Галковский Дмитрий Евгеньевич (galkovsky) wrote,
Галковский Дмитрий Евгеньевич
galkovsky

292. ПИКСЕЛ №3

Пиксел №3 - на животике. Вспоминает на polit.ru Анатолий Цыганок (значимая фамилия). Статья тоже с говорящим названием "Белодомовские мифы августа 1991".

Цыганок в 1991 году был полковником, старшим преподавателем кафедры Военно-инженерной академии имени Куйбышева. Т.е. это взгляд на события человека военного и человека достаточно интеллигентного. Немолодого, в конце концов. 19 августа был в отпуске, по своей инициативе пошёл к Белому дому после сообщения о создании ГКЧП (то есть, когда на самом деле всё было кончено). Пришёл:

"У Белого Дома царила неразбериха: кто-то митинговал, кто-то командовал, кто-то куда-то звал… Единого командования не было. Свои штабы имели «ДемРоссия», Ельцин, Руцкой, депутаты Филатова, Хасбулатова, Ковалева…"

Полковник попросился в дело:

"В ответ услышал: «Ну что ж, полковник, иди нашему капитану в распоряжение». Капитаном был мастер какого-то радиозавода, в недавнем прошлом старший лейтенант запаса («капитана» он себе для солидности присвоил сам)".

Вечером полковник пошёл домой, утром надел военную форму и прибыл к Белому дому. Отрапортовал «присмотревшемуся к нему депутату Качанову»:

"Кандидат наук, бывший начальник оперативного отдела, разрабатывал учения для начальников инженерных служб военных округов и армий".

Качанов обрадовался:

"Это то, что нужно. Мы формируем штаб обороны. Не хотите в нем поработать начальником оперативного отдела?"

Без комментариев.

Работа начальника оперативного отдела заключалась в том, что товарищ Цыганок сел на телефоны и стал по обычной связи обзванивать военные объекты и спрашивать "кто в городе".

21-го делать было нечего, из штаба народ стал разбегаться. Ходили слухи о "готовящемся штурме". 22-го объявили, что Пуго застрелился и штабу можно расходиться по домам. ВСЁ. 24-го изъяли список штабных работников:

"24 августа юрист штаба подполковник Владимир Никитин вдруг потребовал изъять для переработки 1-й экземпляр приказа № 3 Министра обороны РСФСР "О создании штаба обороны Белого Дома". К 24-му августа в нем числилось 26 человек. Но после "переработки" он неожиданно распух, увеличившись более, чем в два раза. К штабу оказались "прикомандированными" полковники и генералы, которые все четыре дня отсиживались, не разработали ни одного документа, а в ночь с 20 на 21 спокойно спали на стульях в собственных кабинетах, которых даже на подступах к Белому Дому никто не видел. Однако именно они потом получили и государственные награды и очередные воинские звания, включая секретаря – делопроизводителя комитета. А сам юрист штаба Владимир Никитин в период с августа 1991 по январь 1992 года от подполковника дорос аж до генерала. Действующие офицеры штаба, те, что «пришли с улицы», новым Министром обороны РФ генералом Грачевым в 1992 году из армии были потихоньку уволены. Тем, кто явно поддержал ГКЧП, тоже досталось. Под различными предлогами из Вооруженных сил в 1991-1992 годах убрали более 300 генералов".

Т.е. убрали всех лохов, которые в событиях 19-21 пытались поучаствовать всерьёз.

Цыганок пишет, что поверх штаба действовали две силы. Во-первых, десантники во главе с Грачёвым-Лебедем. Вопреки бытующему мнению, ЭТО БЫЛА ГВАРДИЯ ГКЧП. Т.е. войска «ГКЧП», «окружившие» Ельцина это были десантники Грачёва. Тут каждая лапшинка ценна, поэтому дам обширную цитату:

"ГКЧП поддержала большая часть офицеров КГБ и МВД СССР, а также воздушно-десантные войска во главе со всем своим командованием. Мне тогда и в голову не могло прийти, что через 5-10 лет о десантниках будут говорить как «о самых верных защитниках демократии». И это несмотря на то, что непосредственным разработчиком плана использования сил и средств Минобороны при введении ГКЧП был именно генерал ВДВ Павел Грачев. По его команде были поданы самолеты для переброски 104-й дивизии из Пскова и 26-й отдельной бригады ВДВ – в Ленинград, а 23-й – в Кременчуг (Киевский военный округ). 21 отдельная бригада ВДВ высадилась в подмосковной Кубинке, чтобы «взять под охрану» все главные объекты в столице.

Еще 19 августа участники обороны Белого Дома узнали о том, что на одном из оперативных совещаний заместитель командующего ВДВ по боевой подготовке и ВВУзам генерал-майор Александр Лебедь разработал интересный план. Он попросил выдать ему побольше российских флагов, чтобы его бойцов, которые будут ими размахивать, на баррикадах приняли за своих. Тогда они смогут вплотную подойти к Белому Дому и одним батальоном внезапно его захватить.

Об этом тут же было доложено Руцкому. И когда вечером 19-го десантный батальон Лебедя попытался двинуться к Белому Дому, москвичи преградили ему дорогу. Лебедю предложили переговорить с Константином Кобецом. Он отказался, сказав, что выполняет приказ командующего ВДВ, и дал приказ батальону двигаться к стенам Белого Дома. Но москвичи взяли их машины в плотное кольцо. Обстановка накалилась.

Тут вмешался Руцкой. Он уговорил Лебедя встретиться с Ельциным. И в разговоре с ним генерал дал честное слово, что его десантники не поднимут оружие против защитников демократии. После чего 8 боевых машин десанта подошли к северному порталу здания и, по словам Лебедя, «взяли защитников демократии под охрану». Но мы понимали, что в случае штурма они могут стать «троянским конем», а потому, по решению штаба обороны, неподалеку от них было решено расположить надежный резерв – 300 «афганцев» Аушевского комитета воинов–интернационалистов.

У белого Дома десантники простояли до утра, пока их командир майор Сергеев не свернул батальон и не ушел, разведя руками: «У меня приказ». Видимо, батальон выводился, чтобы не попасть под «дружественный огонь» во время предполагаемого штурма, о котором нам, членам штаба по обороне, было уже известно.

В этот день, в 14 часов, в Минобороны прошло закрытое совещание, где присутствовали маршал Ахромеев — советник президента СССР Горбачева, замминистра обороны СССР, командующий ВДВ генерал Ачалов, начальник Генштаба Моисеев, заместитель командующего ВДВ Павел Грачев. Там разрабатывался план штурма Дома Советов, который должен был состояться в ночь с 20-го на 21-е августа. Главная роль в нем отводилась группе «Альфа». Ее командиру, генерал–майору Виктору Карпухину, для этого давались в распоряжение 15000 человек: спецподразделения трех высших управлений КГБ и московского ОМОНа, а так же вся дивизия Дзержинского и два воздушно-десантных полка из Молдовы.

После совещания генералы Карпухин и Лебедь, который накануне обещал Ельцину, что не прольет кровь защитников демократии, отправились на рекогносцировку. Они незаметно объехали вокруг российского парламента и составили план действий, который предполагал, что в 3 часа ночи подразделения ОМОНа очистят от людей площадь у Белого Дома с помощью газа и водометов. Сразу после этого на нее войдут спецподразделения. Затем, используя гранатометы, они в течение 15 минут займут Белый Дом. Поддержку с воздуха обеспечат вертолеты".


Но случилось непредвиденное. Вертолёты заблудились, Альфа стала Омегой. Бывает.

Это те, кто нападал на Белый Дом: Грачёв, Лебедь. А кто его защищал? Кроме опять же Лебедя и Грачёва (ух, хитрющие десантники – как всё устроили: сами нападают, сами защищаются!), - триста спартанцев генерала Аушева, будущего падишаха Ингушетии. "Чешуёй как жар горя" 300 чеченцев и ингушей ситуацию ПОДСТРАХОВЫВАЛИ. Стреноживали «троянского коня». Так и повелось с 19 августа: "Лебедь-Дудаев, Дудаев-Лебедь". Пока по-хорошему одному торпеду в харю не залудили, а другому авиакатастрофу не спроворили. Увлеклись ребята нанайской борьбой маненько.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 201 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →