсолютно заурядную и случайную) потом несколько поколений русских дворян и интеллигентов вытирало ноги, величая «мракобесом и обскурантом». Тогда как это был мелкий ржевский чиновник с «Анной третьей степени».



Реальный Константиновский. На всю жизнь испуганный Акакий Акакиевич из Крыжополя.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 527 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →