Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

83. ПРОСТЫЕ ДВИЖЕНЬЯ.

Почему-то захотелось остановиться на теории и практике государственного переворота. Сначала в основном теория.

Что такое государственный переворот, я думаю объяснять не надо. Это насильственный захват законной власти. Даже ещё короче - слово "насильственный" тут лишнее. Как можно свергнуть власть "ненасильственно"?

А вот как происходят перевороты, об этом стоит поговорить подробно.

Во-первых, с порога надо отмести теорию "спонтанных взрывов народного возмущения", "широчайшего революционного творчества народных масс" и т.п.

Сам по себе обыватель никогда не размышляет о вещах его не касающихся. Объединённый в толпу, он может производить устрашающее впечатление, но толпа слепа и в своей слепоте жалка. Максимум, на что она способна - это "самодав", вроде Ходынки или похорон Сталина. И то в конечном счёте здесь речь идёт о неправильной ОРГАНИЗАЦИИ. Толпу можно "собрать", толпой можно прикрыться, толпу можно спровоцировать на бессмысленный погром (вроде беспорядков футбольных фанатов в центре Москвы), но у неё нет мозга, нет даже каких-то осмысленных органов, которыми она может манипулировать. Это человеческое тесто, гигантская амёба, способная только сокращаться и выбрасывать аморфные ложноножки.

Во-вторых, следует отмести всякого рода "пассионариев", то есть сумасшедших:

Отвинтил ножку кровати, пробил череп дежурному медбрату, выпрыгнул с четвёртого этажа на крышу соседнего корпуса, спустился по водосточной трубе, завёл скрепкой больничный фургон, сбил ворота вместе с двумя охранниками, выехал на шоссе "Белые Столбы - Москва", по пути завернул в место дислокации таманской дивизии, пересел на бронетранспортёр, ворвался на Красную площадь, начал с бронетранспортёра орать:

- Они смеют утверждать, что идея отражения космического вторжения с Альфы Центавра есть "утопия", "паранойя"! Они думают, что нацепили белые халаты и их не видно. Они травят нас лекарствами, запирают в дурдомах, привязывают к больничным койкам. Но они уже имели возможность убедиться, что земляне не интеллигенские хлюпики, а люди архипрактичные. И это только начало. Долой межгалактический империализм! Да здравствует всемирная дефензива! Граждане, записывайтесь в стальную гвардию утиного движения! Нам не нужны истерические взвизги подкупленных врачами обывателей, нам нужна железная поступь ударных батальонов.

И вот вокруг броневика огромная толпа, броневик поднимают на руках, вносят в Кремль. Пошёл индуцированный психоз.

Всё это хорошо для приключенческих кинокартин. Реальность более герметична. Помните в "Кавказской пленнице" бедный Шурик ломился в открытую дверь в психиатрической больнице? В реальности на этом всё и заканчивается. Достаточно поставить двери, открывающиеся не в ту сторону - 95% побегов будет предотвращаться уже этим. Ведь у больного человека нарушено элементарное целеполагание, куда уж тут выстраивать ветвящиеся многоходовки. Три дешёвых покупки - и любой псих в коконе смирительной рубашки НАВЕЧНО.

Максимум социальной карьеры для сумасшедшего - это сексуальный маньяк. Этот за счёт мозаичного замещения сегментов половой программы может войти в резонанс с реальностью и продержаться на свободе несколько лет. Однако один в поле не воин.

Для революционного подполья нужна ГРУППА отморозков, а для группы нужна реальная, а не превращённая мотивация. Без этого она мгновенно распадётся. Реальная мотивация это "подкрепление действий". Например, у полового маньяка постоянно воспроизводится садистический оргазм. У наркомана - наркотическое опьянение. Но "социальному организму" ничего этого не нужно. Он трезв и беспол. Это "организация". Для существования организации нужны формальные правила и деньги. Поэтому реальная подпольная организация, т.е. организация не являющаяся специализированным органом общества, может заниматься только прямой добычей денег. Иначе нет смысла в её существовании - всё распадётся за полгода максимум. Шайка грабителей берёт банк, деньги тратит
а) на удовлетворение потребностей своих членов: наркотики, алкоголь, женщины, азартные игры.
б) на самовоспроизводство: общак, покупка информации, подкуп полиции и т.д.

А что делает группа пламенных революционеров? Пункт "б" у неё точно такой же. Пункт "а", ну заменим низменные потребности на высокие: процветание родины, общественное служение, торжество справедливости. Но всё равно есть "б" - зверь хочет хавать. Откуда средства? У уголовников нет проблем - их криминальный "дебет" плавно переходит в столь же криминальный "кредит". А откуда деньги у революционеров? Они так же не в состоянии прокормить себя, как богодельня или общественная библиотека. Это ОРГАН социального организма, а не автономный организм. И если "революционеры" сами будут искать подкормку, они быстро выродятся в уголовников, причём в неудачных уголовников (из-за слабой замотивированности между криминальной сутью своей деятельности и пунктом "а"). Перед ними быстро встанет простой выбор: или тюрьма или полная уголовщина. "Бытие определяет сознание".

Революционное подполье всегда структура затратная и ВЫСОКОзатратная. Сидит профессиональный революционер на чьей-то подкормке. ВСЕГДА.

Но дело даже не в этом. Самое разветвлённое и высокооплачиваемое подполье это ничто по сравнению с государственным бюджетом и государственным аппаратом. Самое хилое государство сжирает подпольщиков автоматически, даже не замечая. Как хрюшка попавшего в корыто цыплёнка.

Ну надумал там себе чего-то студентик, решил первым делом раздобыть ружьишко. Полез на склад, а на складе дедушка с берданкой. Отставник, злой. Убьёт он его С РАДОСТЬЮ. И всех делов. Потом с внуком чаёк пить будет:

- А это, Ванятка, вишь, у меня медаль. Скудента застрелил. Тьфу, чегевара непотребная, што удумал - ружья воровать. Меня зато их сиятельство собственноручно наградили и ещё 40 рублёв денег дали. Я, ишь, тебе баранок, конфект купил. Ешо бы ктой-нито полез, я бы глядишь тя в училишше пристроил, нешто это дело мальцу в лавке сидеть.

Собственно Достоевский про это "Преступление и наказание" написал. Преступление совершил конкретный человек, и наказание (настоящее) у него было тоже личное, индивидуальное. Но КАРУ осуществил бездушный государственный механизм. Раскольников к чиновику в пасть сам пришёл на задних лапках. Как цуцик. Порфирий Петрович только "ням" сделал.

А таких "Порфириев Петровичей" у государства на каждом углу пара. И чем ближе к центру, тем плотнее и квалифицированней охрана.

Так что дееспособным революционное подполье может быть только при ГОСУДАРСТВЕННОЙ ИЗМЕНЕ. Причём чем выше, тем лучше. Просто инспирации со стороны иностранных государств мало. Это в лучшем случае вызовет НЕУДАЧНЫЙ переворот. Для успеха нужна мощная, нет, МОЩНЕЙШАЯ поддержка внутри. Идеально - второй человек в государстве. Руководитель МВД - самое оно. Можно министра обороны, руководителя тайной полиции. Годится МИД, но это уже редко, скорее как довесок. Кстати, очень желательно иметь группу из нескольких верхушечников. Тогда дело может выгореть.

Но и это ещё не всё. НЕОБХОДИМА РЕАЛЬНАЯ ДВИЖУЩАЯ СИЛА переворота. Это примерно 200 автоматчиков. Откуда берутся? Наёмники, нацмены, подобранные в индивидуальном порядке офицеры (вариант военного переворота). Почему так мало людей? А где взять больше? Задействовать официальные воинские формирования или подразделения тайной полиции... А КАК? Как им приказ отдать. Что, сказать "арестуйте президента". Это аналогично приказу о самоаресте. Законные ВС можно только нейтрализовать: запереть в казармах, вывести под каким-то предлогом из столицы, разоружить. То есть создать площадку для действий "200 автоматчиков".

И наконец третье - маскировка. Для этого большей частью и требуется "революционеры". Для первого звена они только помеха или приманка-обманка в политической игре (часто встречающийся ход - глава МВД усыпляет бдительность главы государства демонстративным подавлением смутьянов). Для второго звена революционные задохлики тоже материал малоценный. В лучшем случае их участь - стоять на подхвате. А вот что касается идеологического прикрытия переворота, здесь значение "прометеев и данок" трудно переоценить. Путч военной хунты это самый обнажённый вариант переворота - "латиноамериканский" (а в 20 веке, пожалуй, и "африканский"). Простота нравов необыкновенная - "кто палку взял, тот и капрал". Подобные действия провоцирую понос пронунциаменто и цивилизованными обществами используются редко. Серьёзные перевороты маскируются под народные революции, вызываемыми всякого рода выдуманными причинами. Вообще-то причины могут быть и невыдуманные, почему бы нет. Сложность в том, что народ можно выманить на улицы только когда ему хорошо, а не плохо. В блокадном Ленинграде синюшный народишко сидел по клеточкам, а в обожравшимся Петрограде 17-го толстомордые обыватели орали во всё горло: "Почему в булках изюма мало!"

Поэтому революция это прежде всего переход на личности. Людовика XV упрекали в том, что он развратник (большая пиписька), Людовика XVI - в том что импотент и рогоносец (маленькая пиписька). Однако негатив надо оттенить позитивом. Тут-то в дело идут "светлые личности", всякого рода "товарищи Че", "дядюшки Хо" и "леди Ди". Если переворот происходит по плану, "светлые личности" быстро исчезают с горизонта. Если бы Людовика XVI вовремя сменил Филипп Эгалите, никто бы не помнил имена Маратов и Дантонов.

Хотя выше я понятия "революция" и "переворот" употреблял как синонимы, между ними есть некоторое различие. Революция это несколько "револьверных" переворотов, быстро сменяющих друг друга, идущих в разных направлениях и вызывающих общую дезориентацию общества. В условиях подобной неразберихи подставные и случайные фигуры "революционеров" могут становиться калифами на час или даже превращаться во всесильных диктаторов. Подобное случается весьма редко и всегда является производным от "пронунциаменто вульгарис".

Теперь наглядный пример для публики.

Достаточно правдоподобно государственный переворот показан в советской киноэпопее "Освобождение". Думаю, по причине того, что отношение советских к изображаемым событиям было нейтральное. Путчисты вроде всерьёз боролись против Гитлера, а с другой стороны, были глубоко "ненашими". В итоге чаша весов оказалась в объективном равновесии. Плюс конечно немцев играли немцы, что немаловажно.

Застрельщиком акции действительно явился "герой" - фон Штауффенберг. Но в отличие от мифических "пламенных революционеров":

а). Его на дело послали, и послали начальники из госаппарата. Крупные. Например начальник Абвера Канарис. Или генерал-полковник Бек. Да ещё, скорее всего, за крупными начальниками стояли первые лица государства.
б). У него для геройского акта был вполне реальный мотив.

Штауффенберг был красавцем, блестящим офицером. Перспективы в начале войны открывались самые радужные. И вот посередине эйфории - бум-с, дяденьку ранили. Ранили тяжело, издевательски. Например ему оторвало пипу. Это не считая глазика и ручки. Потом второй "бум-с" - дело, в котором он принимал участие, оказалось проигрышным. ТАК проигрышным, что после окончания войны его (инвалида) ожидали пинки и плевки, а то чего похлеще. Поэтому у дяденьки накопились к Адольфу Алоизычу ВОПРОСЫ. Договаривались-то совсем о другом. Вопросы у дяденьки не утихали - пипы-то нет. Утром встал, пошёл в уборную - а там "праздник, который всегда с тобой". А человек мужественный, решительный. Лидер. Возраст - нет сорока. Можно в уборной и застрелиться, да не таков фон Штауффенберг. Хлопнет дверью - века вспоминать будут.

Теперь далее. Взрыв прогремел, ДЕЛО СДЕЛАНО. Начали осуществлять план "Валькирия" - захват телеграфа, телефона, правительственных резиденций. Действовали правильно - кто же мог предположить, что портфель отодвинут за дубовое кресло. Это действительно роковая случайность. Случайности в истории есть и они могут изменить ход событий. Но сам ход событий глубоко закономерен. Даже у отмороженного смертника - железная мотивация. Итак Штауффенберг дал отмашку: "Старт!" Без устранения лидера в тоталитарном государстве любое рыпание бессмысленно. Но с устранением лидера дела при тоталитаризме идут даже лучше чем при умеренных режимах. Хрупкость - обычное свойство твёрдых предметов.

Что же дальше. А дальше пошла КУЛЬМИНАЦИЯ революции - те самые "200 автоматчиков". Помните перестрелку в немецком "колонном зале"? Во-о-от. Вот это и есть "движущая сила революции". И противостоит ей при парализации госуправления тоже небольшое число охранников. Никаких народных масс, никаких армий здесь нет и быть не может. Пять грузовиков автоматчиков на всё про всё. То есть даже не в одном месте, а "вообще".

И никак иначе госпереворот провести нельзя. Это как делание ребёнка. Завалить самку, ввести член во влагалище, произвести фрикции, выпустить сперму. Всё. Ничего другого быть не может. Всё остальное лабораторные изыски и бабушкины сказки.

То есть госпереворот визуально - это прыганье мужской задницы на диване. Так это видно со стороны. Задница есть - вы видели госпереворот. Задницы нет - вам морочат голову. "Задница" - это 200 автоматчиков.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →