Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

166. ДОЛЖОК

Написал помещённый ниже текст давно, ещё в прошлом году, но по доброте душевной не стал печатать. Даже после многократных просьб.

Во-первых, автор пишет в ЖЖ под своей фамилией, искренне высказывает свою точку зрения. За это ему честь и хвала.

Во-вторых, я считаю автора коллегой-историком. В его ЖЖ есть интересные ссылки на исторические ресурсы, публикуются отрывки из документов. Он неподдельно увлечён историей советского периода.

Но, как всегда, глупое сердце "недогнало". Это у меня в жизни типовая ситуация: мозг автоматически высчитывает вредоносность субьекта, находит уязвимые узлы, подбирает метод уработки. Молниеносно. Дмитрию Евгеньевичу остаётся только "дать бумаге ход". Киборг стоит в коридоре с ручкой и приговором, умоляет хозяина поставить подпись. А хозяин, – российская размазня в семейных трусах и тапках на босу ногу, – добродушно улыбается:

- Ну уж, батенька, чего уж. Пускай как-то так. Не дал Господь, разве он виноват.

И несшибленная поганка разрастается в очередного холмогорова. Вот и на этот раз. Юзер bbb написал "разбор" моего фельетона в НГ, я почитал, махнул рукой и младенца забыл. А через два года юзер berezin в обычной прессе написал рецензию на "Магнит", где изобразил меня слабоумным кретином, причём все его построения базировались на одном единственном краеугольном камне. В сборнике есть фельетон о Дзержинском, а фельетон Дзержинского оказывается блестяще "срезал" в ЖЖ bbb.

И тем не менее прошу милого (или милое) bbb нижеследующее не принимать близко к сердцу. Если посмотреть объективно, знаменитые наезды Галковского ВСЕГДА являются простым следствием действий "наезжаемого". Часто действий многолетних. А на зеркало, как известно, пенять нечего.

Портрет Дуриана Грея


ЖЖ иногда даёт удивительную возможность проследить ход мысли. Как идея, часто гнилая, зародилась, как созревала, наливалась соком.

Юзер bbb прочитал мой фельетон о Дзержинском. Фельетон ему не понравился. В ЖЖ появилась мгновенная реакция:

И вот этого дурачка кто-то продолжает считать философом? Писателем?

Напомню, что фельетон был одной из первых моих публикаций после многолетнего перерыва. Так что bbb тут меня ещё и приветствует звоном металлической крышки от унитаза: "Гадина, гадина пришла".

Но тут же в мозгу у возмущённого обывателя звонит маленький серебряный колокольчик научного интереса: "Роникер". bbb продолжает:

Кстати, что это за Богдан Роникер, на которого ссылается Галковский? Кажется, был какой-то скандальный процесс по делу графа Богдана Роникера, еще до мировой войны. Впрочем, ясно, что лажа.

Лажа не лажа, а колокольчик звенит – bbb историк. Начинается рефлексия.

ge_m:
Какой-то Богдан Роникер, истыкавший ножами мальчика, встречается в материалах процесса Бейлиса. Наверное, железнодорожник...
А если серьёзно, то подобной логики я ещё не встречал: не восстанавливать не потому что ..., а потому что поляк.

bbb:
Что юзеры знают, где лежит яндекс, я не сомневался. Но настоящий Роникер яндексом не ловится!

ge_m:
Да, ваш с Галковским Ronikier и от яндекса ушёл, и от феликса ушёл. Напишите потом, если прочтёте.


Попутно с поисками загадочного Роникера (скорее всего, выдуманного Галковским), начинаются ритуальное попинывание виртуально поверженного противника единомышленниками.

trurle:
Стыд, да. Все потому что Галковский, как и полагает российскому интеллигенту, недооценивает преимущества регулярной строевой подготовки.
Каковой обладала польская армия в 20-м, и не обладала Белая Армия в 18-м.

bbb:
Да там, как и везде у Г., можно каждое предложение, каждый абзац обсасывать на предмет мудости.
Вообще же, согласитесь, объяснение поражения в войне с Польшей изменой Дзержинского - слово в исторической науке совершенно новое. Главное, товарищи изменщика по партии и ГПУ так это дело и не просекли. Потому что Роникера не читали.


Как видим, bbb полагает, что у только что созданной Польши, полугосударства, состоящего из окраин трёх империй, с пёстрым этническим составом, с экономической и военной разрухой, с некомпетентным руководством и вообще со спорными и эфемерными границами, оказывается, у такой Польши была хорошо обученная регулярная армия.
Неудивлюсь, если узнаю, что и Пилсудского bbb считает всамделишным маршалом а ля Фош.

Однако, вернёмся к Роникеру.

bbb:

Продолжение о Роникере
Все-таки это любопытно.
Роникер нашелся.
Это некий Bogdan Jaxa-Ronikier (иногда его пишут как Bohdan). Как же это произносится? Якса-Роникер? Джакса-Роникер? Яха-Роникер? Ладно, неважно.
У него действительно была книга под названием "Дзержинский, красный палач, золотое сердце" ("Dzierzynski, czerwony kat, zlote serce"). Вижу, что в 1937 году она вышла в Варшаве четвертым изданием. Почти 300 страниц. После 1989 года ее, кажется, переиздают в Польше.
Есть английский перевод - "The red executioner Dzierjinski (the good heart)", вышел в 1935 году в Лондоне. Попробую найти, хотя вещь редкая.
По всей видимости, это что-то вроде исторического романа, в лучшем случае - беллетризованной биографии. Из скудных библиографических описаний никак не следует, что это мемуар автора.

yan:
Видите, какие редкие книги читает философ и писатель (или, кажется, наоборот).
А еще он прочел и заучил наизусть полное собрание сочинений В.И.Ленина... (это с моей стороны провокация).


Ещё бы. Не можно же подобное утверждение принимать всерьёз.

bbb подхватывает тему:

Вот это и есть вопрос - читал или не читал? Имя автора-то исказил. Так что будем проверять, джаст фор фан.


Созревает гнилая груша, наливается словесным гноем. Ох уж эти проклятущие русские. Они и фамилии искажают. Например Гоголя-Яновского цинично именуют Гоголем. А Салтыкова-Щедрина – Щедриным. Или Щедрина – Салтыковым-Щедриным. Беда с этими фамилиями. Главное всё специально и от невежества. Не может же Галковский сказать в простоте хоть слово. Везде искажения, передержки, провокации. Такой человек.

И вот "момент истины":

Я обещал довести свое расследование истории с "графом Богданом Роникером" до конца - и довожу.
Книга Роникера нашлась. Она переиздана в Кракове в 1990 году. Первое издание было в 1932 году, за ним сразу последовали три переиздания в Польше и два перевода на английский.
Как ни странно, описываемый Галковским эпизод - расстрел Дзержинским железнодорожников - в книге присутствует, причем практически с теми же деталями, включая фамилии, родство одного из расстрелянных с Крупской и т.д. Роникер утверждает, что он, мол, был свидетелем этой сцены лично, и это, мол, было началом его третьей и последней встречи с Дзержинским.


Всё. "Плод засох". Тут бы образованный человек сей дурнопахнущий плод сдул или срезал, закопал в землю, в общем оставил Галковского в покое. "Не получилось." Ничего, на Галковском свет клином не сошёлся. Щелчок мыши и ничего нет.

А ничего подобного. Тут-то плод и вошёл в силу, запАх.

Тем не менее, Галковский очень искусно препарировал этот эпизод книги (совершенно фантастический, как будет ясно из дальнейшего).
Во-первых, он изменил его датировку. В книге Роникер неоднократно подчеркивает, что эпизод случился не где-нибудь, а в Гомеле, и не когда-нибудь, а в сентябре 1918 года. Роникер, дескать, в это время работал там на железнодорожной станции мелким служащим, после того, как ему удалось спастись из петроградской ЧК в январе 1918 года (там, мол, состоялась его вторая встреча с Дзержинским). Галковский же переносит эту поездку на время после гражданской войны, когда Дзержинский был назначен наркомом путей сообщения.
В результате Галковский смог предварить описание расстрела рассуждением о том, что, мол, в годы гражданской войны на железных дорогах сохранилось много старых специалистов, а теперь, после того, как война закончилась, Дзержинский почему-то (по Галковскому - из чистой русофобии) стал их расстреливать.
Дополнительное удобство переноса эпизода на два-три года по сравнению с книгой-источником состоит в том, что в сентябре 1918 года Дзержинский ни при каких обстоятельствах не мог инспектировать гомельский вокзал - в это время Гомель был все еще оккупирован немцами. Не знаю, почему этого не заметили ни сам Роникер, ни его издатели. Логичнее было бы перенести эпизод на сентябрь 1919 года - но тогда бы повисло в воздухе его завершение (Дзержинский узнает Роникера; не расстреливает его, а, наоборот, берет к себе на службу; привозит в Брест, где и устраивает свой штаб; потом вызывает к себе и приказывает провести ночную проверку советских пограничных постов на Буге - во время которой Роникер переходит реку на лошади вброд и убегает в Польшу). Между ноябрем 1918 и сентябрем 1919 у Роникера было бы достаточно времени перебраться в Польшу из Гомеля, для этого не требовалось целый год ждать приезда чекистов-расстрельщиков.
Во-вторых, Галковский сократил описание процедуры разбирательств на платформе гомельского вокзала. В оригинале Дзержинский сперва посылает своих головорезов в город привести группу случайно схваченных людей, потом опрашивает их, "буржуев" велит расстрелять на месте, а рабочих усаживает на отдельной скамейке - после чего уже приступает к допросу железнодорожников. Допрос выглядит так же, как описано у Галковского, только после диалога каждого несчастного с Дзержинским последний обращается к сидящим рядом рабочим и спрашивает их, нет ли у них претензий к допрашиваемому. Те неизменно вспоминают какие-то обиды (билеты без очереди не продал, поезда отправляет не вовремя и т.д.), после чего железнодорожников в наказание расстреливают. При этом на рабочих эти расстрелы никакого впечатления не производят, и жалобы свои они продолжают вываливать с тем же энтузиазмом.
При всей фантастичности и нелепости эпизода (как в оригинале у Роникера, так и в пересказе Галковского) искусное устранение линии с местными рабочими, опять-таки, удобно помогает дополнительно подчернить образ злодея-Дзержинского.
В-третьих, Галковский полностью убирает завершающую часть этого микро-сюжета, который своей абсурдностью окончательно перечеркивает все остатки достоверности.
У Роникера после завершения "чистки" среди железнодорожников и расстрела четырнадцати человек Дзержинский прямо на платформе выстраивает приехавших с ним чекистов и опрашивает их, кем они были перед войной. Один отвечает - "рыбаком" - и Дзержинский проходит мимо. Другой говорит - "помощником волостного писаря", и Дзержинский немедленно назначает его начальником станции. Третий - "сторож в часовой мастерской" - становится телеграфистом, и т.д. После этого Дзержинский снова вызывает городского комиссара и требует, чтобы тот предоставил в его распоряжение четырнадцать лучших своих людей, чтобы заменить чекистов, оставляемых для железнодорожной службы на станции. Понятно, что идиотизм этой сцены, с ее сложной заменой шила на мыло, для целей Галковского оказывается неудобным.


Аромат пахнущей тухлой курицей орхидеи шибает в лицо. Оказывается, теперь уже лгуны все: и Галковский, и Роникер. И цитирование Роникера Галковским тоже ложное. И объём цитирования тоже. Все шагают не в ногу. В ногу шагает только их благородие поручик Львин. Не может же он ошибаться. Это ведь абсурд.

И далее резюме: "Галковский шарлатан во всём".

Автора спрашивают:
agasfer:
А в чем ваша позиция, не поясните в 2х словах? ну, например:
(1) Дзержинский не расстреливал железнодорожников в Гомеле.
(2) Дзержинский не расстреливал железнодорожников никогда.
(3) Дзержинский не расстреливал вабще никого
(4) Чекисты не расстреливали вабще никого.
.........................................
(101) ???


Ответ bbb краток:
В том, что Галковский - прохиндей и шарлатан.

Напомню, что bbb полемезирует с маленьким фельетоном, опубликованным в оппозиционной "Независимой газете" осенью 2002 года. Я протестовал против переноса памятника Дзержинскому на Лубянскую площадь. По следующим соображениям:

1. Дзержинский кровавый палач
2. Шовинист и русофоб
3. Тёмная лошадка

Эти тезисы, насколько это возможно для газетного фельетона (к тому же МАЛЕНЬКОГО), я попытался иллюстрировать. Историческими фактами, высказываниями Дзержинского, Пилсудского, воспоминаниями Роникера. Думаю, что большей насыщенности информацией достигнуть было невозможно. Я сделал всё, что мог. И, учитывая массовость аудитории, сделал это в максимально читабельной форме. В результате фельетон прочли многие, я хоть чем-то помог властям отказаться от позорного и для их же престижа вредоносного решения.

Есть ли это действия "прохиндея и шарлатана"? Мне кажется, что прохиндей чутко улавливают политическую конъюнктуру и в современной обстановке написал бы совсем другой текст:

1. Дзержинский друг беспризорников
2. Русс... кх,гм, российский патриот
3. Кристально честный человек

И вот ТАКОЙ опус априори можно было бы назвать шарлатанским. Из-за полной перпендикулярности общепринятой трактовке "Железного Феликса".

Теперь о "конкретике".

По мнению bbb Галковский иллюстрирует послевоенную деятельность Дзержинского на должности наркомпути воспоминаниями, относящимися к сентябрю 1918 года. Почему Галковский так поступает? Потому что подонок и шарлатан.

А я предлагаю несколько другую версию. Наркомпути Дзержинского назначили в феврале 1921 года, сразу после окончания гражданской войны. Никакого опыта управлением этой технически сложной отраслью у него не было. Если не считать террор транспортных частей ЧК, расстреливающей "мешочников". Одновременно Дзержинского оставили на должности руководителя ЧК. Для чего это было сделано? Очевидно для проведения образцового, массового террора среди железнодорожников. Которых, как я отметил в своём тексте, во время гражданской войны вынужденно терпели. И Дзержинский этот террор провёл. За время его работы количество ж.д.служащих сократилось с 1 млн. 725 тыс. до 760 тыс. Миллион – фьють! Разумеется растреляли не всех. Даже посадили не всех. Основную массу просто вышвырнули с детьми на улицу – подыхать. А большой процент 760 тысяч человекомест, освободившихся от русских, укомплектовали полуобразованными, но зато лояльными инородцами. Дороги встали, Дзержинского убрали.

В этом и был коварный план Ленина. После окончания гражданской войны он наметил одиозного Дзержинского убрать, скомпромитировав развалом НКПС. При этом достигалось две цели – руками человека, который умел только одно - убивать, проводилась социальная и этническая чистка железных дорог. Ленин намеревался убрать идиота максимум через год, но ему помешала болезнь – Дзержинский продержался дольше и даже пошёл на повышение. Об отношении Ленина к Дзержинскому можно судить хотя бы по следующему заявлению:

"Мне пришлось на днях ознакомиться лично с состоянием автодрезин ВЧК, находящихся очевидно, в совместном заведовании ВЧК и НКПС <...> Состояние, в котором я нашел автодрезины, хуже худого. Беспризорность, полуразрушение (раскрали очень многое!), беспорядок полнейший, горючее, видимо, раскрадено, керосин с водой, работа двигателя невыносимо плохая, остановки в пути ежеминутны, движение из рук вон плохо, на станциях простой, неосведомлённость начальников станций (видимо, понятия не имеющих, что автодрезины ВЧК должны быть на положении особых литер, двигаться с максимальной быстротой не в смысле быстроты хода - машины эти, видимо, "советские", т.е. очень плохие, - а в смысле минимума простоя и проволочек, с ВОЕННОЙ АККУРАТНОСТЬЮ), хаос, разгильдяйство, позор сплошной. К счастью, я, будучи инкогнито в дрезине, мог слышать и слышал откровенные, правдивые (а не казённо-сладенькие и лживые) рассказы служащих, а из этих рассказов видел, что это не случай, а вся организация такая же неслыханно позорная, развал и безрукость полнейшие. Первый раз я ехал по железным дорогам не в качестве "сановника", поднимающего на ноги всё и вся десятками специальных телеграмм, а в качестве неизвестного, едущего при ВЧК, и впечатление моё - безнадежно угнетающее. Если таковы порядки особого маленького колёсика в механизме, стоящего под особым надзором САМОГО ВЧК, то могу себе представить, что же делается вообще в НКПС! Развал, должно быть, там невероятный."

Это написано в начале 22 года. Ясно, что после сибирской чистки Феликсу Эдмундовичу приготовили пинок.

Как Дзержинский действовал конкретно? А так и действовал. Ездил по станциям на личном составе с чекистами и творил полоумную расправу. Затем состав останавливался в крупном железнодорожном узле и выжигал нервное сплетение планомерно. Такова была двухмесячная поездка, точнее, карательная экспедиция, Дзержинского в Сибирь в начале 1922 года, так же он действовал годом ранее на Украине.

Показания очевидцев?.. А поищите. Официальные документы? Пользуйтесь на здоровье:

"Поездка Феликса Эдмундовича на Украину имела большое значение для восстановления транспорта одной из крупных советских республик. Как отмечал в своих воспоминаниях Ю.В.Рудый, работавший в то время начальником Южного округа путей сообщения, после ярких речей и сердечных бесед наркома люди буквально перерождались, общение с ним давало им колоссальный заряд энергии. Феликс Эдмундович лично руководил расстановкой членов партии, мобилизованных на транспорт. В беседах с руководителями транспорта Украины он умело использовал метод убеждения. Один из руководителей Южного округа путей сообщения вспоминал, как Феликс Эдмундович, находясь в Харькове, собрал в своём вагоне ответственных работников и целую ночь убеждал их в необходимости изменить систему управления дорогами и водными путями".

Это из официального жития. Тоже документ, и фактов там, для СПЕЦИАЛИСТА, знающего эпоху и умеющего читать между строк, много.

Но для массового читателя, в фельетоне... В котором, я между прочим, заметил: "Приведённые воспоминания конечно могут быть фантазией. Хотя их автор - поляк (граф Богдан Роникер), что в данном контексте служит дополнительным аргументом в пользу подлинности".

Конечно Богдан Роникер личность тёмная. Например, описание его второй встречи с Дзержинским начинается так:

"В январе 1918 года я жил в Петрограде с чужим паспортом (как Вильгельм Шмидт). Я перебрался через линию фронта, чтобы присмотреться к новым российским порядкам".

Так вот от себя перебрался. Заинтересовался порядками. Ясно, что он работал на немцев. Или на австрийцев. Или на англичан-французов. А может и на всех одновременно. Но именно такой свидетель и мог выжить, а выжив, рассказать о художествах любимого "Феликса Эдмундовича". Это польский авантюрист, такого же склада, что и Дзержинский, но неизмеримо меньшего ранга. Я ставлю источник под вопрос, но сценка характерная, в ОБЩЕПРИНЯТУЮ схему деятельности Дзержинского вполне укладывается.

Кроме того, это фактически официальная польская точка зрения 20-30 годов. Книга Роникера была бестселлером в националистическом полицейском государстве. Тема – сверхщекотливая. Значит, ТАК БЫЛО УГОДНО ВЛАСТЯМ. Дзержинский? Да, палач, садист. Но НАШ. "Красный палач с золотым сердцем". Основная тема книги – затаённая глубоко внутри любовь Дзержинского к Польше, постоянно подкрепляемая НА ДЕЛЕ. Конечно, Роникер много бульварно приукрашивает, врёт чем дальше, тем больше. И с датами у него путаница. (Кстати, Тема для bbb, если ему, как он пишет, "очень интересна история русской революции и советско-польских отношений" – взаимоотношения большевиков с немцами в период пересменки 10.18-.н.19 и география перемещений Дзержинского в этот период.)

Книга Роникера - сложная амальгама личных переживаний, литературщины, политической тенденциозности. Но всё же, на безрыбьи - это истрический документ, достойный изучения. Сцена с Улиткиным и Мицкевичем производит впечатление подлинности. Не смотря на уверения bbb в обратном. И уж конечно я сократил текст не из каких-то "прохиндейско-шарлатанских" соображений, а из-за ограничений, накладываемых газетной публикацией.

bbb считает, что я убрал эпизод с одобряющими расстрел рабочими дабы дополнительно очернить образ столь любимого Феликса Эдмундовича.

Похоже, мой критик совершенно лишён человеческого чутья. Он не понимает смысла нарисованной Роникером картины. Перед его глазами какие-то странные фантастические рабочие. У них на глазах расстреливают людей, одного за другим. А им ВСЁ РАВНО. Скотина бьётся, когда рядом закалывают другую скотину. А человек - ему ведь всё равно. Ворвались убийцы в дом, выстроили подъезд и стали одного за другим расстреливать. Кого побогаче да почище. Спрашивают трясущегося от страха соседа:

- Слушай, а мож мы кого неправильно шлёпнули. Ты скажи, не стесняйся.
- Правильно. Что ни делаете, всё правильно. У меня жена, пятеро детей по лавкам. Все поддерживают.
- А ПОЧЕМУ правильно. Ты разверни.
Обезумевший от ужаса человек лепечет:
- Ну эта, - судорожно сглатывает, - сигнализация у него по ночам на машине шумит, детей пугает, дети у меня.
- Хорошо, правильно. А кого ещё к стенке рекомендуешь?
- Сверху соседа возьмите. Водой заливает. У меня дети.

Вот уже и соучастники. "Народ поддерживает". Как сказано в энциклопедии тоталитаризма: характерной особенностью подобных режимов является создание массовых партий с целью переложить ответственность за репрессии на основную часть населения и сделать их, хотя бы фиктивно, соучастниками своих преступлений.

Изъятая мною сцена является дополнительной гранью характеристики законченного садиста. bbb считает, что Дзержинский расстреливал людей "по просьбам трудящихся", так что ли? Пристали на улице – расстреляй да расстреляй, - добрый дядя Филя и уважил, спас трудящихся от местных супостатов. Не читавших Мицкевича.

Висит груша – нельзя скушать. Лопнула и закапал вниз липкий вонючий гной.

И конец сцены коварный Галковский скрыл от общественности. Потому как не на его мельницу вода. ЭТО ПОЧЕМУ ЖЕ? Да я эпилог скрыл, общественность ПОЖАЛЕВ. Не хотел разжигать полонофобию. Шёл в детстве через железнодорожный переезд, там раздавило кого-то, мне отец глаза ладонью закрыл. Так и шёл метров 40 с отцом за ручку с закрытыми глазами. А если отцовскую руку убрать?

Конец конвейера смерти:

Дзержинский:
- Следующий!
- Олоненко, телеграфист.
- Что имеете против него?
Среди рабочих тишина. Молчание. Олоненко глупо улыбается.
- Ничего не имеете против? Идеал? Идеалов нам не надо. Под стену его.
И Олоненко пристрелили, как бешеного пса. Отчаяние меня охватило дикое. Пришла моя очередь. Смотрит на меня Дзержинский, и нет в его взгляде ни удивления, ни сочувствия, ничего... Равнодушие и смерть.
- Кем были до революции? – интонация безучастная, как и по отношению к другим.
Я ни с того ни с сего выпалил:
- Свинопасом! – умирать так умирать.
А Дзержинский солидно ответил на это:
- Хорошо. Именно такие нам и нужны.

Барзо, панове! Для себя понял ("свинОпас"), а для окружающих – учитесь. Вот с кого делать жизнь юноше обдумывающему житьё. Конечно если он не поляк.

Надо отметить, что сцена расстрела написана мастерски (замотивированность действий, характеры, исполнение, деталировка), а в целом по книге Роникер писатель никудышный. Так что это или зарисовка с натуры, или пересказ подробных воспоминаний очевидца.

Скорее всего, Роникер стал очевидцем одной из поездок Дзержинского на фронт в качестве особоуполномоченного ЦК. Людей он расстреливал по пути следования походя, почти от нечего делать. Цель была другая. А ПОЛЮБИЛ Дзержинский железные дороги позже, в бытность наркомпути. Но никакой разницы между методами Дзержинского в 1918-1919 и 1921-1922 не было. Тем более, что "наводил порядок" он на территориях, только что занятых большевиками и являющихся базой повстанческого движения.

В чём же здесь страшное преступление, которое допустил нет, в данном случае не историк, а публицист и писатель Д.Галковский? За что ж его так наотмашь: прохиндей, шарлатан...

На чём этот гнилой дуриан вырос? (Есть такой специфический фрукт в юго-восточной Азии, лакомство местных мартышек. Кто раз нюхнул, не забудет никогда. Говорят что-то вроде чесночного кала.) С чего bbb блеванул на пустом месте? Его даже спросили: может, чего личное. Он стал отнекиваться. Я внимательно перечитал ЖЖ и пришёл к выводу, что он считает меня... полонофобом (!)

А я писал СОВСЕМ О ДРУГОМ. Об опасности, нет не патриотизма, - это чувство благородное, в минуты национальной катастрофы спасительное и святое, - я писал о шовинизме. Что человек, которому вновь хотят поставить памятник на Лубянке,был отравлен ненавистью к чужым народам. И в шапке-невидимке мечтал в детстве убивать чужаков (сколько, интересно, в Палестине маленьких арапчат мечтает о такой шапке?).

К ЧЕМУ пришёл Дзержинский? К истории библейской. Палач с золотым сердцам создал репрессивный аппарат, который убил, - нет не польский офицерский корпус, - он убил Польшу. Польша была жива и имела шансы стать великим европейским государством только через свою аристократию, часть аристократии общеевропейской. Это, кроме России, был единственный славянский народ, представленный в европейской элите. Вся польская аристократия служила в армии, на должностях офицерских. И её закатали в Катынь. Польша выжила, но это уже другая Польша – не Бжезинских, а Валенс. Не вторая Россия, а вторая Белоруссия. И сделал это мальчик с золотым сердцем, мечтающий - нет не о девушке, нобелевской премии, воинском подвиге, наконец... а мечтающий МОЧИТЬ ЧУВАКОВ. Чурок, кацапов, хохлов, ляхов, бошей, макаронников. И конечно же ЖИДОВ, ЖИДОВ, ЖИДОВ... Это куда ветер подует. Главное под лапатку хрясть и чтобы БЕЗНАКАЗАННО.

А ведь ЕСТЬ такие люди, и именно в специальных головных уборах, делающих их невидимыми. Для них и слово специальное, видимо Вам незнакомое. Я его подскажу: ПАЛАЧ. И вот странность какая выходит. Если эти палачи убивают не железнодорожников или продавцов на рынке, а воров и убийц, то люди всё равно особого восторга от их деятельности не испытывают. Почему-то считается зазорным подать им руку, сесть рядом, даже иметь общих знакомых. Об оклеветанном прохиндеем Галковским Дзержинском Вы не сказали дурного слова. Ни одного. Меня же оскорбили неоднократно. Да если бы я был даже несправедлив к этому... существу, всё равно. "Попал под Галковского. Кто? Дзержинский А, ничего. Пускай, гад, помучается". А Вы встрепенулись, значит, грудь подставили: "Нашего Феликса Эдмундовича обижают".

Вас тут называют либералом. Либерал-то, Вы, как дрезина у Ленина - СОВЕТСКИЙ. Вроде "губернатора" Абрамовича или "экономиста" Гайдара. И еврей, похоже, тоже СОВЕТСКИЙ.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 83 comments