Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

886. СМУТНОЕ ВРЕМЯ - 1


Решил немного рассказать про смутное время, причём не столько для русских, сколько для украинцев - будущих жителей России.

Смутное время смутное, в том числе, и по состоянию исторической оптики. Граница ВПОЛНЕ достоверной истории Европы – середина 17 века. Если мы не знаем что-то существенное про период позже 17 века это вещь вполне нормальная. Но очень сложно представить значимый факт европейской истории после 1648 года, который мы знаем, но которого не было. Так врать в эпоху книгопечатания и при нескольких параллельных центрах легендирования крайне затруднительно. Не то начало 17 века и тем более век 16. Там всё очень и очень условно. Тем более на окраине европейского мира – в Московии. Тем не менее, какие-то контуры и силуэты во второй половине 16 века здесь мелькают, а в начале 17 века появляется и какая-то фактография, правда сильно изуродованная тенденциозной государственной историографией 18-19 вв.

Сначала об официальной предыстории российской смуты.

Считается что с 1533 по 1584 год в России правил царь Иван Грозный, который был сумасшедшим. Ранее я писал про преддостоверную канаву государственной статистики. Цель любого государства максимальное удревнение своей истории и завышение численности стародавнего населения. Этой цели препятствует государственная же статистика, вещь не менее нужная и полезная. Поэтому перед становлением статистических служб данного государства возникают труднообъяснимые и фатальные гиперкатаклизмы – всякого рода тотальные войны, моровые язвы, наводнения, голодовки, тиранства, нашествия кочевников, колониальное изуверство, глобальные извержения вулканов и т.д. и т.п. Все эти ужасы (в дальнейшем в таких масштабах никогда не наблюдаемые) уменьшают численность населения в два, три, а то и в десять раз. Эта цифра и есть первая цифра относительно достоверной статистической оценки.

Штука это настолько обычная, что нет смысла разбирать каждый национальный ужас отдельно. Достаточно посмотреть на этот счёт историю 10-15 государств. После третьего раза вы уже будете к канаве готовы заранее. До неё ещё 100-200 лет, а вы уже знаете и смеётесь.

Таким же постоянным глюком является «шекспиризм». Внезапно во главе государства оказывается целая плеяда социальных и биологических уродов, убивающая друг друга самыми замысловатыми способами, иногда совершенно немотивированно. Считается что это патологические злодеи и сумасшедшие. Появляются они всегда в одно и то же время – в период смены древних династий, – прочных и консолидированных, - династией новой, почему-то слабой и опирающейся на выборные органы управления.

Происходит это вот почему. Монарх западноевропейского типа становится монархом после постепенного сосредоточения власти отдельными аристократическими фамилиями, которые в свою очередь ведут своё происхождение от колбасников, аптекарей, шинкарей, писарей, старост, наёмников, лавочников и т.д.

Сначала в условиях полиса аптекари и каменщики начинают занимать выборные должности мэров или общественных ревизоров пожизненно, потом передавать их по наследству. Затем самоуправление дополняется концентрацией верховной власти - как правило, в момент появления постоянного войска, расквартированного в полисе и последующего симбиоза муниципальной и военной верхушки.

В конце концов, появляется монарх – сначала выборный, затем наследственный в рамках аристократической фамилии, а затем жестко передающий власть своему прямому наследнику, в идеале - по мужской линии. Такая консолидация происходит постепенно и всегда сопровождается популистской демагогией. Выщелкнувшийся аристократ стремится предстать заступником народа перед другими знатными фамилиями и одновременно придать своей власти сакральный характер. Ему это, как правило, удаётся, но подобная демагогия вступает в прямое противоречие с подлинной историей и его рода, и государственных институтов.

Тогда история семьи монарха увеличивается лет этак на 800, и оказывается, что монархическая форма правления в данном обществе была всегда. Только старые монархи выродились, а власть строго по закону перешла к боковой ветви.

Перед официальным историографами стоит задача выдумать 800-летнюю последовательность монархов и последних представителей стародавнего рода представить горбатыми карликами. Задача, как правило, выполняется с художественным перехлёстом, ибо врать при помощи негатива гораздо легче.

СкажИте:

- Я хорошо знал покойного Ивана Никаноровича. Это был добродушный симпатичный человек, мне, маленькому мальчику, он однажды подарил котёнка.

Согласитесь, слабовато и не запомнится. А если так:

- Я хорошо знал покойного Ивана Никаноровича, одноногого параноика и садиста. У меня, маленького мальчика, был котёнок. Он его отнял и раздавил деревянной ногой.

Согласитесь, это запомнишь на всю жизнь. Особенно если инфу дадут с картинкой в школьном учебнике.


Значит ли, что подобного рода сказания ложны абсолютно? Вовсе нет, так как монарх консолидирует власть постепенно и на ранних этапах вокруг него есть несколько конкурентов, иногда более удачливых. Можно сказать, что гладко такие вещи не проходят никогда. Эти отголоски реальной политической и военной борьбы можно проследить по всякого рода немотивированным вкраплениям в складную и совершенно понятную легенду опорочивания конкурента.



Иван Грозный незадолго до смерти убивает своего наследника. Горе-то какое!

Легенда может меняться два и три раза в зависимости от того сколько людей на короткое время захватывало трон и заставляло переписывать историю. Но родимые пятна кочуют из одной версии в другую. Эти вкрапления, как дефекты ДНК для антропологов, крайне важны для историков.

Считается, что 45-летний Иван Грозный добровольно, из юродства передал свой трон некоему «Симеону Бекбулатовичу». Сколько лет было Симеону во время восшествия на трон, неизвестно. Через год Грозный отнял трон у Симеона, так сказать «ложного великого князя» и успешно правил ещё 8 лет.

Зачем он это сделал, что этим хотел сказать, непонятно. Никаких правдоподобных версий нет. Да и не может быть.

Значит, скорее всего, так и было. То есть В ЛУЧШЕМ СЛУЧАЕ, Иван Грозный сверг законного монарха Симеона Бекбулатовича.

Кстати, а каков послужной список этого «ложного царя»? Вплоть до своего восшествия на престол он был мусульманином, сыном ногайского хана Бек-Булата, и номинально возглавлял ничтожное «касимовское ханство» в районе Оки.

В ничтожности Симеона позволительно усомниться, так как после отстранения от верховной власти он стал великим князем Тверским. Это тоже большая родинка для официальной историографии, так как, вроде, считается, что независимость Твери (бывшей одно время главным городом Руси) упразднена в конце 15 века, а именование великим тверским князем превратилось в часть царского титула. Выходит, что нет.

Считается, что после смерти Ивана Грозного ему наследовал некий Фёдор Иоаннович, блаженненький дурачок, расслабленно улыбающийся и самолично звонивший в колокола. Его так официально в российской историографии и именуют - «Блаженный». Реально же государством за него правил какой-то «Борис Годунов».

Якобы это был сын провинциального помещика средней руки, почему-то с детства вместе со своей сестрой воспитывавшийся в царском дворце (!) Затем его сестра вышла замуж за дурачка, а сам Годунов стал временщиком, после смерти Фёдора Иоанновича занявшим царский престол. В общей сложности Годунов управлял государством 20 лет. Интересно кто же был его главным политическим противником? Оказывается вовсе не «Лжедмитрий», а никому не известный и всеми забытый Симеон Бекбулатович. Точнее, Семён I.

Годунов требовал от всех бояр целовать крест, обещая «царя Симеона Бекбулатовича и его детей и иного никого на Московское царство не хотети видети…». Как видим, у гада ещё были и дети, тоже претенденты на московский престол. О них историки как-то забыли. «Потеряли».

Говорится только, что все они (пятеро) умерли в детстве и звали их почему-то также как детей Грозного.

При Годунове вроде бы Семена I с тверских князей убрали и лишили тверского дворца и двора. И вроде даже ослепили. Тем не менее, ослепший и обедневший Семён I стал выделять огромные деньги на строительство монастырей (в т.ч. знаменитого Соловецкого монастыря).

Наконец Годунов умер и на престол взошёл его сын – Фёдор II. Что он сделал в первую очередь? Оказывается, повторил на бис ту же процедуру: бояре целовали крест: «царя Симеона Бекбулатовича и его детей и иного никого на Московское царство не хотети видети…».

Слепого и нищего, живущего в ссылке.

Наконец в Москве убивают сына Годунова и его вдову и в столицу входит Лжедмитрий I. Каковы первые действия нового царя? Он призывает к себе Симеона I и через некоторое время постригает в монахи, что означает гражданскую казнь. Позднее, Василий Шуйский ссылает его с глаз долой – на Соловки.

Симеон I умер в 1616 и похоронен в Симоновым монастыре.

Однако сейчас мы говорим о событиях, предшествующих смутному времени.

Я не буду давать свою интерпретацию истории с Симеоном. Во-первых, здесь существует несколько равноправных версий, а во-вторых фактическая база настолько ненадёжна, что ни один из фактов нельзя ставить во главу угла. Краеугольный камень должен быть верен на 100%, а ни один из фактов российской истории 16 века на 100% не тянет. Может быть так, а может быть этак.

Но общий КОНТУР событий угадать можно. Власть в России 16 века принадлежала татарам. Русское государство в этот период это уже относительно многочисленное земледельческое население, находящееся под управлением и защитой кочевников. Сначала мусульман и тюрок, потом христиан и тюркско-славянских метисов. Это и есть то «монголо-татарское иго» которое открыли в 18-19 веках, и от которого, будто бы, страдала древняя восточнославянская цивилизация.

Что было ДО господства тюрок? Собственно почти ничего. Из Европы просачивались группы славянских земледельцев, они при помощи подсечно-огневого земледелия осваивали восточноевропейскую равнину. Поскольку это была зона рискового земледелия, осваивание происходило довольно медленно, с периодическими вымираниями колоний от климатических колебаний и от неприспособленности славян к слишком холодной зиме. Когда численность славянских земледельцев достигла некоторой критической величины, они стали подвергаться набегам кочевников с юга (крымские татары) и с востока (татары Поволжья). Древнее финско-угорское население славянами быстро вытеснялось или ассимилировалось, т.к. собиратели и охотники не могут сопротивляться для них ГИГАНТСКОЙ численности племён-хлебоедов. Но кочевые племена с их военной демократией легко доминируют над догосударственными земледельцами. Они самой спецификой кочевого скотоводства заточены на военный разбой и легко появляются в нужное время в нужном месте и в нужном количестве. 1 000 000 хлебопашцев – это 10 000 разобщённых кластеров. 10 000 кочевников могут появиться в одном месте. И пять всадников с пиками и луками перебьёт деревню в 100 человек без напряга. Если она будет сопротивляться. Но она сопротивляться не будет, а отдаст половину скота и урожая, да ещё 5 человек в рабы и наложницы. Это СВОИМ татарам. А чужие татары возьмут всё, деревню сожгут, а всех, кто может ходить, угонят на рабовладельческий рынок. Поэтому рост населения на территории будущей России происходил медленно и в районах максимально удалённых от кочевий – это Ярославль, Вологда, Новгород. Уже район Москвы или Нижнего был местом стрёмным, народу там было мало.

Причем нельзя сказать, что татарское влияние было характерно только для территории Московии. Оно также было весьма заметно в Литве и Польше. Татары, как и в России, составляли часть местного дворянства, ещё в 18 веке в составе польской армии было несколько татарских полков, причём это речь шла только о неассимилированных татарах, исповедовавших мусульманство.





Неотретушированная фотография Феликса Дзержинского и бюст на основе посмертной маски – хорошо видны тюркские черты, характерные для части польского дворянства.

Однако на этих территориях татары не стояли у истоков государственности, кочевники привлекались для несения пограничной службы и как наёмники во внутренних разборках. В конце концов, часть из них стала частью правящего класса, но, конечно, ни Польша, ни Литва татарскими государствами не были. Татарское влияние в России началось на догосударственной стадии, а в Польше – на послегосударственной, хотя само польские государство было тогда очень слабое.

С другой стороны, не следует преувеличивать и значение кочевников в русской истории. Их количество относительно общей численности контролируемого населения невелико – 5% максимум. Кочевники, становящиеся правящим классом, дают защиту от диких набегов, что приводит к взрывному росту населения, сопровождающемуся освоением новых территорий, а сам правящий класс, состоящий из военной орды, оторванной от своего этнического и культурного субстрата, быстро ассимилируется. Тургены превращаются в Тургеневых. Дело тут не только в общей малочисленности, но также в крайней примитивности кочевой культуры, находящейся на дописьменной стадии развития.

Сколько лет продолжалось господство тюрков в Московии? Думаю, лет 100, причём речь шла о нескольких ханствах и чехарде правителей. Всё это только стало выстраиваться в единую династию и единое государство. Как только стало, повысилась пищевая ценность относительно заселённой и политически благоустроенной территории, и появилось два соблазна – с одной стороны, отстранения татар от управления со стороны местного населения, а с другой, захвата консолидированной территории извне – со стороны другого государства. Именно это и произошло в смутное время. При этом первое помогало второму, второе – первому.

Смутное время это ни что иное, как переход власти от тюрков к русским на фоне внешней польско-шведской агрессии и дальнейшего формирования наследственной монархии.

Официально события развивались так. Оказывается, у Ивана Грозного кроме детей умерших в младенчестве, погибшего Ивана и слабоумного Фёдора, был ещё последний ребёнок – царевич Вар (редчайшее христианское имя). Причём рождённый от седьмого (!) и незаконного (!) брака. Поскольку де имя было редкое, Вара обычно именовали Дмитрием (!)

Чтобы представить генеалогическую ситуацию рождения Вара, вспомним, что от первого брака у Грозного было 6 детей, от второго один, от третьего-шестого – 0. Ребёнок от второго брака родился в 1563 году. А Вар-Дмитрий от седьмого (незаконного) в 1582, незадолго до смерти отца.

Как кстати, звали первенца Грозного от первого брака? Оказывается, Дмитрий. Которого также звали Вар, потому что он родился в один день с Варом-2.

А кто такой Вар в христианской мифологии? Оказывается это святой, которому молятся при молитвах за нехристиан.

Скажем, есть у христианина друг-мусульманин Курбан-ага. Предположим, он заболел. Можно ли молиться за его выздоровление? Можно, хорошо помогает апелляция к святому Вару – тайному христианину, погибшему из-за того, что он стал открыто исповедовать веру в Христа.

Вот этот Вар-2 был, по мысли придворных историографов 18-19 вв., главным конкурентом узурпатора Бориса Годунова и был им злодейски умерщвлён в 8-летнем возрасте – в 1591 году.

А через 12 лет, в 1603 году в Польше появился Лже- или точнее Лжелжедмитрий, утверждавший что он чудесно спасшийся царевич. Но никакого погибшего царевича НЕ БЫЛО. То, что, якобы, был какой-то царевич Дмитрий, Годунов публично признал только после появления Лжелжедмитрия. А до этого считалось, что этого сына у Грозного не было, хотя, вроде, да когда-то умер какой-то княжеский отрок.

Кто такой Лжелжедмитрий I неясно, полагаю, что его не было вообще. Также как Лжелжедмитрия II, Лжелжедмитрия III, Лжелжедмитрия IV, лжесына Лжелжедмитрия II, лжедочери Федора I оказавшейся сыном Лжепетром, нулевого (т.е. никогда не бывшего) сына Василия Шуйского Лжелжеивана и т.д. и т.п.

Всё эти люди, тем не менее, реально существовали. Точно так же как дети Годунова, Василий Шуйский, и Владислав I. Ну и конечно Михаил Романов.

Просто для монархической историографии 18-19 века сама мысль, что на престол кто-то может претендовать ПРОСТО ТАК, была невыносима. Это десакрализовывало идею монархической власти. Поэтому удачные претенденты на трон объявлялись отпрысками высокородных династий, а неудачные – самозванцами, подделавшими документы.

В результате всё изложение событий смутного времени ходит птолемеевскими эпициклами, вплоть до того, что Лжедмитрий I, бывший де на самом деле Гришкой Отрепьевым, возил с собой Лжегришку, призванного доказать от противного подлинность самого Лжедмитрия.

В 1604 году отряд польских наемников, а также запорожских и донских казаков начал поход на Москву. Всего около 4000 человек – тогда вполне внушительная сила (даже с учётом того, что реально было вероятно тысячи полторы). Считается, что отряд возглавлял Юрий Мнишек, а не сам Лжедмитрий, но Мнишек с частью поляков вскоре уехал на очередной сейм, а к Лжедмитрию присоединился большой отряд донских казаков. Лжедмитрий остановился лагерем в Путивле, недалеко от границы, в мае умер Борис Годунов и войско, посланное против самозванца, перешло на его сторону – во главе с полководцем Петром Басмановым. Вскоре на сторону Лжедмитрия перешла и центральная власть. Ещё до его приезда в Москве убивают Фёдора, наследника Бориса Годунова, и его вдову (то есть, вопрос был заранее согласован в Москве ещё до вторжения отряда авантюристов). В июне 1605 Лжедмитрий торжественно въезжает в Кремль. Через месяц в Москву из ссылки прибывает лжемать Лжедмитрия, последняя жена Ивана Грозного Мария Нагая, постриженная в монахини. Лжемать тут же узнает лжесына, рыдает и весь дальнейший период живёт вместе с Лжедмитрием. В июле же он венчается на царствие.

Одной из креатур Самозванца является некий «Фёдор Романов» (беру имя в кавычки, т.к. почему-то отцом Романова считается «Захарьин-Юрьев», в свою очередь родившийся в семье «Захарьина-Кошкина», опять же родившийся в семье «Кошкина», то есть иными словами фамилия «Романова» может быть хоть Отрепьев.) Фёдор Романов, уже принявший сан под именем Филарета, освобождается от опалы и назначается митрополитом Ростовским.

Польское влияние на Лжедмитрия историками преувеличивается. В Москве стоял польский отряд и ближайшее окружение царя (точнее императора – он провозгласил империю) было польским. Но надо понимать, что тогда Польша была конгломератом территорий, контролируемых магнатами, предприятие Лжедмитрия было частной авантюрой. Сразу после занятия московского престола Лжедмитрий установил тесные отношения со Швецией, объявил поход на Крым, перекрыл католическое влияние (тогда в Польше, кстати, нейтрализуемое сильным протестантизмом) и даже обсуждал идею обратной интервенции – захвата Варшавы и коронации польским королём. Собственный секретарь Лжедмитрия – Бучинский, был протестантом, сам Юрий Мнишек принял католицизм недавно, а церковная политика Лжедмитрия внутри страны была явно проправославная. Он окружил себя церковниками, ввёл митрополитов в боярскую Думу и назначил патриарха из греческих монахов (есть подозрения, что он и ввёл чин патриарха в Московии).

Вероятно, Лжедмитрий хотел жениться на дочери Бориса Годунова Ксении и также, вероятно, что история с Мариной Мнишек была придумана задним числом. Лжедмитрий царствовал около года, и у него не было особых проблем. Он пользовался поддержкой значительной части боярства и был популярен среди народа. Когда татарин Шерефединов (кстати, убивший сына и преемника Годунова Фёдора) попытался убить Лжедмитрия, толпа разорвала его отряд.

Реально помолвка с Мариной Мнишек была заочной, невеста появилась в Москве с отцом, который вошёл в столицу во главе двухтысячного отряда поляков. Это было большой новостью для местной верхушки, «жениха» тут же убили, а Мнишеки откочевали в Ярославль.

Впоследствии была создана душещипательная легенда о том, что дегенеративный самозванец насиловал дочь Годунова для смеха, пока ждал прибытия из Польши суженой полячки (кстати, сравнительно небогатой и незнатной). Реально Ксения была пострижена в монахини перед обручением самозванца с Мнишек, при всех последующих правителях находилась в опале, и умерла в 1622 году. (Картинка в само верху текста иллюстрирует взаимоотношения Ксении с уродом.)

Характерно, что родственник Ксении Богдан Бельский, сильно способствовавший укреплению власти Годуновых, был одним из главных «лжедмитриевцев». Именно он одним из первых перешёл на его сторону и провозгласил истинным царем, заявив, что сам его в детстве и спас.



Милая историческая фантазия на тему женитьбы Лжедмитрия и Марины Мнишек.

Говорится, что Лжедмитрия убили через неделю после свадьбы на фоне массовых пьяных ссор с польским окружением Мнишек. Интересно, что одним из «камней преткновения» всегда называется нарушение поляками табу на телятину, будто бы существовавшее у московитов. Это пытаются неудачно объяснить постными днями (неудачно, потому что в пост нельзя есть любое мясо). Думаю, что телятиной заменили свинину, которую среди московской верхушки, - на половину состоявшей из татар, русско-татарских метисов и выкрестов, - есть в начале 17 века было уже можно, но ещё неприлично.

Характерно, что сама резня началась под флагом обороны Лжедмитрия от поляков, которые будто бы решили его убить. Я вообще не исключаю версии, что Лжедмитрий не приехал в Москву из Польши, а всегда находился в России. Польскую интригу на него стали навешивать после смерти и как раз те, кто в результате этой интриги пришёл к власти.

О самозванстве объявили только в момент убийства Лжедмитрия, при этом сославшись на слова его матери, которых по многим версиям не было. Впрочем, был ли сам Лжедмитрий убит тоже большой вопрос.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 369 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →